Линки доступности

Уильям Барр – что известно о кандидате на пост Генпрокурора США


William Barr

Кандидат на пост главы Минюста США считает, что Роберт Мюллер должен закончить свое расследование

Уильям Барр станет первым высокопоставленным чиновником, чью кандидатуру будет рассматривать сенатский комитет по вопросам юриспруденции со времен слушаний в отношении номинации Бретта Кавано на должность члена Верховного суда США.

Слушания состоялись в конце сентября 2018 года и запомнились обвинениями в сексуальных домогательствах в адрес кандидата на высокую должность, свидетельскими показаниями профессора Кристины Блейзи Форд, утверждавшей, что будущий судья в юношеском возрасте пытался ее изнасиловать, эмоциональным поведением самого Кавано и огромным общественным резонансом, в результате которого о пережитом насилии сексуального характера рассказали десятки голливудских актрис и тысячи простых американок.

Грядущие слушания по номинации Барра продлятся два дня, 15 и 16 января, и обещают стать испытанием для сенатского комитета – у демократов немало вопросов к кандидату на должность главы Минюста, основная часть которых касается расследования спецпрокурора Роберта Мюллера в отношении российского вмешательства в американские выборы 2016 года.

Есть, впрочем, и личные: сенатор-демократ Эми Клобушар ранее публично жаловалась, что Барр пренебрег традиционными, визитами вежливости в офисы законодателей, чтобы обсудить с ними самые болезненные вопросы. Впоследствии, и она, и ее коллеги – Дайан Файнстайн, Патрик Лихи, Шелдон Уайтхаус и Крис Кунс – встретились с номинантом на должность генпрокурора и после визита Барра рассказали журналистам, что основной фокус бесед был сосредоточен на расследовании спецпрокурора ФБР Мюллера.

Слушания по кандидатуре Барра
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:35 0:00

Барр и расследование Мюллера

Вступительная речь кандидата на должность генпрокурора США была обнародована менее, чем за сутки до рассмотрения его кандидатуры комитета Сената. В ней Барр подчеркивает, что почти ушел на пенсию, не стремился к должности главы Минюста и отказывался от нее, поскольку вместе с женой мечтал о спокойной старости в окружении дочерей и внуков.

Упреждая вопросы общественности и сенаторов о расследовании Мюллера, Барр также отметил: «Я верю, что жизненно важно, чтобы спецпрокурор мог окончить свое расследование. Я знаю Роберта Мюллера лично и в профессиональном плане вот уже 30 лет. Мы работали вместе в Министерстве юстиции во времена администрации президента Буша и с тех пор мы – друзья. Я глубоко уважаю Боба (Роберта Мюллера – Русская Служба «Голоса Америки») и его выдающийся послужной список на государственной службе. Когда он был назначен специальным прокурором, я сказал, что этот выбор был «хорошей новостью» и, зная его, я уверен, что он справится с заданием правильно. Я до сих пор в этом уверен».

Барр пообещал, что «не позволит однопартийной политике, личным интересам или другим неуместным оценкам вмешиваться в это или любое другое расследование». По его словам, он будет «следовать правилам, регулирующим действия спецпрокурора со всей скрупулезностью и преданностью», а Роберт Мюллер под его руководством, сможет окончить свою работу.

Соискатель должности генпрокурора также отметил, что считает важным информировать общественность и Конгресс о результатах работы офиса спецпрокурора и пообещал всю возможную, но в рамках закона, открытость в отношении расследования, которое проводит Мюллер.

Ранее Барр критиковал действия спецпрокурора – так, в июне 2018 года, он обнародовал 19-страничный меморандум, адресованный тогдашнему заместителю генпрокурора, курировавшему расследование, Роду Розенстайну и помощнику генпрокурора Стивену Эйнджелу. В нем он отмечает, что «нельзя позволять Мюллеру требовать от президента дачи показаний в отношении возможного противодействию правосудию. Вне зависимости от того, есть ли у спецпрокурора достаточно сильная доказательная база, его теория о противодействию правосудию истолкована самым губительным образом».

В своем нынешнем вступительном слове Уильям Барр упоминает свое июньское открытое письмо, отмечая, что оно было узкоспециализированным, объясняло его ход мыслей в отношении специфики противодействию правосудию и базировалось на информации, которую он получил из средств массовой информации. В свою очередь, по словам Барра, оно «ни в коем случае не касалось и не ставило под сомнение расследование российского вмешательства в американские выборы 2016 года, оно также не касалось других теорий возможного противодействия правосудию и не подразумевало, что президент не может противодействовать отправлению правосудия, как это было ошибочно отмечено».

Иностранные злоумышленники, иммиграция и преступность: о чем еще Барр скажет во вступительной речи?

Соискатель должности генпрокурора США обещает бороться с преступностью, защитить общественность от самых яростных и закоренелых нарушителей правопорядка и членов банд, собираясь объединить усилия государства и местных партнеров в этой связи.

Кроме того, он отмечает политический окрас, который приобретают многие преступления. Так, по словам Барра, в американской системе правосудия, политические разногласия регулируются свободой выборов и свободой слова. Таким образом, возможный главный юрист акцентирует внимание на том, что «нельзя допустить, чтобы политическое насилие заменило наши политические дебаты». По его словам, это будет одним из его приоритетов, в случае утверждения в должности.

Барр также сделает акцент на вопросе нелегальной иммиграции – по его мнению, это «может создать опасные условия на границе для всех присутствующих, создать широкую улицу для преступников и террористов, чтобы те получили доступ в нашу страну». В свою очередь, отмечает Барр, легальные мигранты всегда приносили огромную пользу США. По мнению соискателя должности главы Минюста, чтобы удостовериться в том, что иммиграционная система работает правильно, США должны защитить границы, убедиться, что наши законы позволяют устанавливать, задерживать и избавляться от тех, кто попал в страну незаконно.

Барр еще раз вернется к вопросу Мюллера и отметит, что одним из приоритетов работы его в качестве генпрокурора станет защита честности избирательных процессов. Он обещает, что «выстроит свою работу на основе того, чтобы уже сделано и спецпрокурором, и усилиями нынешнего руководства Минюста, чтобы убедиться в том, что вся полнота наших возможностей направлена на то, чтобы противостоять иностранным индивидуумам, которые незаконно вмешиваются в наши выборы». Барр считает, что США должны ответить на любое иностранное вмешательство с помощью самых жестких мер, также должна проводиться работа со всеми партнерами и на государственном уровне, чтобы убедиться в том, что избирательная инфраструктура полностью защищена.

В случае утверждения на должности, Барр обещает служить с той же независимостью, с которой он делал это в 1991 году, когда впервые был номинирован на должность генпрокурора во времена администрации Джорджа Буша-старшего.

По его словам, «президент Трамп не добивался от него гарантий, обещаний и обязательств любого характера, как высказанных, так и подразумеваемых». Он, Барр, в свою очередь, не обещал главе Белого дома ничего, кроме того, что будет руководить министерством со всей честностью и профессионализмом.

История прежних взглядов: аборты и власть президента

Еще в 90-е Барр в должности помощника генпрокурора написал несколько юридических обоснований относительно вторжения США на территорию Панамы, и возможности для сотрудников ФБР работы на иностранной территории без согласия на это правительства этой страны, если их деятельность касалась расследований в сфере терроризма и наркотрафика.

Барр неоднократно и публично заявлял о себе, как о противнике абортов – и во время телевизионных интервью, и во время слушаний в отношении его кандидатуры в сенате в 90-е годы.

Разведчик, китаевед, юрист, музыкант и единожды генпрокурор

Уильяму Пелхаму Барру 68 лет, он родился в Нью-Йорке в семье преподавателей Колумбийского университета. Его мать – ирландка и католичка, отец – еврей, впоследствии принявший веру жены и вырастивший сына в соответствии со строгими стандартами католицизма.

Барр окончил две престижные нью-йоркские школы, стоимость обучения в одной из них, Хорас Манн, сейчас составляет около 50 тысяч долларов в год. Затем учился в альма-матер родителей – Колумбийском университете, где получил сперва степень бакалавра в отрасли управления, затем магистра по этой же специальности, к которой прибавил специализацию китаеведа.

Барр с отличием защитил докторскую диссертацию в Университете Джорджа Вашингтона и получил назначение в Центральное Разведывательное Управление, где проработал с 1973 по 1977 годы.

Недолгое время, около года, Барр был сотрудником Апелляционного суда округа Колумбия; служил в администрации Рейгана на должности заместителя помощника директора по правовой политике – оттуда он ушел в частную юридическую фирму на целые девять лет.

В 1989, вскоре после вступления в должность, президент Джордж Буш-старший назначил Барра на должность помощника генпрокурора, в офис по юридическому сопровождению. Тот сделал стремительную карьеру – уже через год Барр стал заместителем генпрокурора, а в 1991, после того, как тогдашний генпрокурор Ричард Торнбург решил посоревноваться за сенатское кресло, стал сначала временно исполняющим его обязанности, а затем был номинирован президентом Бушем на должность главы Минюста. Двухдневные слушания относительно его кандидатуры, по тогдашним отзывам журналистов, были тихими, и он получил полную поддержку Сената.

Барр прослужил генпрокурором 2 года, с приходом администрации Билла Клинтона ушел в частный сектор, проработав старшим членом правления компании GTE, которая впоследствии слилась Bell Atlantic и стала называться Verizon.

Одновременно он служил в совете посетителей одного из старейших учебных заведений США – колледжа Уильяма и Мэри, был сопредседателем комиссии по реформированию криминального правосудия и аннулированию условно-досрочного освобождения, действовавшей в штате Вирджиния во времена губернатора-республиканца Джорджа Аллена.

В 2008 Барр частично ушел на пенсию из Verizon, но продолжал работу в качестве независимого директора Time Warner и советника одной из крупнейших международных юридических фирм Kirkland and Ellis.

В свободное от юридической и политической жизни время соискатель должности генпрокурора США играет на волынке – он профессиональный музыкант с 60-летним опытом.

Барр и его жена Кристин женаты 46 лет, они оба католики и придерживаются консервативных взглядов. Дочь Барра, Мэри, работает в министерстве юстиции и отвечает за вопросы, связанные с борьбой с опиоидным кризисом.

  • 16x9 Image

    Наталка Писня

    Наталка Писня (имя и фамилия настоящие). Журналист, специализация - российское расследование, экономика, внутренняя и международная американская политика, отношения США, Украины и России. Работала в вашингтонском бюро Би-би-си, возглавляла американский корпункт украинской телекомпании 1+1, освещала 2 украинские революции, работала на Востоке Украины, сотрудничала с украинскими телеканалами TVi, “5 канал”, ICTV, еженедельником “Зеркало Недели” и веб-порталом “Новое время”. Пришла в журналистику в 1997 году. На "Голосе Америки" - с 2018-го. 

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG