Линки доступности

Эксперты – о потенциальном эффекте увеличения налогового бремени на конечного потребителя товаров и услуг

МОСКВА – Госдума в первом чтении одобрила законопроект о повышении ставки налога на добавленную стоимость (НДС) с 18% до 20%. В случае подписания документа президентом он вступит в силу с 1 января будущего года.

НДС – самый крупный федеральный налог, он дает свыше трети (34%) доходов бюджета, указывалось в отчете "Райффайзенбанка".

С инициативой о повышении НДС правительство РФ выступило 14 июня – в день старта футбольного чемпионата мира. Министерство финансов рассчитывает за счет повышения налога ежегодно пополнять казну приблизительно на 620 млрд. рублей. По некоторым оценкам, примерно две трети от этой суммы заплатит конечный потребитель.

За принятие проекта в Госдуме выступил, в частности, замглавы Минфина Илья Трунин, заверивший всех, что «цены и налоговая нагрузка на важнейшие социальные товары и услуги» не претерпят изменений.

Независимые эксперты прогнозируют, что больнее всего повышение НДС ударит по ценам на бензин, алкоголь и табак.

Глава комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров (фракция «Единая Россия» и вовсе заявил, что налог не увеличивается на 2%, а лишь возвращается на уровень 2004 года.

По мнению депутата-справедливоросса Валерия Гартунга, новшество будет способствовать стагнации экономики и приведет к невыполнению указов Владимира Путина, в том числе и в части, касающейся борьбы с бедностью.

Экономический обозреватель Семен Новопрудский в интервью Русской службе «Голоса Америки» заметил, что, по оценке министерства финансов, которое было главным "локомотивом" принятия этого решения и горячо отстаивало его, повышение НДС может внести вклад в рост текущей инфляции еще примерно на 2%. Тогда инфляция окажется на уровне выше официально прогнозируемого и составит около 4,5 %.

«Совершенно невозможно себе представить, чтобы по всей цепочке экономики производители не заложили рост НДС в цены,

«Совершенно невозможно себе представить, чтобы по всей цепочке экономики производители не заложили рост НДС в цены, – добавил он. Конечно, цены очевидным образом вырастут. Другое дело, что степень их роста будет зависеть от того, что вообще будет происходить с экономикой. Необязательно, что рост цен поднимется тоже на 2 пункта, он может быть и выше, и ниже этой отметки. Потому что тут есть еще много существенных факторов».

По словам обозревателя, даже эксперты Российской академии народного хозяйства при президенте, которых трудно заподозрить в нелояльности к государству, на днях выпустили доклад, в котором говорится, что повышение НДС замедлит экономический рост страны, в целом.

«С их точки зрения, эта мера фактически прямо противоречит поставленной в указе Путина о стратегическом развития страны задаче обеспечить на 2024 год рост российской экономике выше, чем мировой, – утверждает он. – Мы и так растем не ахти. По самым оптимистическим прогнозам, к 2018 году ВВП страны увеличится на 1,8%, в то время как мировая экономика – почти на 4%. А от экономического роста зависят, в числе прочего, и доходы населения».

В любом случае, эта мера несет только кратковременный положительный эффект для правительства, резюмировал экономист.

Директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан в комментарии Русской службе «Голоса Америки» привел самый простой способ посчитать, какая нагрузка на кого ляжет в результате повышения НДС: «Надо взять пропорцию труда и капитала ВВП. У нас она составляет где-то 55:45. Значит, в этом диапазоне и должна быть нагрузка на рядового потребителя, то есть, цена в среднем увеличится на один с «копейками» процент».

Дальше все зависит от конкретного рынка, считает экономист: «Потому что эластичность у разных рынков разная. Собственно, «эластичность» и есть термин, который показывает, насколько может измениться цена при повышении НДС и как изменится спрос от этого. Если спрос сильно падает, то вся нагрузка обычно ложится на производителя. Если спрос не сильно падает, когда растут цены, то все переносится на потребителя».

В то же время, по убеждению Андрея Мовчана, термин «ведущие экономики мира – не классифицируемая вещь», а просто слова. Поэтому комментировать заявление Путина в этом контексте он не готов.

«Потому что я и сам иногда не понимаю, что он хочет сказать, – признался эксперт. – Что касается реальных экономических последствий, то, если рост цен будет, скажем, в пределах одного процента, условно, на этот процент потребление и должно упасть в силу того, у нас нет резервов потребления. Соответственно, падает потребление – падает ВВП. Впрочем, он у нас и так особенно не растет. Мы стагнируем».

Вместе с тем Андрей Мовчан думает, что не это заботит президента.

«Руководство нашей страны, чтобы им ни поручали, считает, что это можно сделать двумя способами: методом повышения дисциплины и методом траты денег. Да, но для того, чтобы тратить деньги, нужны новые деньги. Когда Путин сказал, что Россия должна стать большой экономикой и бороться с бедностью, встал вопрос: где изыскать на это средства? Взять их можно у экономики и у бедных, и на эти же деньги с ними и бороться. Именно это в реальности сейчас и происходит», – заключил эксперт Московского центра Карнеги.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG