Линки доступности

Итоги выборов в Турции: победа авторитаризма или мандат народа?


Эксперты о победе президента Эрдогана и его партии на двойных выборах

МОСКВА – Одним из первых поздравил президента Турции Реджепа Эрдогана с победой на двойных выборах – президентских и парламентских – его российский коллега Владимир Путин. Наблюдатели не раз отмечали взаимные симпатии лидеров двух стран, политический профиль которых во многом схож.

Эрдоган одержал верх в первом туре (свыше 52 %), хотя социологи прогнозировали борьбу в два этапа. Основания для этого имелись. Накануне выборов главный соперник сегодняшнего триумфатора – Мухаррем Индже (в итоге у него - более 30%) – провел митинг в Стамбуле, собравший, по данным СМИ, около пяти миллионов человек.

По мнению аналитиков, Эрдоган, ранее упразднивший пост премьер-министра, получил практически неограниченные полномочия.

В западных медиа без восторга отнеслись к произошедшему. По оценке французской Le Figaro, Эрдоган стал «гиперпрезидентом», а турецкая оппозиция в этой связи опасается усиления «гегемонии одного человека» (цитата по InoPressa). Британская The Guardian, упомянув о важном значении страны в силу стратегических, политических и географических причин, называет сегодняшнюю Турцию «непостоянным другом», все чаще воспринимаемым скорее «как угроза».

Как заметил в интервью Русской службе «Голоса Америки», эксперт по евразийской политике аналитического центра «Международная организация стратегических исследований» (Анкара) Керим Хас (Kerim Has), анализируя итоги прошедших выборов, экспертное сообщество сходится во мнении, что было чрезвычайно важно понять, как граждане Турции проголосовали и еще важнее – как власти посчитали голоса.

«Не секрет, что сам процесс голосования, который, напомню, проходил в режиме ЧП (чрезвычайного положения – ГА) сам по себе вызывает много вопросов не только у оппозиционных сил, но и у большого числа тех представителей экспертного академического сообщества, которые отличаются нейтральной и взвешенной позицией, – добавил он. – К тому же, как официально объявили власти незадолго до выборов, к подсчету принимались бюллетени без печатей, а само количество подготовленных бланков для голосования было гораздо большее необходимого. Не стоит игнорировать и такой весомый факт: подавляющее число турецких СМИ принадлежит и, соответственно, полностью контролируется ближайшим окружением вновь избранного президента».

По словам эксперта, это вызвало обоснованные опасения оппозиционных сил тем, что в стране фактически не осталось СМИ, которые могли бы объявить о поражении Эрдогана, даже если бы таковое реально состоялось.

Вместе с тем, как ему представляется, результаты голосования не вызвали особого удивления, потому что были довольно предсказуемы. Однако некоторые нюансы он счел заслуживающими внимания: «Так, Эрдоган не назвал итоги голосования «победой». Было сказано лишь о «хороших результатах». Во многом это интерпретируется следующим образом: остаются вопросы относительно утверждения его в качестве безальтернативного лидера, а полученный результат показался неубедительным и самому “новому старому” президенту, который, по официальной статистике, получил чуть более половины поддержки населения».

В этой связи Керим Хас напомнил, в 2014 году, когда Эрдоган участвовал в президентских выборах «без каких-либо сопутствующих сил», он набрал 52%, а затем его «Партия справедливости и развития» на парламентских выборах получила 49,5%. По результатам состоявшихся выборов, где Эрдоган и его партия участвовали как «Альянс народа», результаты следующие: президентская гонка – 52%, парламентская – 42%.

Кроме того политолог отметил, что второй по популярности кандидат – Индже, впервые участвующий в президентских выборах, по данным турецкого ЦИК, набрал более 30%, несмотря на то, что его фигура, также как и других претендентов, достаточно скромно представлена в информационном поле турецких СМИ.

«Также сюрпризом для абсолютного большинства экспертов стало то, что в парламентских выборах «Партия националистического движения» (ПНД) набрала 11%, хотя даже проправительственные опросы общественного мнения давали максимальный прогноз – 7%, – констатировал он. – Думаю, что и для самого лидера партии это стало приятной неожиданностью. При этом в оппозиции многие предполагают, что это, возможно, своего рода «благодарность» Эрдогана за оказанную ему поддержку на президентских выборах».

Как итог, ПНД фактически лишила возможности «прокурдскую партию» («Демократическая партия народов»), которая все же смогла преодолеть 10-ти % барьер, заметно повлиять на состав парламента, подчеркнул политолог: «В любом случае, «Альянсу народа» во главе с Эрдоганом удалось получить большинство в парламенте, однако роль парламента будет сильно ограничена в новой системе, поэтому большинство – приятный бонус действующей власти».

Наконец, как видится эксперту, вызывает интерес то, пойдет ли Эрдоган дальше вместе с «Партией националистического движения», или же «старыми новыми друзьями» вновь станут курды?

«Ведь нетрудно вспомнить, что любая политическая сила, которая в то или иное время шла рука об руку с действующем президентом, в итоге оставалась «у разбитого корыта», – резюмировал он.

По его оценке, Эрдоган использовал внешнеполитический фактор в свою пользу, так как «инструментализация внешней политики для внутриполитических целей, а именно наличие «образа врага» (предпочтительнее – заморского) лишь укрепляет сплоченность народа вокруг сильного лидера».

«Что касается будущего, то, учитывая экономическое состояние государства, достигшую катастрофических размеров поляризацию в обществе, а также сложную обстановку с зарубежными партнерами, можно предположить, что авторитаризм будет укрепляться, количество военных операций за пределами Турции – увеличиваться и носить во многом агрессивный характер», – обобщил Керим Хас.

Новый президентский срок станет нелегким испытанием не только для Эрдогана, но и для самого турецкого народа, полагает политолог.

В свою очередь, завсектором международных вопросов Центра арабских исследований Института востоковедения, профессор Ирина Звягельская считает, что итоги выборов позволят Эрдогану продолжить свою линию, «которая, условно говоря, направлена, в основном, на Восток».

«Это продолжение политики исламизации, пусть и не в самой жесткой форме, – пояснила она в комментарии Русской службе «Голоса Америки». – Наконец, это откат от наследия Ататюрка (основателя современного турецкого государства – В.В.».

Как кажется востоковеду, эту линию Эрдоган постарается проводить и дальше: «Собственно, ради этого и были организованы такие выборы, которые дают ему очень большие полномочия в конечном итоге. Вообще же, превращение в президентскую республику означает, что у него теперь совершенно развязаны руки для того, чтобы делать то, что он считает нужным».

В то же время Ирина Зягельская призналась, что относится к итогам выборов с известным скепсисом: «С одной стороны, раз такое количество человек проголосовали «за», значит формально все в порядке. Но в таких обществах, как турецкое, ситуация может быть достаточно и быстро подвижной. И если сегодня проголосовали так, из этого вовсе не следует, что завтра будет ровно то же самое. Тем более, что у его основного оппонента вышло на митинг много сторонников».

Также профессор отметила, что в Турции существует раскол общества по «идейному» признаку: «Не знаю, по-прежнему ли сейчас это 50:50, как было раньше, или Эрдоган немного усилил свои позиции, но в любом случае это не означает вечного статус-кво. Всякое может случиться».

Кроме того Ирина Звягельская полагает, что Эрдоган может считать, что голосование дало ему мандат и на продолжение его неоднозначной внешней политики.

«Но надо еще посмотреть, какая ситуация сложится в экономике Турции и на внешней арене, и только тогда говорить, воспользовался ли он своим мандатом, как хотел, или его политика оказалась недостаточно убедительной для значительной части турецкого населения», – заключила она.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG