Линки доступности

Павел Дуров, создатель популярного мессенджера, намерен защищать права пользователей на тайну переписки

МОСКВА – Создатель Telegram[AC1] Павел Дуров намерен обжаловать постановлением Мещанского суда Москвы оштрафовать мессенджер на 800 тысяч рублей. Об этом он сообщил в понедельник, 16 октября, на своей странице во «ВКонтакте».

Решение о штрафе было вынесено за отказ Дурова предоставить ФСБ доступ к перепискам пользователей. С его точки зрения, требования спецслужб противоречат Конституции РФ. «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений», — процитировал он соответствующую конституционную статью.

Основатель популярного мессенджера уверен, что ключи дешифровки нужны спецслужбам для того, чтобы «расширить свое влияние за счет конституционного права граждан».

По словам руководителя Международной правозащитной группы «Агора», члена комиссии Совета по правам человека при президенте РФ по свободе информации Павла Чикова, ФСБ всячески старается получить технический доступ, и поэтому «выкручивает руки компании Дурова, ставит ей ультиматумы и грозит не столько штрафами, которые не такие уж неподъемные для нее, сколько блокировкой на территории России». Как ему кажется, самая близкая аналогия здесь – также сопровождаемая судебными разбирательствами история с айфонами Apple и Федеральным бюро расследований США.

Напомним, действия Apple, отказавшей ФБР в доступе к своим шифрам, тогда поддержали многие другие hi-tech компании США и правозащитные организации, выступающие за ограничение доступа властей к личной информации людей. После этого ФБР привлекло стороннюю компанию, которая успешно взломала айфон, – и требования к Apple были сняты.

Вместе с тем Павел Чиков заметил, что человек имеет право на тайну, анонимность и «возможность разговаривать так, чтобы представители государства эти разговоры не слышали».

Потому что, грубо говоря, мы с вами разговариваем по телефону, и этот разговор тоже защищен конституционными гарантиями, но не защищен технически.

«Другое дело, как это обеспечивается, – добавил он в интервью «Голосу Америки». – Потому что, грубо говоря, мы с вами разговариваем по телефону, и этот разговор тоже защищен конституционными гарантиями, но не защищен технически. А если мы с вами замышляем что-то преступное, то власти имеют возможность получить судебное решение и доступ к нашим разговорам».

Однако в случае с мессенджерами даже при наличии судебного решения власть не имеет технической возможности получить доступ к переписке.

«Пока еще нет мандатов, каким образом эта проблема должна разрешиться. И, видимо, это то самое дело, на котором будет формироваться практика, стандарты и последующее развитие как интернет-технологий в смысле коммуникаций, так и судебно-правовой защиты этих разговоров и пользователей», – резюмировал он.

В свою очередь, заместитель заведующего кафедрой конституционного и муниципального права ВШЭ, профессор Илья Шаблинский предполагает, что «скорее всего, Дуров прав», говоря о том, что требования спецслужб к компании нарушают российскую конституцию, поскольку доступ к месенджерам позволяет реально читать переписку граждан.

«Правда, когда та норма конституции записывалась, имелась ввиду, конечно, переписка на бумажных носителях,

«Правда, когда та норма конституции записывалась, имелась ввиду, конечно, переписка на бумажных носителях, – уточнил он в комментарии «Голосу Америки». – Такого варианта (как Telegram) авторы Конституции не предусматривали. Но в данном случае мы не знаем точно, какую именно информацию затребовала ФСБ, и что фактически означает предоставление этой информации Telegram. Шла ли тут речь о каких-то конкретных лицах и почему о них шла речь?»

В общем, неизвестны некоторые важные обстоятельства запроса ФСБ, заметил профессор. Поэтому он не берется в полной мере судить о том, насколько тут нарушены права и какие.

«Дело в том, что право на тайну переписки может быть ограничено по решению суда, и таким образом органы власти вправе получить доступ переписке, – продолжил он. – По конституции не допускается никаких ограничений, если речь идет, допустим, о семейной тайне. А тайна переписки может быть нарушена, но только на основании судебного решения».

ФСБ, как и любая другая спецслужба, может проявлять интерес к конкретным лицам, считает Илья Шаблинский.

«Скажем, к подозреваемым в совершении или подготовке особо опасных деяний, – пояснил он. – Но должно быть решение суда. Было ли оно, если речь идет о конкретных персонах? Неизвестно. Помимо того, неясно, означает ли предоставление кодов дешифровки доступа и ко всем другим пользователям сети?»

Вот это необходимо уточнить, заключил юрист.

Как заявил в понедельник пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, что пока речь о блокировке Telegram на территории страны не идет.

В то же время Павел Чиков думает, что такой риск довольно высок.

«Не обязательно это произойдет прямо после вступления в силу решения о штрафе. Полагаю, что власти все же возьмут еще какую-то паузу и попытаются провести переговоры с руководством компании. Однако Telegram своим отказом предоставить доступ к переписке вступил в прямой конфликт с интересами спецслужб. Следовательно, политический вес людей, принимающих решение о блокировке, существенно выше, чем у того же Роскомнадзора», – подытожил правозащитник.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG