Линки доступности

Мирные переговоры в Астане на фоне бомбардировок в Сирии


Мирные переговоры по Сирии в Астане. Казахстан. 23 января 2017 г.

Эксперты обсуждают сценарии исхода первых прямых переговоров между сирийским режимом и вооруженной оппозицией

МОСКВА – Переговоры по урегулированию сирийского конфликта в столице Казахстана Астане проходят в крайне сложной ситуации, передают в понедельник СМИ. Многоформатная встреча, стартовавшая 23 января, должна завершиться во вторник выработкой совместного документа.

В переговорах, состоявшихся по инициативе России, Турции и Ирана, участвуют также представители противоборствующих в Сирии сторон и спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура. В качестве наблюдателя, американскую сторону на мероприятии представляет посол США в Казахстане Джордж Крол.

За несколько дней до инаугурации президента Дональда Трампа Москва и Анкара предложили США направить делегацию в Астану, однако с учетом особенностей процесса передачи властных полномочий в США это оказалось невозможным. Тегеран выступал против приглашения США.

Как отмечают наблюдатели, делегации официальных властей Сирии и вооруженной оппозиции впервые вместе оказались за столом переговоров. Впрочем, это продолжалось недолго, сразу же после официального начала встречи представители враждующих сторон разошлись по разным комнатам и общение между ними шло через посредников.

Представитель делегации оппозиции Яхья аль-Ариди заявил, что предметом переговоров будет лишь вопрос поддержания перемирия, достигнутого благодаря посредническим усилиям Москвы и Анкары. При этом повстанцы обвиняют режим Асада в нарушениях договоренностей.

Как представляется профессору Алексею Малашенко, руководителю научных исследований международного Института «Диалог цивилизаций», эксперту Московского центра Карнеги, то, что конфликтующие стороны сидят в разных комнатах, не самое главное. На его взгляд, это было ожидаемо.

По мнению профессора, у встречи в Астане есть несколько возможных сценария исхода встречи.

«Первый – когда они (представители Асада и оппозиции) разругаются вдрызг, и это самое плохое, что может быть, – уточнил он в интервью «Голосу Америки». – Второй – они договорятся каким-то образом по поводу закрепления перемирия – что будет, в общем, повторением Женевы, где уже достигалась договоренность о прекращении огня, но в итоге из этого так ничего путного и не вышло».

Третий вариант эксперт назвал «гипотетическим».

«Это если вдруг произойдет что-то неожиданное, и участники переговоров начнут воспринимать их как робкое, но все-таки начало политического процесса и согласятся встретиться еще раз в Астане», – резюмировал он. Это, наверное, максимум желаемого, предположил Алексей Малашенко.

По оценке профессора Ирины Звягельской, завсектором международных вопросов Центра арабских исследований Института востоковедения РАН, учитывая крайне сложные отношения между оппозицией и правящими кругами Сирии и то, что ранее уже неоднократно срывались возможности нахождения каких-то компромиссов, важен сам факт того, что за стол переговоров сели представители именно вооруженной оппозиции.

«Это люди, которые с оружием в руках отстаивают свои взгляды, – подчеркнула она в комментарии «Голосу Америки». – Те, с кем воюет режим Асада. С этой точки зрения – это важный прорывной момент».

Но к чему может привести такая встреча – к стабилизации процесса прекращения огня или к какому-то политическому прорыву, востоковед сказать затруднилась.

«Честно говоря, я не верю сейчас в возможность политического прорыва, – призналась она. – Мне кажется, что, даже если они договорятся только о продолжении перемирия, это уже будет хорошо. Потому что существует еще Женева, дальше можно продолжать переговоры там».

Успехом можно считать договоренность по любому из обсуждаемых аспектов, убеждена Ирина Звягельская.

«Главное, чтобы встреча не сорвалась, – добавила она. – И чтобы стороны не разъехались, разругавшись друг с другом. Все остальное можно считать успехом».

Кроме того, завсектором международных вопросов Центра арабских исследований считает, что если бы не было смягчения позиции Турции по отношению к Асаду, то и сами переговоры не состоялись бы.

«Мы прекрасно знаем, что большую роль в проведении встречи в Астане сыграли региональные державы – Турция и Иран», – констатировала она.

Алексей Малашенко согласен с таким подходом.

«При этом мне непонятна позиция Асада, почему он так вызывающе ведет себя по отношению к туркам, зачем назвал Эрдогана исламистом, – продолжил он. – Турки, по-моему, ведут себя по-джентельменски в этой ситуации в отличие, скажем, от Ирана».

Тем временем, по данным пресс-службы Минобороны России, в понедельник, в день переговоров в Астане, шесть дальних бомбардировщиков нанесли удар по позициям боевиков в сирийском Деир эз-Зоре. По словам Ирины Звягельской, из Сирии приходит так много плохих новостей, что любая из них может негативно отразиться на переговорах.

«Тем более учитывая крайнюю их хрупкость этих», – заключила она.

В свою очередь, Алексей Малашенко, напротив, полагает, что известия о бомбардировках не повредят переговорам в Астане.

«Потому что там действуют радикальные группировки, которым помогает Катар, – пояснил он. – А с ними никто перемирия не заключал».

Как ему видится, это, наоборот, может быть использовано Москвой для усиления своих переговорных позиций.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG