Линки доступности

Сирия: война «окончена», но Россия продолжает нести потери


Российский бомбардировщик Су-24M взлетает с российской авиабазы Хмеймим в Сирии. 3 октября 2015 г.

Минобороны РФ подтвердило гибель двух военнослужащих на базе Хмеймим

Министерство обороны России подтвердило гибель двух российских военнослужащих в результате минометного обстрела военной базы Хмеймим в канун Нового года, но опровергло сообщения об уничтожении самолетов, передают СМИ в четверг, 4 января. По данным военного ведомства, нападение совершила мобильная диверсионная группа боевиков.

Ранее газета «Коммерсант» со ссылкой на «военно-дипломатические» источники сообщала о том, по крайней мере, семь российских самолетов в Сирии были уничтожены или повреждены в ходе того самого минометного обстрела 31 декабря: четыре бомбардировщика Су-24, два истребителя Су-35С и военно-транспортный самолет Ан-72. Кроме того, был уничтожен склад боеприпасов.

Российский истребитель Су-35 (архивное фото)
Российский истребитель Су-35 (архивное фото)

До этого момента российским системам ПВО удавалось успешно отражать атаки на базы Хмеймим и Тартус.

Однако Министерство обороны России назвало данную информацию «фейком», что, впрочем, случалось и прежде, но затем опять же опровергалось медиа.

Между тем, военный журналист Роман Сапоньков опубликовал на своей странице ВКонтакте снимки поврежденных на базе Хмеймим самолетов, передает Радио Свобода. На фото, в частности, можно разглядеть разорванное хвостовое оперение бомбардировщика и пробитый топливный бак. По данным журналиста, повреждения разной степени получили шесть Су-24, Су-35С, Ан-72 и Ан-30, а также вертолет Ми-8. Три машины возвращены в строй, судьба других неизвестна.

В декабре Россия начала создавать постоянное присутствие на базе Хмеймим и на военно-морской базе в Тартусе, расположенной примерно в 60 километрах к югу на побережье, несмотря на то, что 11 декабря президент Владимир Путин объявил о начале значительного вывода российских войск из Сирии.

Российский бомбардировщик Су-34 на российской авиабазе Хмеймим в Сирии. 6 октября 2015 г.
Российский бомбардировщик Су-34 на российской авиабазе Хмеймим в Сирии. 6 октября 2015 г.

Незадолго до этого российский Генштаб заявил, что Сирия полностью освобождена от террористов, а все группировки организации «ИГ» на территории страны уничтожены.

Директор Центра анализа ближневосточных конфликтов, сотрудник Института США и Канады Александр Шумилин в интервью Русской службе «Голоса Америки» заметил, что политико-стратегическая линия на вывод войск из Сирии продемонстрирована Кремлем в целях «умиротворения» российских граждан, среди которых популярность этой войны убывает по мере ее продолжения.

«Поэтому есть такое пожелание сверху, что военная фаза участия России в сирийского конфликте закончилась, - пояснил он. - Но всем понятно, что это не так. Просто активность российских войск в Сирии несколько снизилась за счет вытеснения «ИГ», введения зон деэскалации и так далее. То есть, это временная переходная стадия к чему-то иному. К чему – покажет время. А общее состояние острой враждебности в стране, естественно, сохраняется, и соответственно, различные группировки сохраняют свою боеспособность».

Как видится политологу, это будет сказываться и в таких акциях, как нападение на Хмеймим и, возможно, в более масштабных действиях. По его словам, боевые столкновения продолжатся, но при относительном снижении их интенсивности.

«Конечно, вывод войск – чистой воды пропаганда, поскольку тут невозможно что-то проверить, - добавил он. – Начнем с того, что доподлинно неизвестно, от какой цифры пошло сокращение. Потому что со стороны российского минобороны говорится одно, чему нельзя найти подтверждение, а западные источники утверждают другое, прямо противоположное. Ясно одно: группировка, способная продолжить боевые действия в воздухе, как минимум, сохраняется в прежних размерах. Но теперь это называется укомплектованием военных баз. И военные базы не пустуют».

Вместе с тем Александр Шумилин считает, что любые движения в направлении активизации переговорного процесса, откуда бы они ни происходили, сегодня должны поощряться. Это же, по его мнению, касается и Сирийского национального конгресса, который может пройти в обозримой перспективе в Сочи.

«Проблема в том, кто в участвует в переговорах, и каковы их позиции, есть ли надежды на подвижки в подходах сторон или все опять же сведется к противостоянию двух сил – режима Асада и сирийской оппозиции, - полагает он. - А там-то как раз никаких подвижек не намечается. Следовательно, снова тупик, и снова все упирается в проблему Асада».

И здесь ничего нового не появилось по сравнению с 2011 годом, когда вспыхнул конфликт, резюмировал директор Центра анализа ближневосточных конфликтов.

С точки зрения сотрудника Российско-евразийской программы Chatham House (британского Королевского института международных отношений) Николая Кожанова, власть Дамаска слишком слаба и во многом опирается на помощь внешних игроков.

«Будущее Сирии связано с достаточно долгим и сложным политическим процессом, - констатировал он в комментарии «Голосу Америки». - Страна будет, как мне кажется, скорее всего, представлять, с одной стороны, официально единое общество, но по факту - разрозненный конгломерат или федерацию, где отдельные регионы будут контролироваться силами, ориентированными, допустим, на Анкару, где-то – на Эр-Рияд, а где-то – на Вашингтон».

Поэтому Дамаск делает ставку на Москву и Тегеран, подчеркнул Николай Кожанов.

«Думаю, однако, что рано или поздно, но переговорный процесс должен будет завершиться Женевой или эквивалентной ей площадкой, где стороны должны прийти к окончательному решению как о форме власти, так и о ее структуре», - заключил эксперт.

По данным Reuters на октябрь прошлого года, с начала 2017-го в Сирии погиб 131 россиянин с учетом как контрактников по линии минобороны РФ, так и наемников из частных военных компаний.​

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG