Линки доступности

Россия подсчитала ущерб от экономических санкций


Андрей Нечаев (архивное фото)

Эксперты считают, что негативный потенциал санкций Запада далеко не исчерпан.

Убытки России в результате санкций от различных стран только в прошлом году достигли 6,3 млрд долларов. Эти цифры обнародованы на сайте Министерства экономического развития.

Всего в санкционное противостояние с Россией в 2018 году вступали 62 страны. В их число вошли даже Беларусь и Индия, с которыми у Москвы, в целом, вполне нормальные отношения.

Больше всего ограничительных мер против России, согласно мониторингу Минэкономразвития, ввел Евросоюз – 25. Это стоило Москве почти два с половиной миллиарда долларов. Соединенные Штаты действовали реже – девять ограничений, но ущерб от них был вполне ощутимый – 1,2 млрд долларов. Также весомые потери Российская Федерация понесла от Украины и Турции – соответственно 775 и 713 млн долларов.

Наиболее сильно от санкций пострадали такие сектора российской экономики, как металлургия (без малого 4 млрд долларов), сельское хозяйство, химическая промышленность и автопром.

Экс-министр экономики России Андрей Нечаев в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» назвал расчеты Минэкономразвития «достаточно условными». По его мнению, ситуация не столь однозначна.

«Кто действительно серьезно страдает от санкций, помимо конкретных лиц, против которых они налагаются, так это сравнительно немногочисленные высокотехнологичные сектора российской экономики, в большой степени завязанные на импортное оборудование и комплектующие, вошедшие в список запрещенных поставок в России», – конкретизировал он.

В качестве примера Андрей Нечаев привел “Сухой Суперджет” (Sukhoi SuperJet 100) – региональный лайнер, на который российский авиапром делал большую ставку.

«Россия не может сейчас реализовать контракт с Ираном на поставку лайнеров, потому что этому противодействуют США на том основании, что в самолете достаточно большое количество комплектующих американского производства, – добавил он. – Это действительно потеря, а главное – потеря в секторе, который хоть как-то мог быть конкурентоспособным на мировом рынке».

Речь идет о поставках к 2020 году 40 российских пассажирских самолетов. Эксперты оценивают общую сумму контракта, заключения которого Москва добивалась с 2014 года, более чем в 2 млрд долларов. Без разрешения Казначейства США тут не обойтись, так как доля американских комплектующих в Sukhoi SuperJet 100 превышает 20 %.

Можно привести еще ряд примеров подобного рода, когда пострадали те сегменты российской экономики, где прорыв без международной кооперации практически невозможен, указал Андрей Нечаев. Поэтому в контексте санкционной тематики все измеряется не только деньгами, но еще и перспективами, потерями в темпах развития, резюмировал он.

Санкционную тему накануне вновь поднял и председатель Счетной палаты Алексей Кудрин. Он повторил, что по-прежнему не считает, что российская экономика адаптировалась к вводимым против нее ограничительным мерам.

«Я неоднократно говорил, что Россия всё-таки теряет от санкций, и она продолжает терять», – констатировал Кудрин.

По его словам, нельзя утверждать, что «мы обнулили это влияние, нет, оно не нулевое, оно отрицательное». Россия из-за санкций не добирает в плане инвестиций и экономического роста, отметил он. Кроме того, как ему представляется, нельзя сбрасывать со счетов угрозу очередных западных санкций, которые неизбежно вызовут «новые шоки».

«В силу нашей вовлеченности в мировую торговлю и связи, и большой импорт технологий в Россию, в некоторых отраслях доходящий до 70-80% в наших производственных отраслях, мы чувствительны к любым санкциям извне, и они могут быть жёсткими», – подчеркнул глава Счетной палаты.

В свою очередь, Андрей Нечаев полагает, что к тому типу санкций, которые действуют сейчас, российская экономика относительно адаптировалась.

«Правда, это произошло в том числе за счет ослабления рубля с соответствующими инфляционными последствиями, и за счет стагнации уровня жизни большинства граждан», – уточнил он.

По свежим данным Росстата, реальные располагаемые доходы россиян в январе снизились на 1,3% в годовом выражении.

По оценке экс-министра экономики Андрея Нечаева, сейчас весь вопрос в том, какими буду следующие санкции.

«В первую голову, это касается того, какую окончательную версию по санкциям примет Конгресс США, в частности, насколько это затронет замораживание активов российских госбанков, отключение от SWIFT, какими в итоге будут санкции в отношении российского госдолга», – заключил он.

Как видится экономисту, новые ограничительные меры могут серьезно сказаться и на курсе рубля, и на внутреннем рынке заимствований.

Директор Института стратегического анализа ФБК, профессор Высшей школы экономики Игорь Николаев согласен, что потенциал применения санкций далеко не исчерпан.

«Разумеется, США могут использовать и более сильные санкции использовать, что нанесет вред российской экономики, – сказал он в комментарии «Голосу Америки». – Но я верю – у обеих сторон есть понимание того, что если в России все пойдет в разнос, то мало никому не покажется. Это надо учитывать».

Экономист также выразил надежду, что тот, кто разрабатывает самые жесткие варианты санкций, понимает все последствия такого шага.

Ранее группа сенаторов США обнародовала законопроект, предусматривающий усиление санкций против России за ее вмешательство в работу демократических институтов за границей и агрессивную политику в отношении Украины.

Глава внешнеполитического ведомства ЕС Фредерика Могерини на днях также заявила, что Евросоюз в скором времени может ввести новые антироссийские санкции за агрессию в Азовском море.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG