Линки доступности

Будущее ядерной сделки с Ираном глазами российских экспертов


Атомная электростанция в Бушере, Иран (архивное фото)

По мнению московских аналитиков, разведданные Израиля могут поколебать позицию европейских стран, но не России и Китая

В мире продолжаются дискуссии вокруг заявления премьер-министра Израиля Биньямину Нетаньяху, опирающегося на данные, добытые израильскими разведслужбами, относительно программы Ирана по созданию ядерного оружия. Напомним, что полученная секретная информация передана для изучения в США.

В тот же день (согласно сообщению пресс-службы Кремля – по инициативе израильской стороны) состоялся телефонный разговор Нетаньяху с президентом РФ Владимиром Путиным. В ходе беседы Путин подтвердил неизменность позиции России по ядерной сделке с Ираном. В Кремле по-прежнему убеждены, что Совместный всеобъемлющий план действий (СВДП) по иранской ядерной программе имеет «первостепенное значение для обеспечения международной стабильности и безопасности» и «должен неукоснительно соблюдаться всеми сторонами», указывается в сообщении.

Напомним, что Белый дом заявил, что информация, обнародованная Израилем, дает «новые и убедительные подробности» о попытках Тегерана разработать «ядерное оружие, установленное на средства его доставки».

«Эти факты согласуются с тем, что давно известно Соединенным Штатам: у Ирана есть полноценная, подпольная ядерная программа, которую он пытался, но не смог скрыть от мира и от собственного народа», – говорится в заявлении Белого дома.

Президент США Дональд Трамп заявил, что к 12 мая, а возможно, и раньше, он решит, выйдут ли Соединенные Штаты из международной ядерной сделки с Ираном, которая была подписана в 2015 году.

Биньямин Нетаньяху также призывает к изменению или отмене соглашения. Но большинство мировых держав придерживается мнения, согласно которому соглашение работает и пока является наилучшим способом не допустить создания Ираном атомной бомбы.

Тем не менее, агентство Reuters приводит слова представителя правительства Германии, заявившего, что его страна проведет тщательный анализ полученных Израилем документов. Британия также заявила о необходимости независимой проверки соблюдения Тегераном условий соглашения.

Так устоит ли теперь сделка с Ираном, у которой и без того хватало последовательных противников, особенно в США?

Сотрудник Российско-евразийской программы аналитического центра Chatham House Николай Кожанов считает, что заявление Нетаньяху может послужить серьезным подспорьем тем, кто стремится к отмене ядерного соглашения с Ираном. По его мнению, израильские разведданные могут также способствовать изменению позиции европейских стран, выступающих за сохранение договора.

«В Британии уже сказали, что факт наличия военной ядерной программы у Ирана вызывает у них серьезную обеспокоенность, – сказал Кожанов корреспонденту «Голоса Америки». – До недавней поры я был настроен оптимистично по поводу судьбы сделки. Но сейчас – боюсь, что шансы на ее развал заметно возросли. Говорить со стопроцентной уверенностью о неизбежности такого финала нельзя, но он вполне возможен. Слишком сильно желание в окружении президента США надавить на Иран посильнее. Однако, с моей точки зрения, здесь надо действовать предельно аккуратно».

Вместе с тем Николай Кожанов подчеркнул, что ситуация, в которой все сегодня оказались, связана с изначальными ошибками тех, кто заключал СВДП: «Желание предшественника Дональда Трампа (Барака Обамы – В.В.) войти в историю неким миротворцем привела к тому, что соглашение было подписано слабое. Оно предусматривало целый ряд совершенно неясных и достаточно размытых пунктов. Если бы тогда не торопились и сделали все, как надо, предусматривая, в том числе более жесткие требования к Ирану, то сейчас многие вопросы не возникли бы. Более того, не было ситуации, когда разрыв СВПД означает вероятность того, что никакого нового соглашения вместо него подписано не будет, и мир снова уткнется в дипломатический тупик».

По мнению эксперта, в Москве любые заявления Израиля относительно Ирана воспринимаются с известной долей скепсиса: «Российские эксперты исходят из того, что проблематика иранской ядерной программы используется тем же Нетаньяху для достижения своих целей. В силу этого Кремль делает определенные поправки в своих выводах. Россия, конечно, не заинтересована в Иране, вооруженном ядерной бомбой. Но с учетом важности Тегерана для региональных устремлений Москвы ссориться с Ираном она тоже не готова».

По словам Кожанова, для того, чтобы позиция России по СВПД претерпела существенные изменения, нужны более серьезные доказательства, чем израильские разведданные, вызывающие у Кремля сомнения.

Как заявил госсекретарь США Майк Помпео, данные, полученные Израилем, «вне всяких сомнений демонстрируют, что иранский режим не говорит правду». «По нашим оценкам, документы, которые мы изучили, являются подлинными, – сказал Помпео.

Старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, профессор Владимир Сажин согласен, что новые данные могут стать решающим фактором для выхода из соглашения Вашингтона, а, возможно – и его союзников. При этом он заметил, что Дональд Трамп выступал против сделки еще до того, как стал президентом.

«Мне кажется, что резкое заявление Нетаньяху вызвано желанием утвердить решимость Трампа в его намерениях, а также подвигнуть европейские стран к выходу из соглашения, – сказал Сажин в интервью корреспонденту «Голоса Америки». – Склоняюсь к тому, что Трамп все-таки попытается 12 мая вывести США из этого договора. Хотя он, конечно, человек непредсказуемый и трудно предугадать, как именно он поступит».

В то же время политолог считает СВПД чрезвычайно важным документом и ставит его на один уровень с договором о нераспространении ядерного оружия, поскольку «впервые в мире международное сообщество обуздало амбиции страны, которая захотела стать ядерной державой».

«Конечно, при заключении соглашения были компромиссы со всех сторон. Трамп действительно прав, с чем согласны и европейцы, что иранская ракетная программа – слишком вызывающая. По мнению военных, испытываемые Ираном ракеты дальностью больше 2 тысяч километров призваны, прежде всего, быть носителями оружия массового поражения. Да, безусловно, нужны переговоры по ракетной программе Ирана. Однако СВПД следует оставить в неприкосновенности», – заключил он.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG