Линки доступности

Будущее геостратегического баланса между Вашингтоном, Пекином и Москвой при новой администрации США – в оценках экспертов

МОСКВА – Как известно, на днях избранный президент США Дональд Трамп заявил, что Вашингтону не стоит забирать у Китая подводный исследовательский беспилотник стоимостью порядка 150 тыс. долларов, который был экспроприирован пиратским способом.

«Надо сказать Китаю, что нам не нужен беспилотник, который они украли. Пусть остается у них!» – в сердцах написал Трамп в «Твиттере».

Кроме того, избранный президент назвал инцидент «беспрецедентным актом».

Китайцы все-таки решили не дразнить гусей, заявив о намерении вернуть захваченный исследовательский аппарат, однако аналитики отметили, что хорошего отношения Трампа к Пекину это не добавит. Миллиардер и без этого в ходе предвыборной кампании сделал немало нелестных заявлений по поводу проводимой Китаем экономической политики, и даже поговорил по телефону с президентом Тайваня, застав тем самым Пекин усомниться в приверженности новой американской администрации политике «одного Китая».

По мнению экспертов World Policy Journal, Трамп, похоже, собирается совершить самое серьезное изменение внешней политики США со времен исторического поворота к Китаю Никсона и Киссинджера в 1971 году.

«Большинство сотрудников внешнеполитического ведомства США кажутся потрясенными тем, что собирает сделать Трамп, но если мы поверим ему на слово, то уже заметный поворот к России укладывается в еще более крупную картину перемен», пишет изданием в понедельник, 19 декабря.

Впрочем, эксперт Московского центра Карнеги Александр Габуев полагает, что пока сложно говорить о том, какую в действительности линию будет проводить Дональд Трамп в отношении Китая.

«Хотя те аргументы, которые он привлекает, например, подвергая принцип существования «одного Китая», закладывают огромную бомбу вообще под американо-китайское сотрудничество, которое и так протекает непросто, – добавил он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – И ответ со стороны Китая может быть очень значительным. Потому что это чрезвычайно важный вопрос для Пекина».

Если, к примеру, произойдет реальное признание Тайваня Соединенными Штатами, то трудно прогнозировать, к каким последствиям это приведет, подчеркнул эксперт.

Избранный президент США уже обмолвился, что Соединенные Штаты не обязаны придерживаться давней позиции, предполагающей, что Тайвань – неотъемлемая часть единого Китая. Следует, правда отметить в этой связи, что глава будущего аппарата Белого дома Райнс Прибус в воскресном интервью телеканалу «Фокс» отрицал подобные намерения новой администрации.

Тем не менее, МИД КНР не замедлил выступить с резкой отповедью.

Кроется ли за высказываниями Трампа на предмет Китая какой-то хитрый план, который мы не понимаем? Вряд ли – полагает Александр Габуев.

«Отношения между Вашингтоном и Пекином, судя по всему, будут явно более жесткими, но все же управляемыми, – предположил он. – Однако Китай сильно обеспокоен непредсказуемостью политики новой администрации. И в этой связи испытывает определенные надежды на то, что КНР станет лидером глобальных форумов – таких, как G-20, ООН».

Что значит Трамп для России – тоже неясно, считает востоковед: «Вроде как, с одной стороны, есть его заявление, что было бы здорово наладить сотрудничество с Россией, особенно по борьбе с террористами в Сирии. С другой стороны, Иран – главный враг США на Ближнем Востоке. Одно с другим не очень вяжется».

Александр Габуев думает, что в случае жестких мер Вашингтона по отношению к Китаю, могут возникнуть разные варианты.

«Допустим, Трамп займет более жесткую позицию по отношению к Китаю и более мягкую – по отношению к России, – предполагает он. – Но я не считаю, что Москву можно вовлечь в какие-либо антикитайские проекты, альянсы, блоки, и что она захочет попасть под жернова двух сверхдержав. Если есть возможность держаться в стороне, то Россия воспользуется такой возможностью максимально».

В тоже время эксперт сомневается, что у России серьезно испортятся отношения с Китаем из-за того, что она не будет его поддерживать.

«Я не думаю, что Пекин сильно рассчитывает на российскую поддержку, совершенно точно, что китайцы будут полагаться на себя при решении своих проблем», – резюмировал он.

Публицист Лилия Шевцова указала на еще одну популярную в мейнстриме идею – идею некоего альянса Америки и России против Китая.

«Утопичность идеи, видно, совсем не волнует ее адептов, – продолжила она в комментарии «Голосу Америки». – Москва скорее согласится на альянс с Китаем против Америки! Но видно, что нечем заполнить интеллектуальный вакуум».

Правда, есть и иные вариации подхода к треугольнику «США-Китай- Россия», заметила публицист: «Так, Киссинджер продолжает твердить о возможности «совместной эволюции» Америки и Китая, что напоминает их совместный кондоминиум над миром, и при этом призывает Америку к «Deal making» c Путиным. Вот идеалист!»

Каким образом Путин может пойти на торг с Америкой, которая собирается править миром вместе с Пекином, а не с Москвой? – удивляется Лилия Шевцова.

Правда, не все политологи согласны с российским экспертом. Профессор Университета Чикаго Джон Миршаймер (John Mearsheimer), например, считает, что мировая система сейчас проходит сложный период трансформации, и наиболее важные решения зависят не только от позиции США, но и от того, какой курс выберут такие игроки, как Россия и Китай.

Господин Миршаймер считает, что рост китайского влияния в Юго-Восточной Азии в обозримом будущем вполне может привести к конфликту между Пекином и Вашингтоном, а это поставит Москву перед непростым выбором.

«У России есть ровно три пути, – утверждает американский политолог. – Первое – это заключить союз с Китаем. Второе – заключить союз с США, тем самым вступив в довольно шаткую коалицию против Пекина. И, наконец, последнее – сохранять нейтралитет, используя американо-китайские противоречия в свою пользу».

А вот директор аналитического центра, главный научный сотрудник Института международных исследований Андрей Казанцев считает, что в связи с приходом к власти Дональда Трампа между Россией и США намечается больше возможности для расширения российско-американского диалога.

«В частности, по Афганистану, где ситуации обостряется с каждым днем, – сказал он. – Поле для сотрудничества там есть. Согласно одному из докладов, среди наиболее вероятных рисков 2017 года – как раз обострение ситуации в Афганистане. Напомню, что США истратили более 600 миллиардов долларов на операции в Афганистане, и, в общем, потерять их впустую будет, наверное, крайне обидно».

Вместе с тем, Андрей Казанцев согласен, что Россия не будет играть сейчас в антикитайские игры.

«В том числе потому, что это неприемлемо в силу разных соображений – и внутренних, и внешнеполитических, – пояснил он. – Москва отвергала эту идею и раньше. С другой стороны, Россия чуть-чуть выправит ситуацию в стратегическом треугольнике Россия – Китай – США».

По мнению политолога, когда отношения между Москвой и Вашингтоном были совсем плохие, а отношения с Китаем и с Россией, и с США были хорошие, то Пекин получал от этого огромные преимущества.

«Если Россия немного улучшит свои отношения с США – а, например, на почве антитеррористического сотрудничества это возможно, то переговорные позиции Москвы с Пекином тоже чуть-чуть усилятся (в пользу РФ), – полагает он. – То есть, у Китая пропадет фора стороны, которая имеет равно хорошие отношения с двумя другими сторонами в рамках треугольника. Но каких-то иных принципиальных изменений, помимо этого, я не вижу».

Может быть, Россия получит чуть больший простор для маневра по решению ряда вопросов, но не более того, подытожил эксперт.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG