Линки доступности

Нападение на церковь в Грозном: оценки правозащитников и религиоведов


Сотрудники правоохранительных органов у церкви, повергшейся нападению терристов. Грозный, Россия. 19 мая 2018 г.

По словам представителей правозащитных организаций, власти Чечни видят в них не меньшую опасность, чем в террористах

Как сообщила мониторинговая организация SITE Intelligence Group ответственность за недавнее нападение на церковь Архангела Михаила в Грозном взяла на себя террористическая группировка «Исламское государство».

Ранее в воскресенье российские СМИ сообщили со ссылкой на правоохранительные органы РФ, что боевиков, напавших на церковь Архангела Михаила в Грозном, могло быть не четверо, а пятеро, поскольку настоятель храма не признал в одном из убитых прихожанина.

Прежде власти Чечни заявляли, что уничтожено четверо боевиков и, кроме того, убиты два сотрудника полиции и один прихожанин храма, расположенного в центре города.

Как утверждают правоохранительные органы, целью нападавших был захват заложников. По данным полицейских, нападавшие были вооружены обрезом и пистолетами, бутылками с горючей смесью и ножами.

Лидер Чечни Рамзан Кадыров, комментируя происшествие, заявил, что «приказ боевики получили из одной из западных стран». В полицииуточнили, что эта версия «тщательно прорабатывается». Установлено, что трое нападавших были жителями республики.

Позже выяснилось, что двое убитых силовиков, охранявших храм, – прикомандированные сотрудники МВД из Саратовской области.

По словам прихожанки, с которой связался правозащитный центр «Мемориал», в храме было около 15 человек. Они молились, когда услышали стрельбу во дворе и крики «Аллах акбар!» Прихожане вместе с отцом Сергием закрылись внутри и удерживали двери, сдерживая натиск нападавших примерно 40 минут. Боевики стреляли в дверь в упор, в результате чего и был тяжело ранен прихожанин – врач из Гудермеса.

Нападение на храм получило широкий резонанс в России. Директор Института религии и права, старший научный сотрудник Института Европы РАН Роман Лункин в интервью Русской службе «Голоса Америки» сказал, что случившееся – в первую очередь огромная трагедия для тех, чьи родные и близкие пострадали в ходе нападения, для всех православных верующих и для страны в целом.

«Это действительно затронуло всех, – подчеркнул Лункин. – Уже есть много официальных заявлениями с соболезнованиями, в том числе от святейшего патриарха Кирилла».

Однако если оценивать это событие с точки зрения общественно-политической ситуации, то здесь возникает целый ряд вопросов, продолжает эксперт. «И самых главный из них, – уточняет он, – откуда взялись эти боевики?»

Пока непонятно, поясняет собеседник Русской службы «Голоса Америки», «либо это группировка, которая активно использует псевдоисламские идеи для оправдания так называемого джихада, либо это просто ситуативное напоминание о возможности противостояния двух религий и стремление специально столкнуть христианство и ислам, о чем, в частности, заявлял глава синодального отдела по взаимодействию церкви и общества (Московской патриархии) Владимир Легойда».

Религиовед склоняется к тому, что речь идет о стремлении столкнуть две религии.

«Но повторюсь, остается вопрос, откуда взялись эти боевики, если, судя по заявлению многих официальных лиц России, на территории республики все зачищено и там нет никаких экстремистов псевдо-исламского, ваххабитского толка. Согласно отчетам чеченского руководства, все бандподполье уничтожено», – констатирует Лункин.

По словам эксперта, новый президентский срок Владимира Путина сам по себе может стать вызовом для республик Северного Кавказа, а в такую пору обостряются все кризисы, в том числе религиозные.

Правозащитник Валерий Борщев убежден, что цель боевиками выбрана не случайно.

«Террористы кричали “Аллах акбар!” и были заинтересованы в том, чтобы взять в заложники немусульман, – отмечает он в комментарии для Русской службы «Голоса Америки». – Поэтому и была выбрана православная церковь. Нападавшие, похоже, – верные ученики Шамиля Басаева; тот действовал по такому же принципу. Этот компонент присутствует в идеологии исламского терроризма, и они ее в данном случае придерживались».

Правозащитник допустил, что нападавшие стремились разжечь религиозную ненависть. Но их основной целью, по его мнению, все-таки был захват заложников.

«Опыт показывает, что терроризму нельзя положить конец даже по желанию самого эффективного и самого жестокого правителя. В Чечне заметно сужен масштаб терроризма, но масштабы прав человека сужены еще больше. Борьба с терроризмом часто используется сторонниками зажима демократии. А уж в Чечне это доведено до предела. Один процесс над Оюбом Титиевым (главой чеченского отделения «Мемориала») чего стоит. Титиев – продолжатель дела Натальи Эстемировой, – подчеркивает Валерий Борщев. –И то, что его таким наглым образом арестовали, подкинув наркотик, говорит, что в целом в республике идет планомерная, тотальная борьба с правозащитниками».

В нормальном государстве правозащитники должны быть соратниками властей в борьбе с терроризмом, но руководители Чечни видят в них не меньшую для себя опасность, чем в террористах, убежден Борщев.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG