Линки доступности

Политика газопроводов: «Северный поток-2» и «Турецкий поток» усиливают зависимость Европы от России


Российские газовые трубопроводы «Северный поток-2» и «Турецкий поток» угрожают европейской безопасности, отмечают эксперты на брифинге Хельсинкской комиссии США. Должны ли США вмешиваться?

Строящийся трубопровод «Северный поток-2», который в обход Украины должен начать поставлять газ из России в Германию по дну Балтийского моря, вызвал споры не только внутри самого Европейского Союза, но и между ЕС и США. Ряд экспертов и политиков опасается, что это усилит зависимость европейских стран, особенно стран Центральной и Восточной Европы, от российского газа, и сделает Европу еще более уязвимой для экономического и политического влияния со стороны Москвы. Сторонники же проекта считают, что до тех пор, пока поставки газа через «Северный поток-2» являются экономически выгодными, Европа только выигрывает, а зависимость от Москвы можно уменьшить, диверсифицировав европейский энергетический рынок.

Соединенные Штаты выступают против строительства «Северного потока-2», и неоднократно заявляли о возможности введения санкций, но до сих пор эти угрозы не реализовались. Для США этот вопрос осложнен еще и тем, что санкции могут вызвать недовольство со стороны ряда стран ЕС, в первую очередь – Германии, выступающей за строительство трубопровода, в то время как Вашингтон пытается добиться уступок от Берлина по ряду других важных вопросов, включая увеличение расходов на оборону.

Большинство экспертов, однако, согласны с тем, что «Северный поток-2» окажет негативное влияние на Украину, лишив страну доходов от транзита российского газа и увеличив риски безопасности.

Эти и другие вопросы во вторник, 23 июля, обсудили эксперты на брифинге «Политика газопроводов», организованном Хельсинкской комиссией США. Темой дискуссии также стал другой строящийся «Газпромом» трубопровод «Турецкий поток», который должен поставлять российский газ по дну Черного моря в Турцию для его дальнейшего распределения в страны Южной и Юго-Восточной Европы. Как считают эксперты, оба проекта усиливают зависимость Европы от российского газа, однако есть мнение, что США не обязательно должны прибегать к санкционной политике, направив свои усилия, скорее, на поддержку Европы в диверсификации своих источников энергии.

«Российская доля импортируемого Европой газа составляет 40%. Но это распределение неравномерно. Примерно для 13 стран – и большая часть из них являются странами бывшего советского блока – доля зависимости от российского газа составляет от 50% до 100%, – сказал во время брифинга Колин Клиэри (Colin Cleary), директор по энергетической дипломатии в странах Европы, Западного полушария и Африки Государственного департамента США. – И мы знаем, что Россия готова использовать энергию как геополитический инструмент, поскольку она уже это делала».

Представитель Госдепартамента отметил, что проект «Северный поток-2» направлен на то, чтобы наказать Украину за то, что та «решила уйти из-под геополитического влияния Москвы», лишив Киев около 3 млрд долларов годового транзитного дохода. Однако, как отмечает Колин Клиэри, все страны, зависящие от российской энергии, уязвимы для российского политического и экономического давления. Он также подчеркнул, что для Газпрома обычной практикой является взимание более высоких цен на газ с критически настроенных по отношению Кремлю стран, в то время как более дружественные страны могут покупать газ по более выгодным тарифам.

Колин Клиэри также отметил, что его ведомство для снижения зависимости Европы от российского газа поддерживает ряд проектов по диверсификации европейских энергетических поставок. К примеру, построенный в Литве терминал сжиженного природного газа (СПГ) позволил не только поставлять его в страны Балтии, но и вынудил Газпром снизить цены до рыночных и позволил уменьшить зависимость Литвы от российского газа.

Старший научный сотрудник Атлантического Совета Дэвид Корани (David Koranyi, Atlantic Council) отметил, что в 2009 году, когда Россия временно прервала поставки газа через Украину, многие страны Центральной и Восточной Европы оказались к этому не готовы. И хотя не все страны предприняли шаги, чтобы избежать негативных последствий в случае неожиданного срыва поставок, сегодня некоторые из них, такие как Венгрия, имеют достаточные запасы газа на случай кризисных ситуаций.

По мнению эксперта, Вашингтон, однако, уделяет много внимания проекту «Северный поток-2», в то время как проект «Турецкий поток» является не менее проблематичным для Европы, так как он усиливает зависимость стран Южной и Юго-Восточной Европы от российского газа.

«С точки зрения политики США, “Турецкий поток” гораздо важнее, чем “Северный поток 2”», – считает и старший научный сотрудник программы энергетической и национальной безопасности Центра стратегических и международных исследований Эдвард Чоу (Edward Chow, CSIS), подчеркнув, что в отличие от стран Северной и Западной Европы, энергетический рынок которых более диверсифицирован благодаря импорту газа из Норвегии и поставкам СПГ, страны Юго-Восточной Европы практически полностью зависят от российского газа.

Однако, по мнению эксперта, США в своей политике должны исходить не только из возможности введения санкций против российских трубопроводов и оказания помощи Европе в диверсификации энергопоставок, но и учитывать более широкий политический контекст.

«В противном случае это выглядит так, как будто мы знаем о европейской энергетической безопасности больше, чем сами европейцы», – считает Эдвард Чоу, подчеркивая, что европейцы, со своей стороны, не указывают США на поставки нефти из Саудовской Аравии или нефтеносных песчаников из Канады, оказывающих негативное влияние на климат.

Директор Каспийского политического центра Эфган Нифти (Eghan Nifti, Caspian Policy Center) отметил, что вопреки планам ЕС по энергетической диверсификации импорт российского газа увеличился, и сегодня Европа импортирует почти 200 млрд кубометров российского газа по сравнению с 150 млрд кубометров в 2014 году. Однако, как считает эксперт, это во многом обусловлено тем, что спрос на энергетические ресурсы в Европе возрос, в то время как добыча ею природного газа сократилась. Как отмечает Эфган Нифти, европейская зависимость от импорта энергоресурсов к 2030 году вырастет на 49%, достигнув почти 88%. Доля же натурального газа среди других источников энергии составляет сегодня в Европе около 24%.

В комментарии для Русской службы «Голоса Америки» Дэвид Корани признал, что страны Западной Европы и, в частности, Германия, поддерживают строительство «Северного потока-2», так как они считают, что получение газа из России напрямую менее рискованно, чем транзит через Украину.

«С конца 1970-х – начала 1980-х годов, с тех пор, как установились газовые отношения (между СССР и Германией), прямого отключения Германии никогда не было, поэтому немцы считают русских надежным поставщиком, несмотря на инциденты в 2006 и 2009 годах, – отмечает Дэвид Корани. – С точки зрения Германии нынешний транзитный путь через Украину, по которому проходит большая часть российского газа, представляет больший риск, чем прямой трубопровод из России. Берлин также считает, что немецко-российские отношения остаются достаточно хорошими».

Как говорит эксперт, в Германии есть мнение, что покупка газа через трубопровод «Северный поток-2» будет обходиться ей дешевле, чем ряд других альтернатив, и, в отличие от ситуации в странах Восточной и Юго-восточной Европы, не приведет к значительной зависимости Германии от российского газа, так как она имеет достаточно диверсифицированный энергетический рынок.

«Но, конечно же, Германия и другие страны Западной Европы должны понимать озабоченность Центральной и Восточной Европы, а также Украины», – добавляет эксперт, который, однако, не верит, что строительство «Северного потока-2» может быть остановлено.

Как отмечает Дэвид Корани, выходом из ситуации могут стать санкции, или само наличие их угрозы, которая вкупе с переговорами может помочь достичь договоренности с Москвой о продлении использования транзита российского газа через Украину, срок которого истекает в конце этого года.

«Я думаю, что “Северный поток-2” будет сложно остановить. Однако, если реализация проекта будет отложена, и, если возникает угроза санкций, то российской стороне придется вести переговоры с Украиной о продлении транзитного соглашения, причем на более выгодных условиях для украинской стороны, – отмечает Дэвид Корани. – Первоначальный российский план состоял в том, чтобы к моменту истечения транзитного соглашения с Украиной действовали бы как “Северный поток 2”, так и “Турецкий поток 2”».

Директор Каспийского политического центра Эфган Нифти в комментарии Русской службе «Голоса Америки» отметил, что исключать использование газа Россией для достижения политических целей нельзя, однако он считает маловероятным то, что прерывание газовых поставок будет в интересах Москвы.

«Я думаю, что картина сегодня несколько отличается от 2009 года. Россия также зависит от доходов от продажи газа и нефти, и то, что произошло 10 лет назад вызвало много вопросов о надежности поставок российского газа. Я думаю, что Россия не хочет оказаться в таком положении снова и, скорее, будет заинтересована в своевременных поставках в Европу и в сложных условиях, – говорит Эфган Нифти. – Но это не должно мешать Европейскому Союзу или Соединенным Штатам расширять возможности альтернативных поставок энергии».

  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG