Линки доступности

Санкции США против России за отравление Скрипалей: первая волна


Американские эксперты считают, что следующий раунд санкций «за Солсбери» сильнее ударит по России

Госдепартамент США распространил информацию о том, что с 27 августа Соединенные Штаты вводят в отношении России санкции из-за отравления в британском Солсбери в марте этого года бывшего полковника военной разведки России Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.

В преамбуле к документу сказано, что власти России «использовали химическое оружие в нарушение международного права, касающегося химических вооружений, против своих собственных граждан».

Санкции будут действовать как минимум год или до дальнейшего уведомления, и предусматривают запрет на продажу оружия и финансирование оружейных сделок, отказ от кредитования со стороны государственных структур США и запрет на экспорт товаров и технологий двойного назначения.

Также вводится запрет на предоставление России внешней помощи, за исключением экстренной гуманитарной помощи и поставки продовольствия.

В действии актов, которые используются для введения нынешнего раунда санкций против России, сделаны исключения: в частности, санкции не применяются в отношении выдачи лицензий на государственное сотрудничество по космосу и коммерческие космические запуски, однако это будет решаться в каждом конкретном случае.

Россия прореагировала на введение новых санкций относительно спокойно – возможно, потому, что основная реакция руководства России на известие о том, что страну накажут за отравление в Солсбери, была высказана еще в начале недели.

Несколько российских чиновников заявили в пятницу, что эффект от новых ограничительных мер их не пугает.

В частности, глава «Рособоронэкспорта» Александр Михеев заявил о том, что Россия будет постепенно отказываться от доллара США при расчетах в оружейных сделках: «Мы вместе последовательно уходим от доллара во взаиморасчётах в пользу национальных валют». Руководитель Объединённой авиастроительной корпорации России Юрий Слюсарь в интервью агентству «Интерфакс» также демонстрировал оптимизм: «Сейчас в проработке есть несколько предложений, которые, в случае их реализации, поддержат, а, возможно, даже увеличат объём поставок наших самолётов на экспорт».

Однако вторая волна санкций уже вызывает серьезные опасения в Москве: их США может применить через 90 дней, если Россия не даст «надежные заверения» в отказе использования химического оружия в будущем и согласится на «полевые инспекции объектов экспертами ООН». Тогда речь пойдет о снижении уровня дипломатических отношений, возможном запрете на полеты российской авиакомпании «Аэрофлот» в США и прекращении торговли между США и Россией.

Председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев, во вторник на своей странице в Facebook прокомментировавший санкции США против России за отравление Скрипалей, назвал их «полномасштабной экономической агрессией».

Юджин Чаусовски: Вашингтон посылает Москве смешанные сигналы

Эксперт информационно-аналитического центра Stratfor Юджин Чаусовски в интервью Русской службе «Голоса Америки» высказал мнение, что к первому этапу «санкций за Солсбери» Россия, возможно, готова: «Эти меры касаются продажи товаров, чувствительных для сферы национальной безопасности США, таких, как газотурбинные двигатели и измерительные приборы, и это не будет иметь большого эффекта, потому что многие из этих товаров уже находятся под санкционным запретом. Второй пакет санкций, через 90 дней, будет гораздо серьезнее».

Чаусовски говорит, что Москва получает из Вашингтона разнородные сигналы: «С одной стороны, санкции нарастают, с другой – мы видим такие встречи, как у Болтона с Патрушевым в Женеве. Отчасти это, конечно, результат разногласий между администрацией Дональда Трампа и Конгрессом по поводу того, как далеко стоит заходить в введении санкций. Обычно в Конгрессе по этому поводу позиция более жесткая, а в администрации более сдержанная, что, однако, не означает, что администрация не хочет вводить санкции. Просто Трамп хочет продолжать диалог с Россией, считая, что есть области, в которых США и Россия могут сотрудничать. В целом, санкции и диалог могут идти рука об руку, но сигналы идут смешанные».

По мнению аналитика Stratfor, Россия в результате усиливающихся санкций со стороны Запада ищет выход из изоляции: «Санкции нарастают в течение четырех лет, и Россия от них страдает, что бы не говорили ее власти. Поэтому Москва отворачивается от Европы, которая была традиционно крупнейшим партнером России в торговле, и поворачивается еще серьезнее к Китаю и, в меньшей степени – к Японии и странам Ближнего Востока. В России полагают, что санкции сохранятся в обозримом будущем, и в целях политического маневра, а также просто экономического выживания, надо больше контактировать с Китаем».

Юджин Чаусовски предполагает, что Россия не слишком будет думать о противоречиях с Китаем или державной гордости, если сотрудничество с Пекином поможет ей противостоять Вашингтону: «У Китая и России есть совпадающие интересы: обе страны хотят остановить наступление США на них в сферах экономики и безопасности. Конечно, у Пекина и Москвы есть трения, например, в вопросах влияния на соседние страны, в частности, в Центральной Азии. Тем не менее, сотрудничать в действиях против США им сейчас важнее».

Брайан О’Тул: За три месяца у администрации будет время решить, что применять

Эксперт программы «Мировой бизнес и экономика» Атлантического Совета Брайан О`Тул напоминает, что закон США от 1991 года о ликвидации химического и биологического оружия, на основании которого сейчас водятся санкции в отношении России, применялся крайне редко: «Это редко используемый закон, на моей памяти он использовался только в отношении Северной Кореи. Этот раунд санкций действительно будет слабее, чем возможный второй их этап».

По мнению О’Тула, второй этап санкций будет действительно серьезным, так как затронет финансовую сферу России: «Финансовые санкции будут наиболее существенными, и я бы следил за ними. Правда, впереди еще 90 дней, и я думаю, что за это время еще произойдут дискуссии, которые, возможно, снизят воздействие этих санкций. Кроме того, администрация не обязана задействовать все возможные меры, они могут выбирать – что применять, а что нет. Но в любом случае, логично было бы пойти по пути усиления санкций в рамках выполнения “Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций” (CAATSA), а не применять какие-то очень старые законы, которые были приняты еще до того, как сложилась нынешняя мировая финансовая архитектура»».

«Конечно, это (обсуждение новых санкций США в отношении России – Д.Г.) уже стало важным фактором внутренней политики США. В последнее время мы видели буквально вереницу чиновников Минфина США, выступавших на различных слушаниях в Конгрессе, и есть несколько законопроектов, касающихся санкций против России. Некоторые из этих предложений имеют все шансы стать законом. Я думаю, что законопроект, предложенный сенаторами Грэмом и Менендесом при определенной доработке будет и принят, и выполнен, но загадывать сейчас трудно», – рассуждает эксперт.

При этом эксперт подтвердил свою точку зрения, высказывавшуюся ранее в интервью Русской службе «Голоса Америки», что законопроект, известный как DETER Act (сокращение от Defending Elections from Threats by Establishing Redlines Act – Закон о защите выборов от угроз путем установления ограничений), может нанести сильный удар и по самой финансовой системе самих США.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG