Линки доступности

Freedom House: в 2016 году Россия стала еще менее демократической страной


Доклад американской правозащитной организации Freedom House «Страны переходного периода». Фото Freedom House

Особенно серьезно, по мнению правозащитников, пострадали сфера деятельности НКО и судебная система

В опубликованном 4 апреля ежегодном докладе американской правозащитной организации Freedom House «Страны переходного периода» («Nations in Transit») говорится, что рейтинг развития демократических институтов в России за 2016 год снизился и стал еще ближе к минимальным величинам.

Специалисты самой организации, приглашенные эксперты и общественные деятели, которые выставляют бывшим социалистическим странам рейтинги от 1 до 7 (где 1 — это лучший показатель развитости институтов, а 7 — худший), в 2016 году поставили России 6,57, что близко к показателям Беларуси (6,61), Казахстана и Таджикистана (6,64). Все эти государства отнесены к категории «утвердившиеся авторитарные режимы».

Из стран бывшего СССР, дружественных России, лучше показатели лишь у Армении (5,39) и Кыргызстана (6 пунктов ровно).

Снижение российского рейтинга Freedom House за 2016 год с 6,5 до 6,57, по мнению авторов доклада, продиктовано, в первую очередь, двумя факторами: ухудшением ситуации, в которой работают неправительственные организации, с увеличением числа политических эмигрантов и политзаключенных, а также ухудшением положения в сфере правосудия, где зависимость судов от исполнительной власти стала еще более очевидной, а решения Европейского суда по правам человека — еще менее обязательными для исполнения.

Авторы российской части доклада говорят, что «в 2016 году российский политический режим продолжал сосредотачиваться на обеспечении лояльности правящего класса и выживания своей системы управления». Режим в России, считают специалисты Freedom House, «стремился усовершенствовать свой авторитарный контроль над российскими гражданами и экономикой, чтобы предотвратить любые реальные демократические преобразования».

«Как и в предыдущие годы, траектория - это укрепление долговременной диктатуры» - говорится в докладе.

Прогноз развития ситуации в России на 2017 год от Freedom House — пессимистический: «Когда власти пытаются предотвратить демократические изменения в неспокойной обстановке, это может означать увеличение уровня репрессий и даже насилия против гражданского общества, а также независимых действующих лиц в сфере политики и медиа. По мере приближения президентских выборов 2018 года, ключевые расхождения будут в 2017 году между Кремлем и регионами (особенно наиболее развитыми) в распределении полномочий, бюджетной политике и парламентской деятельности; продолжится борьба между различными частями правящего класса, в том числе в отношении «преемственности», а также в балансе сил между различными экономическими лобби в рамках режима».

Насколько очевидны для правозащитников и юристов ухудшения ситуации в России с гражданским обществом и сферой деятельности судов? Русская служба «Голоса Америки» обратилась к экспертам с этим вопросом.

Сергей Никитин: клеймо «иностранного агента» ставит крест на сотрудничестве

Директор российского отделения международной правозащитной организации Amnesty International Сергей Никитин подтверждает, что клеймо «иностранный агент», которое российские чиновники ставят на некоторые организации, становится еще более опасным: «Число «иностранных агентов», несмотря на какие-то незначительные исключения организаций из этого реестра в начале 2017 года, все равно высокое, больше сотни. Статус «иностранного агента» - это и дополнительная отчетность, и, главное, это ярлык, который вешается на НКО, который фактически ставит клеймо «запрещены к сотрудничеству» на их деятельности».

«Я лично общался с несколькими общественными организациями, которые мне говорили, что, если в прошлом они сотрудничали успешно и конструктивно с местными региональными властями и властями федерального уровня, то теперь на этом можно поставить жирный крест. Многие организации просто закрываются или предпочитают какие-то другие формы существования» - рассказывает Сергей Никитин.

Наиболее вопиющим случаем директор российского отделения Amnesty International считает уголовное преследование руководителя «Союза женщин Дона» Валентины Череватенко: «Против нее возбуждено уголовное дело. Создается впечатление, что власти намекают на то, чтобы независимые организации прекратили вообще свое существование. И можно подумать, что случай Валентины Череватенко – это показательный случай, который направлен на устрашение руководителей общественных организаций, уже внесенных в реестр «иностранных агентов», или потенциальных кандидатов на внесение в этот самый реестр».

Правозащитник говорит, что, по его наблюдениям, число политических эмигрантов из России в 2016 году действительно увеличилось: «Большое число людей, являющихся гражданскими активистами и работавшими на благо людей в нашей стране, были вынуждены покинуть ее для того, чтобы спасти свои жизни или не оказаться за решеткой. И это очень печально, потому что, как мы говорим, все эти НКО, названные «иностранными агентами», на самом деле являются агентами народа и работают для народа».

Кирилл Коротеев: необязательность выполнения решений ЕСПЧ — уже устоявшийся подход

Юридический директор Правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев в интервью «Голосу Америки» поясняет, что практика необязательного отношения российских судов к решениям Европейского суда по правам человека существовала и до 2016 года: «Это процесс, который идет последние три года с очень серьезной скоростью. И если Конституционный суд за прошлый год вынес решение об отказе в исполнении только одного решения Европейского суда, то сам его подход, сформулированный еще в 2015 году, уже нанес серьезный ущерб - восприятие Европейской конвенции по правам человека судьями и другими государственными органами таково теперь, что это для них вообще что-то необязательное».

«Еще более серьезная проблема — это неисполнение решений ЕСПЧ и Верховным судом, и районными судами. И безнаказанность за те же самые преступления в Чечне, в которой ничего не меняется последние много-много лет, и это - несмотря на многочисленные решения Европейского суда» - констатирует юрист.

Кирилл Коротеев соглашается с оценкой Freedom House, отметившей в докладе полную подчиненность судебной системы в Чечне властям республики: «Рамзан Кадыров может сказать, что ему не нравится приговор, что людей нужно не оправдать, а судить, и обвиняемые снова оказываются в заключении и на них вешают новые обвинения – такое происходит уже не первый год, мы наблюдаем этот процесс уже очень давно».

«На самом деле, зависимость судей от исполнительной власти существует не только в Чечне. Конечно, в Чечне она приняла наиболее уродливые формы, но в центре Москвы она принимает вид тоже достаточно неприятный. И процессы, которые идут в Тверском суде Москвы, подчас ничуть не лучше процессов, которые могут идти в суде в Грозном. Потому что вся судебная система в России действует по принципам, исключающим судебную независимость, в Чечне это просто эксплуатируется максимально» - описывает ситуацию юридический директор «Мемориала».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG