Линки доступности

США – Иран: право на ответ


Дрон Global Hawk. Арххивное фото.

Американские эксперты считают, что у президента Трампа остается возможность выбрать время и форму ответа на провокационные действия Тегерана

«Они сбили американский беспилотник, чтобы попытаться заставить Соединенные Штаты отступить. Но я не думаю, что это изменит общую политику США по отношению к Ирану, которая по-прежнему останется жесткой, – отмечает Мэтью Крониг, (Matthew Kroenig, Atlantic Council), заместитель директора Атлантического совета, в комментарии для Русской службы «Голоса Америки», и продолжает: – «Важный вопрос – ответит ли президент Трамп военными методами сейчас? Это сложно сказать, я думаю, и сам президент не принял окончательного решения. Но он все еще может прибегнуть к использованию военной силы».

По мнению эксперта, последние действия Ирана являются результатом политики «максимального давления», которую проводит администрация президента Трампа для того, чтобы заставить Иран сесть за стол переговоров по поводу нового соглашения по их ядерной программе, однако заставить США изменить политический курс эта провокация не сможет.

Как отмечает эксперт, если президент Трамп решит в пользу ответа военными методами, он можем прибегнуть, например, к таким шагам, как использование военно-морских кораблей США для поддержки и сопровождения танкеров в регионе, нанесению скрытого удара, который не привлек бы общественного внимания, или же все же к ударам с воздуха, которые президент отменил вчера.

«Если Трамп прибегнет к ракетным ударам, то, конечно, существует риск серьезной эскалации. С другой стороны, я не думаю, что Иран хочет серьезного конфликта с Соединенными Штатами. Они знают, что проиграют этот конфликт, и что это может привести к концу их режима. Поэтому, я думаю, что Иран пытается быть осторожным, используя силу, чтобы заставить Соединенные Штаты отступить, но при этом не зайти слишком далеко и не спровоцировать масштабную ответную атаку», – отмечает Мэтью Крониг. По его мнению, дальнейшие действия США повлияют на политические расчеты как союзников, так и соперников Соединенных Штатов.

«То, как Соединенные Штаты решат урегулировать этот конфликтом с Ираном, может иметь последствия и для того, какие выводы из этого извлекут другие страны, такие как Россия, Китай, Северная Корея. И придут ли они к выводу, что Соединенные Штаты можно атаковать и те на это не ответят. За происходящим наблюдают и союзники США, оценивая авторитет Америки, будем ли мы, и как будем защищать наши интересы, или же бы используем силу таким образом, что может нанести вред и союзникам», – говорит эксперт.

Красные линии и угроза эскалация

Джонатан Шанзер, старший вице-президент по научным исследованиям в вашингтонском Фонде защиты демократии (Jonathan Schanzer, Foundation for Defense of Democracies) отмечает, что нынешнюю эскалацию можно рассматривать с разных точек зрения.

«Можно сказать, что президент Трамп утратил возможности сдерживания Ирана, что, в свою очередь, может привести к дальнейшему развитию конфликта и росту иранской агрессии. Но можно рассматривать ситуацию и с позиции того, что США могут использовать этот момент для того, чтобы убедить европейцев присоединиться к проводимой Вашингтоном политике экономического и политического давления на Иран, указав на агрессию Ирана в Персидском заливе», – отмечает Джонатан Шанцер, добавив, что на данный момент оба из этих варианта возможны.

Как считает эксперт, попытка администрации США склонить другие страны нас свою сторону в отношении Ирана «не является неправильным шагом», однако президент Трамп может прибегнуть и к военному ответу, если посчитает нужным, притом у него нет временного ограничения, когда это можно сделать.

«Я думаю, что США должны оставить за собой право ответить Ирану в любое время, и какого-то крайнего срока для ответа нет. Мы можем увидеть ответ сегодня, завтра, на следующей неделе или в следующем месяце. Так что у Соединенных Штатов есть возможность военного ответа, если они того желают», – отмечает эксперт, по мнению которого если президент Трамп и прибегнет к военным действиям, то возможность дальнейшей эскалации зависит больше от дальнейших действий Ирана.

Научный сотрудник Гудзоновского Института и бывший директор по исследованиям в офисе президента Джорджа Буша-младшего Питер Раф (Peter Rough, Hudson Institute) также считает, что какой-то военный ответ Ирану со стороны США вполне может последовать, но президент Трамп постарается избежать серьезной эскалации конфликта.

«Иран перешагнул “красную линию”, поэтому некий военный ответ Ирану вполне возможен, но, я думаю, что Белый Дом и администрация постараются тщательно откалибровать ситуацию, чтобы не потерять американский престиж и авторитет в регионе, но в то же самое время не попасть в эскалационный цикл, который может привести к крупному конфликту», – отмечает Питер Раф.

Выбранную же в целом стратегию администрации Трампа по отношению к Ирану эксперт характеризует как своего рода управляемый кризис.

«Я думаю, что администрация Трампа скептически относится как к смене режима в “стиле Джорджа Буша-младшего”, так и к политике администрации Обамы, которую она воспринимает как слабость, в том числе “иранскую сделку”. Поэтому стратегия администрации Трампа представляет собой “постоянно управляемый кризис”, направленный на то, чтобы вновь очертить границы приемлемого в регионе, при этом не заходя слишком далеко и не вовлекаясь в крупный конфликт с Ираном», – говорит эксперт.

Питер Раф выражает надежду на то, что европейские страны встанут на сторону США в данной ситуации. «Мне трудно представить, что наши европейские союзники выберут Иран, когда именно он ведет себя агрессивно», – добавляет Питер Раф.

Российский фактор

Россия в последние годы превратилась в военного союзника Ирана (силы обеих стран совместно защищают режим Башара Асада в Сирии) и главного спонсора его оборонной мощи – он снабдила Тегеран комплексами ПВО С-300, которые иранское военное командование еще месяц назад перебросило к Персидскому заливу. Об этой переброске сообщила 22 мая официальная «Российская газета»: «Появление «трехсоток» стало своеобразным ответом на усилившуюся в данном регионе военно-морскую активность США».

Отдает ли себе Москва отчет в том, что может означать ее вовлеченность в вооруженное противостояние США и Ирана на стороне исламского государства? Эксперт Вильсоновского Центра в Вашингтоне Уильям Хилл (William Hill) выражает надежду, что это так: «Я надеюсь, что Россия повлияет на Иран с тем, чтобы тот был крайне осторожен и проявлял сдержанность. Я предполагаю, что российские власти очень не хотели бы американо-иранской войны. Они, конечно, довольны тем, что США не имеют нормальных отношений с Ираном, и поэтому Россия располагает большим влиянием в регионе, но я уверен, что никакой выгоды от такой войны для России не будет. И в принципе серьезная война в регионе Персидского залива в перспективе невыгодна всем, включая Россию».

«В США известно, что Россия в течение последних 20-30 лет официально и неофициально снабжала Иран вооружениями и помогала ему. Я не думаю, что неофициальное присутствие российских советников, которые, вероятно, помогают иранцам с комплексами ПВО, будет рассматриваться Вашингтоном как участие России в прямой войне Ирана против США. Но все равно российская сторона должна понять, что это опасно» – убежден эксперт.

«Одно дело просто продавать оружие, и несколько другое – помогать его использовать в агрессивном и провокационном стиле. Нам никогда не нравились связи России с Ираном, и даже во времена администраций Клинтона и Ельцина у нас были серьезные дискуссии с Москвой об этом» – напоминает Уильям Хилл.

  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG