Линки доступности

Безопасность выборов в США: приемы против дезинформации и взлома


Специалисты рассказали Русской службе «Голоса Америки», какие точки американской избирательной системы нуждаются в укреплении

Безопасность президентских выборов 2020 года в США еще до пандемии коронавируса была вопросом, который вызывал у экспертов в Вашингтоне беспокойство, нарастающее по мере приближения ноября.

На фоне вспышки COVID-19 это беспокойство только усилилось, и специалисты призывают безотлагательно принять меры, обеспечивающие защиту избирательного процесса – как с информационной, так и с технической стороны.

У многих из них еще свежи в памяти события 2016 года, когда воздействие России на американскую избирательную систему было массированным и крайне неожиданным. Оно включало как «активные мероприятия» в соцсетях, так и прямые взломы компьютеров – как партийных, так и тех, которыми пользуются избирательные комиссии.

Как напомнил на мероприятии 19 мая в Центре международных стратегических исследований (CSIS) обозреватель The New York Times Дэвид Сэнгер (David Sanger), вмешательство российских хакеров в системы регистрации избирателей в 2016 году было доказано как минимум в двух штатах – Иллинойсе и Аризоне, а общее количество штатов, где списки избирателей были «отредактированы» хакерами, могло доходить до 39.

Руководитель проекта «Защита демократии» в CSIS Сюзан Сполдинг (Suzanne Spaulding), отвечая на вопрос Русской службы «Голоса Америки» о том, насколько хорошо выучены уроки 2016 года, заявила, что «в укреплении системы регистрации избирателей достигнут значительный прогресс».

При этом эксперт, в 2016 году занимавшаяся кибербезопасностью в должности замминистра внутренней безопасности США, считает важным, чтобы, если система все же будет взломана, изменения в списках избирателей, внесенные туда хакерами, устранялись на ранней стадии, а не в последний момент: «Время является очень важным фактором: в 2016 году люди приходили на избирательные участки и только там обнаруживали, что их нет в списке, или что их имя или фамилия изменены, и так далее. И времени на устранение всего этого уже не было».

Готовность к неожиданному, обучение «гражданской грамотности»

«Когда будут рассылаться по почте бумажные бюллетени для голосования (а если списки будут взломаны, то в этом процессе будут сбои), то важно, чтобы у людей, знающих, что они должны получить бюллетень, но не получивших его, было время обратиться к властям штата и спросить, почему бюллетень не пришел», – предупреждает Сюзан Сполдинг.

Кроме того, эксперт CSIS уверена в том, что психологические моменты в безопасности выборов столь же важны, сколь и технические: «Мы можем сделать все для того, чтобы злонамеренные действия в киберпространстве не достигали цели, но нужно признать, что им и не обязательно быть успешными. Те, кто их совершает, могут просто объявить, что они достигли успеха».

По мнению Сполдинг, если общественное доверие к выборам подорвано в принципе, то защита от хакеров будет не слишком эффективна в сохранении чистоты выборов, поэтому нужно обеспечить хорошую проверяемость системы: «И тут мы говорим о бумажных бюллетенях, бюллетенях, рассылаемых избирателям – это легко поддается аудиту».

Сюзан Сполдинг сообщила, что инициированная Конгрессом США Комиссия по выработке мер безопасности в киберпространстве (Cyberspace Solarium Commission), в составе которой она работала, в своем итоговом докладе, опубликованном этой весной, предложила ряд мер:

«Мы рекомендовали для усиления способности общества противостоять (попыткам нарушить ход выборов – ред.) повысить медиа-грамотность, а в более широком плане – поднять уровень гражданского образования и вовлеченности населения. Они хотят заставить американцев разувериться в демократии, разувериться в ее институтах, и сила гражданского образования – в том, чтобы напомнить, как важна демократия».

Свои способы противостояния «взлому» выборов в США предлагают и специалисты в области кибербезопасности из негосударственных организаций – например, таких, как «Глобальный Кибер-Альянс» (Global Cyber Alliance, GCA). Директор GCA по Америке Меган Стифел (Megan Stifel), в прошлом – директор по кибербезопасности в Совете национальной безопасности США, в интервью Русской службе «Голоса Америки» рассказывает об одной из характеристик американской избирательной системы, который является одновременно ее сильным и слабым местом:

«Процесс выборов в США и их система очень децентрализованы, что может быть и вызовом, и сильной стороной. Мы не можем обязать все избирательные комиссии соблюдать какие-то определенные технические стандарты или жесткие правила, но мы можем выработать рекомендации, соблюдая которые, избиркомы будут способны обеспечить киберзащиту достаточно хорошего уровня. Конечно, тут сразу появляется вопрос о ресурсах: достаточно ли их на местах для того, чтобы закупить современные системы, хватит ли их для финансирования работы специалистов должного уровня и обучения людей для обслуживания таких систем. Возможно, помощь с такими средствами могла бы идти с федерального уровня».

«Мы в GCA готовы рассказывать тем, кому это потребуется, про технические и нетехнические способы повышения безопасности выборов: от защищенных Wi-Fi сетей и баз данных, двухуровневой аутентификации и регулярного обновления программного обеспечения до других инструментов. Из изданных еще в 2018 году обширных рекомендаций по компьютерной безопасности мы сделали выжимку – около десятка «ящиков с инструментами», максимально понятных для использования и совершенно бесплатных. Есть целый набор необходимых шагов, сделав которые, мы сможем добиться достаточной надежности избирательной системы», – говорит Меган Стифел.

Эксперт также уверена в том, что население США должно быть лучше подготовлено к тому, чтобы не поддаваться попыткам иностранных игроков подорвать доверие к процессу выборов: «Люди должны отличать проверенные источники информации от непроверенных. Например, в социальных сетях они должны отличать новости и сообщения, идущие с официальных страниц избирательных органов или местных властей, от сообщений неких групп, про которые ничего не известно. Кроме того, чиновникам нужно уже сейчас разработать стратегии на случай различных инцидентов на выборах, связанных с иностранным вмешательством, чтобы не искать способы разрешения ситуаций в последний момент».

Вмешательство в выборы-2020 будет «более изощренным»

«У России или другого иностранного игрока нет никаких причин, чтобы не использовать выборы в этом году себе на руку, – считает Нина Янкович (Nina Jankowicz), специалист по дезинформации Вильсоновского центра (Wilson Center) в Вашингтоне. – Кризис, вызванный пандемией коронавируса, должен был бы нас объединить, а в результате показал, насколько мы разделены. Мы не приняли даже простейших законов, которые бы дали возможность американцам понять, как на них влияют онлайн-источники. Кроме этого, мы не усилили финансирование инфраструктуры наших выборов. Мы ничего не делаем, чтобы иностранное вмешательство в наш избирательный и демократический процесс дорого обходилось тем, кто его осуществляет, поэтому оно [это вмешательство] будет продолжаться».

Бывший координатор санкционной политики Госдепартамента США, эксперт вашингтонского «Атлантического совета» Дэниел Фрид (Daniel Fried) соглашается, что вмешательства стоит ожидать, и даже более изощренного, чем в 2016-ом. Он также полагает, что продолжится активная поддержка экстремистских групп: «Будет меньше откровенных фальсификаций и использования ботов, больше использования аутентичных источников и более искусного смешивания с реальными людьми. В каждом обществе есть свои экстремисты, их не нужно изобретать. Нужно только найти их, дать им ресурс и поддержку. Это то, что они будут делать».

Эксперты считают, что будет продолжаться использование уже известных нарративов, ранее задействованных в кампаниях по дезинформации: дискредитация демократического миропорядка, его институтов и лидеров, а также раздувание уже существующих конфликтов. Происходящие события, такие, как пандемия COVID-19, будут использоваться как поводы.

«Мы увидим, как российское правительство будет говорить, что у них, благодаря авторитарному ответу на пандемию, небольшое количество случаев заражения, хотя их цифры могут быть выдуманы, – прогнозирует Нина Янкович, – И, при этом, они будут кивать на США: мол, более 70 000 смертей — вот к чему привела демократия».

Аналитик Вильсоновского центра отмечает, что, из-за более агрессивной политики соцсетей по поиску и удалению бот-аккаунтов и «искусственной активности», сейчас наблюдается меньше откровенной дезинформации, чем перед выборами-2016. Но, как и средства борьбы с фейками, дезинформация тоже совершенствуется, напоминает Нина Янкович:

«Дезинформация теперь отправилась в закрытые группы, зашифрованные мессенджеры вроде WhatsApp, или в части интернета с меньшим траффиком вроде платформ Reddit, 4chan или Gab. Мы также видим все больше “сайтов вторичного заражения”: сайты, распространяющие российскую пропаганду и дезинформацию, которые прикидываются при этом местными медиа. В США были примеры, когда группа или страница, выглядящая как местное СМИ или организация, перенаправляла весь трафик на российский сайт, Sputnik или RT, или специально заточенный для этого сайт».

Новые санкции за вмешательство: сдерживающая мера

Санкции – проверенный, широко используемый способ противодействия вмешательствам, и США за последние пару лет их приняли немало: в частности, в 2018 году они были введены за вмешательство России в выборы 2016 года, когда под санкции попало Агенство интернет-исследований (АИИ), или «Фабрика троллей», упоминаемая в расследовании Роберта Мюллера. В сентябре 2019 года список пополнился еще четырьмя компаниями и семью физическими лицами из окружения Евгения Пригожина, финансирующего АИИ.

Однако, по мнению Дэниела Фрида, санкции конкретно против дезинформации не возымели существенного эффекта. В интервью Русской службе «Голосу Америки» Фрид также отметил сложность их точечного применения против тех, кто непосредственно создает дезинформацию: «Это нереалистично и почти глупо думать, что вы можете наложить санкции на какого-то конкретного бота или тролля. Но вы можете пойти выше – найти возможность определить тех, кто это финансирует».

Нина Янкович соглашается с этим и подчеркивает уменьшение эффективности санкций во время пандемии: «Поездки и так не совершаются, а торговля замедлилась, так что санкции имеют еще меньший эффект. Когда наша разведка проникла в сети того же АИИ в 2018 году перед промежуточными выборами в США, чтобы заблокировать их в день выборов – это, я считаю, было куда более эффективно».

При этом Дэниел Фрид считает санкции, в принципе, ключевым инструментом противодействия Запада российской агрессии и подчеркивает их эффективность в других случаях: «Они были эффективны в сдерживании дальнейшей российской агрессии в Украине. И если кому-то кажется, что такой угрозы не было, я предложил бы ему ознакомиться с заигрыванием Путина с “Новороссией”, которая, по планам, должна была включать 40% территории Украины. Санкции также убедили Кремль пойти на переговоры в Минском формате, который, при всех своих недостатках, все же заставил его признать Донбасс украинской территорией, что разительно отличается от позиции России по Южной Осетии и Абхазии».

По мнению Дэниела Фрида, новые санкции могут быть и ответом на новые факты вмешательства в американские выборы. Однако он говорит, что такой ответ лучше давать совместно с Европой: «Вопрос не только в том, что сделают США, но и в том, что Запад в целом может сделать вместе, потому что совместно выработанная политика будет гораздо более эффективной».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG