Линки доступности

Эксперты в США о пресс-конференции Путина: «Отрицания и увертки»


Президент РФ Владимир Путин во время пресс-конференции 20 декабря

По мнению аналитиков в Вашингтоне, Владимир Путин пользуется привычной риторикой, перекладывая на Запад вину за рост напряженности в мире

Ежегодная пресс-конференция президента России Владимира Путина несколько потонула в новостном потоке 20 декабря, поскольку эксперты в Вашингтоне были заняты внутриполитической повесткой. Но не только поэтому: по словам политологов, с которыми Русская служба «Голоса Америки» поговорила после пресс-конференции, они не услышали от российского лидера чего-то такого, что меняло бы существующее положение дел в отношениях Москвы и Запада.

Главными моментами, на которые обратили внимание сотрудники экспертных центров в США, были высказывания Путина по теме стратегических вооружений, его слова об украинском руководстве и то одобрение, которое российский лидер выразил решению Дональда Трампа вывести военных США из Сирии.

Заместитель директора Европейской программы Центра международных и стратегических исследований в Вашингтоне Рэйчел Элхуус (Rachel Ellehuus), комментируя высказывания Владимира Путина в адрес президента Украины Петра Порошенко, заметила, что президент России, очевидно, не рассматривает нынешнюю украинскую власть как сторону в возможных переговорах: «Я думаю, что у Путина нет цели положить конец дестабилизации в Украине, так как сейчас он находится в выигрышном положении. Меня всегда поражает удивление Запада в целом, Европы и НАТО по поводу того, как Путин все время мелкими маневрами меняет правила. По поводу ситуации с Азовским морем никто ведь ничего так и не сделал, все только выпускают жесткие заявления. А ему такое развитие приносит популярность дома, он опять выглядит так, как будто у него все под контролем».

«Эта его риторика также уводит внимание от внутренних экономических проблем, проблем демографии и перекладывает вину на других – на США, ЕС, НАТО, кого угодно. Мое внимание привлекли его слова о том, что опасность применения ядерного оружия стала размываться – и это при том, что именно России страны НАТО консолидированно предъявили претензии по поводу разрушения договора РСМД. То есть, опять же, перекладывание вины на других, отрицание и отвлечение внимания.

И российская публика совершенно не обязательно воспринимает это как проявление слабости – наоборот, она может верить, что Россию действительно пытаются загнать в угол, и это США и ЕС пытаются нарушить правила игры» - предполагает эксперт.

Нынешний президент США, по мнению Рэйчел Элхуус, является для Путина человеком, которого он хочет считать другом: «Я заметила его желание сделать личными отношения с Дональдом Трампом: он называл его по имени на пресс-конференции, говорил «мы», и это тоже служит цели Путина изменить миропорядок и быть частью тех сил, которые принимают решения. В Сирии ему это удалось – там идут постоянные согласования между военными США и России по предотвращению конфликтов, и я думаю, что он должен быть очень рад тому, что США уходят из Сирии. Если нет стороны, которая бы заставила различные силы, противостоящие Асаду в этом конфликте, не действовать против друг друга, то для Путина игра в Сирии облегчается».

«Главное, что мы должны делать – это разоблачать его увертки и уходы от ответственности во всех случаях, будь то отравление Скрипалей или вмешательство в выборы. Под словом «мы» я имею в виду Запад в целом. Вместе с тем, нам нужно продолжать разговаривать с Кремлем по темам стратегических вооружений и отношений с НАТО, по Арктике – при этом называя неприемлемое неприемлемым» - говорит Рэйчел Эллхуус.

Директор Центра военно-политического анализа в Гудзоновском институте Ричард Вайц (Richard Weitz) также отметил слова Владимира Путина о том, что опасность возможного разрушения стратегических договоров недооценивается: «Он упомянул договоры РСМД и ПРО, сказав, что и договор СНВ-3 может постигнуть та же судьба, и также рассуждал о средствах доставки, которые могут использоваться как для обычных, так и для ядерных вооружений. Там было много сказано, и мне такое его внимание к этой сфере кажется примечательным».

Военный эксперт считает, что Владимир Путин действительно беспокоится по поводу возможной гонки стратегических вооружений: «До сих пор Россия вела себя не слишком честно в выполнении этих договоров, и ей это позволялось, ей делали замечания, но о прямом выходе США из этих договоров речи не было. Если США действительно выходят из договора РСМД, то это ставит Россию в менее выгодное положение, потому что в случае начала неконтролируемой гонки вооружений Россия проигрывает. Американская экономика все-таки гораздо больше российской, и держаться вровень с США в этой гонке у Москвы не получится. В случае СССР гонка вооружений способствовала крушению всей советской системы, так как тогда Москва пыталась угнаться за Вашингтоном. Путин хочет сохранить систему контроля над вооружениями, чтобы не оказаться в проигрыше».

«В целом его сигнал таков: под его руководством Россия опять набрала силу, поэтому ей мешают, но тем не менее экономика растет, а санкции хоть и неприятны, но ее не разрушают. И такой сигнал он шлет уже некоторое время, что дает возможность Западу по каким-то вопросам вступать с ним в сделки. Я в целом рассматриваю его позицию как демонстрацию уверенности в себе», – делает вывод Ричард Вайс.

Старший научный сотрудник Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований Джорджтаунского университета в Вашингтоне Эндрю Качинз (Andrew Kuchins) не был удивлен ничем из того, что российский президент сказал на своей очередной большой пресс-конференции: «Для меня не было ничего нового или интересного в том, что говорил Путин. Он, как обычно, увернулся от вопроса о минимальном экономическом росте в течение десяти последних лет, сказав, что нужно помнить и о мировом финансовом кризисе 2008-2009 года, и о большом падении цен на нефть в 2014-ом, и отметив, что России нужен прорыв. Сейчас прогнозы по росту экономики на следующие годы тоже невысоки, но я не услышал каких-то рецептов этого прорыва, и думаю, что экономическая политика Кремля вряд ли существенно изменится».

Без оптимизма Эндрю Качинз воспринял и комментарий Путина по поводу тарана и захвата украинских моряков погранкораблями ФСБ России: «Его ответ по поводу захваченных в Керченском проливе украинских моряков состоял в том, что переговоров об их обмене ждать не стоит до завершения уголовного дела. Из этого понятно, что нам не стоит ожидать каких-либо подвижек в сторону возвращения этих моряков Украине в ближайшее время».

«Есть поговорка: «Старого пса новым трюкам не научишь». В «мюнхенской речи» 2007 года он говорил о том, что Россия соблюдает международное право, и с тех пор он и господин Лавров заявляют, что Запад хочет навязать России свои правила, а Россия будет отстаивать свои интересы. Он уже давно произнес все это, и теперь повторяет, будучи, де-факто и де-юре, правителем России 18 лет. И мы видим, что этот нарратив воспринимается в России, скорее, с одобрением. Даже если его популярность несколько снизилась, она все равно высока», – считает эксперт Джорджтаунского университета.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG