Линки доступности

Особенности украинских выборов на линии фронта


Избирательный округ 51 в Донбасской области Украины

Накануне досрочных выборов в Верховную Раду, корреспондент Русской службы “Голоса Америки” побывал в самом рисковом округе Донбасса

До украинских парламентских выборов осталась всего одна полноценная рабочая неделя. Самая яркое, жесткое и экзотическое взаимодействие между отдельными кандидатами, партиями и избирателями идет на Донбассе – строго вдоль линии противостояния.

Украинское избирательное законодательство не знает слов «неподконтрольная» или «оккупированная» территория, соответственно Центральная избирательная комиссия(ЦИК) войны на востоке юридически просто «не видит». Еще в украинском законодательстве практически отсутствует понятие срыва выборов – результаты волеизъявления избирателей на округе чисто теоретически можно определить и по одному участку. Чисто практически – на текущих выборах на 51-м избирательном округе своего народного депутата в Верховную Раду Украины изберут жители четырех сел всего на двух избирательных участках. Вся остальная территория округа – город Никитовка и Центрально-городской район Горловки – под контролем самопровозглашенной ДНР.

Таких округов в Донецкой области пять, в Луганской – три. Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» изучал ситуацию в наиболее «горячем» округе – 51-м.

«51-й округ – самый рискованный, скомпрометировать выборы всего на двух участках сравнительно несложно, тут есть реальная опасность срыва выборов» – поясняет «главные риски» наблюдатель гражданской сети по внепартийному наблюдению за выборами «Опора» Александр Клюжев.

Важно – сколько обрезано

В таких экзотических случаях как этот, все познается в сравнении. В прошлые парламентские выборы боевые действия на востоке Украины тоже уже шли, и тогда самым экзотическим выглядел 45-й избирательный округ, который включал в себя районы Донецка и оставшиеся под контролем ВСУ пару сел. Чуть больше чем тысячью голосов жителей этих сел как раз и избрали в Верховную Раду самого старейшего на тот момент ее депутата – Ефима Звягильского. Соперников у него особых не было, вокруг сильно стреляли – тогда это было еще непривычно.

К этим выборам по решению ЦИК 45-й округ стал включать в себя и город Авдеевку с прилегающими селами. Округ в итоге сразу стал выглядеть гораздо представительнее – из зафиксированных в ЦИК 110 избирательных участков на подконтрольных правительству территориях 21 июля смогут открыть свои двери целых 32 участка. Кроме того, на этом небольшом «пятачке» баллотируется генеральный директор Авдеевского коксохимического завода Муса Магомедов. Магомедов, который живет здесь и держит под контролем завод и город все эти пять лет войны, очень популярен в Авдеевке и серьезные ресурсные соперники сюда «со стороны» не стали даже регистрироваться. Там, где нет интриги – как правило, нет больших скандалов.

Еще три «усеченных» войной избирательных округа выглядят более благополучно. На 52 округе с центром в городе Торецке из 109 участков откроются 53. В 59-м округе с центром в Марьинке – будут считать голоса 144 из 155 участковых комиссий, в 60-м с центром в Волновахе откроются 100 участков из 161.

«Парашютисты», 53-я бригада и военно-гражданская администрация

В этом перечне обрезанных войной округов 51-й – самый необычный. Во-первых, он без «военной» парламентской истории – в 2014 году на прошлых выборах здесь никто не голосовал. Здешние села – фактически пригороды большой Горловки, и в ходе войны несколько раз переходили из рук в руки. Борьба за вытеснение противника из «серых» зон стала главной на Донбассе после заключения Минских соглашений. Серых зон на картах разграничения сторон официально нет – поэтому борьбу за «ничейные» участки военные считают вполне легитимной. В ходе таких ползучих наступлений и сформировался нынешний экзотический округ – из Майорска, части села Зайцево, Бахмутки, Жованки и Песок-2.

В нынешнем 51 округе в формально «серой» зоне находятся оба избирательных участка и местная администрация – в прифронтовых населенных пунктах избираемой власти нет, есть назначаемый указом президента глава военно-гражданской администрации, полномочия которого гораздо шире мэрских.

Обычно на украинских округах около 160 тысяч избирателей, в списках обоих участков 51-го округа – 2800 избирателей, на последних президентских выборах здесь проголосовало 600 человек. За голоса этих шести сотен яростно сражаются 26 кандидатов в народные депутаты.

Почему «около» 2800? В этом главная интрига голосования – любой избиратель, прописанный в Никитовке или Центрально-городском районе Горловки, мог совершенно легально совершить переход через ближайшее КПВВ «Майорск» и до 15 июля включительно перерегистрировать место голосования со своего участка в Горловке на один из двух участков своего округа на подконтрольной территории. Переселенцы с оккупированных территорий в Украине голосуют, но только за партийные списки, бюллетени по голосованию за кандидатов в «чужих» мажоритарных округах им не выдают. Жители Горловки идут в свой собственный округ и поэтому могут перерегистрироваться и проголосовать за своего депутата в Верховную Раду. В ситуации, когда реально голосуют шесть сотен человек, и за их голоса так же реально ведут борьбу как минимум 7 кандидатов с деньгами и командами, исход выборов может решить сотня бюллетеней в ту или иную сторону. За линией фронта этих потенциальных голосов около 150 тысяч.

Пока опасения массового подвоза избирателей из-за линии фронта не подтвердились - на день приезда корреспондента Русской службы «Голоса Америки» из Горловки перерегистрировалось в Зайцево всего 85 человек. Но в среду 9 июля по ходу дорог от Контрольного пункта въезда и выезда(КПВВ) в Майорске появились рекламные щиты с призывом к жителям Никитовки и Горловки: «Хотите мира? Проголосуйте по 51 округу (пгт. Зайцево). Ваш голос решающий!» – и номером телефона горячей линии, где им порекомендуют и расскажут, как это сделать. «Голос Америки» обратился к автору щитов.

«Я же не призываю их голосовать за себя! Я помогаю людям воспользоваться их конституционными правами, совершенно бесплатно!» – сообщил «Голосу Америки» кандидат от «Оппозиционной платформы за жизнь» Андрей Алёша. Щиты были сделаны в фирменных синих цветах бывших регионалов, но точно такую же по цвету символику раздает и заклятый соперник Алеши по округу из «Оппозиционного блока» Александр Вишняков. Синий у всех «оппозиционеров» одинаковый.

Щиты не простояли и суток – буквально на следующий день все телефоны на них оказались аккуратно заляпаны белой краской.

Вторая возможная неконтролируемая сила на выборах в 51-м округе – еще одна категория людей «с той стороны». Зайцево – село, разделенное линией фронта, на стороне, самопровозглашенной «ДНР» остались школа, больница, детский сад и… большинство жителей. Они, эти жители, просто зарегистрированы в списках на голосование в этих самых двух избирательных участках и все, что им надо сделать в день выборов, чтобы проголосовать – «просто» перейти через линию фронта 21 июля со своими паспортами. Это конечно не так просто – нужно немного проехать в Майорск, выстаивать очередь, проходить контроль по обе стороны линии соприкосновения, потом возвращаться, но при желании все эти задачи вполне выполнимы.

Надежда Савченко
Надежда Савченко

Именно поэтому такой переполох вызвало желание одного из 26 кандидатов в округе Героя Украины народного депутата Надежды Савченко перейти линию соприкосновения и пойти агитировать избирателей на своем округе в Горловке, Зайцево и Никитовке. Надежда Савченко совсем недавно вышла из СИЗО, где просидела целый год –украинская прокуратура обвиняла ее в попытке государственного переворота и планировании взрыва украинского парламента. «Я сколько надо буду в суды ходить, надо – и пятьдесят лет подожду, но справедливого суда добьюсь и разберусь что это было!» –прокомментировала перипетии своего процесса Русской службе «Голоса Америки» Надежда Савченко. Общались мы сразу после получения отказа в пропуске от СБУ на ту сторону линии пересечения. Народному депутату было отказано в пропуске поскольку она являлась носителем государственной тайны. Доступа к государственной тайне Надежду Савченко лишили еще до ареста, решением ее комитета в Верховной Раде.

«С людьми на той стороне надо говорить! – чеканит Надежда Савченко. – И я готова идти туда и разговаривать с нашими украинскими гражданами. Там может разное случиться, и снайпер может снять, но вы знаете – мне все равно!»

село Жованка
село Жованка

Вместо «той стороны» Надежде дали пропуск на передовую – в крайнее село ее округа – Жованку. По дороге на Жованку машина Савченко пропустила поворот и выехала на крайний украинский блокпост – их тут называют «нулевым». Шок бойцов и пограничников сложно описать словами. О перемещениях «Пули» (таким был на войне позывной Надежды Савченко) тут сообщают по всем постам и руководству. Появление ее на «нуле» было воспринято как знак того, что народный депутат решала прорваться в Горловку, пользуясь своим статусом.

Кандидатов в депутаты, приезжающих в округа со стороны, не местных, в Украине зовут « «парашютистами». На 51 округе «парашютисты», разумеется, практически все. Хотя глава военно-гражданской администрации Владимир Веселкин в агитации позиционирует себя как свой – он предприниматель из соседней Горловки, до войны построил гостиницу для отдыха местных бизнесменов и их подруг в селе Жованка. Сейчас эта гостиница зияет многочисленными пробоинами от пуль и снарядов в стенах и крыше – село на линии огня, в нем осталось всего 134 жителя, до войны было 600.

Состав населения округа тут сложный. «Расклад простой! В округе 120 лежачих избирателей, 60 работающих и 400 ходячих избирателей-пенсионеров» – так просто и доходчиво охарактеризовал ситуацию «Голосу Америки» член штаба одного из кандидатов. Села печально известны своей бедой – Зайцеве, Жованка, Майорск упоминаются в боевых сводках практически каждую неделю. К таким горячим местам особое внимание международных гуманитарных организаций. Здесь все годы войны нет газа, полтора года не было электричества, есть село совсем без воды, в Жованке идет вода с солями, непригодная для полива.

Люди по пальцам перечисляют тех, кто им помогает – получается не менее семи больших европейских благотворительных программ и фондов. Очень часты таблички с немецкими флагами – «дом отремонтирован на деньги Министерства иностранных дел Германии». Довольно часто местным кажется, что соседям выделили больше, часто суммы и объемы помощи определяет глава администрации – именно он точно знает, сколько людей живет в каждом доме, где хозяин выехал на заработки в Москву, где дети уехали учиться в Киев, где живут на той стороне – в «ДНР» … Не всем нравится такой «уменьшающий помощь» учет и контроль, есть место и зависти.

Рядом листовки еще одного кандидата – главы группы «Инициативные граждане» Марины Черенковой. Ее группа в первые годы войны развозила по адресам на линии противостояния гуманитарную помощь, очень часто того же фонда «Поможем». Надеется – люди вспомнят.

Рядом плакаты народного депутата Натальи Веселовой, она глава фонда, помогавшего добровольческому батальону «Донбасс», в 2015 году она еще и помогала восстановить в местных селах поставку электроэнергии.

Буквально все заборы и столбы заклеены плакатами кандидата от Фонда ветеранов войны в Афганистане «Никто, кроме нас». Этот не имеет прошлых заслуг перед селами, но возит и раздает продукты сейчас и использует «запрещенное оружие» – в Зайцево 18 детей, почти все они щеголяют в футболках этого фонда и оклеивают заборы его продукцией, заодно срывая чужие листовки. Детей местные от заборов не гоняют. «Им же, наверное, детишкам что-то там платят? Все польза!» – как-то очень спокойно говорит Татьяна Валентиновна, владелица двух участков на улице Заливной в Майорске. На дом и огород у нее за годы войны падали три ракеты от установки реактивного залпового огня «Град», одна минометная мина, разбившая сарай для кроликов и одна осветительная – последняя прилетела к углу дома и запомнилась особо, через пару дней после нее умер долго болевший муж.

«Год со смерти мужа будет 23 июля, – говорит женщина. – Один сын приедет из Горловки, другой с Украины, внуки будут – так же их ко мне привозить-то боятся. Мне никаких выборов не надо, мне только мир надо, и семью вернуть надо, чтоб как до войны!» Голосование для нее в следующее воскресенье. Пойдет – не пойдет?

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG