Линки доступности

Новая законодательная инициатива обсуждается в Верховной Раде и предусматривает новый формат защиты страны

КИЕВ – Украинский законопроект о реинтеграции Донбасса, который должен определять пути восстановления государственного суверенитета Украины в Донецкой и Луганской областях, не повлияет на Минский переговорный процесс.

Об этом в Киеве 23 июня заявил первый заместитель министра иностранных дел Украины Вадим Пристайко, сообщает информационное агентство УНИАН.

«Я слышал о трех различных вариантах одного и того же (законопроекта) с разными названиями и разными концепциями. Я не связываю непосредственно закон о реинтеграции, деоккупации. […] Я не связываю непосредственно это с интенсификацией переговоров в Минском формате», – сказал Вадим Пристайко, сообщает УНИАН.

Он напомнил, что Минскому формату фактически скоро будет уже три года.

Первый вице-спикер Верховной Рады, народный депутат Ирина Геращенко на своей странице в Фейсбуке 23 июня пишет о том, что законопроект о реинтеграции оккупированных территорий остается в центре внимания и дискуссии украинских политиков.

Пришло время не просто признать оккупированными некоторые регионы Донецкой и Луганской областей, а четко, на законодательном уровне, определить принципы государственной политики по их освобождению

«В ближайшее время он будет обсужден на Совете национальной безопасности и обороны и на парламентской неформальной Минской платформе, созданной в Верховной Раде, куда входят депутаты всех фракций, кроме «Самопомощи». В Минске, в рамках рабочих групп законопроект обсуждаться, конечно, не планируют, потому что это суверенное право Украины совершенствовать свое законодательство, направленные на восстановление суверенитета и территориальной целостности», – отметила Ирина Геращенко.

Минск-2 и новый формат защиты страны

Напомним, что в эксклюзивном интервью информационному агентству «Интерфакс-Украина» 13 июня секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов отметил о необходимости завершения Антитеррористической операции и перехода к новому формату защиты страны от гибридной войны со стороны России.

«Пришло время не просто признать оккупированными некоторые регионы Донецкой и Луганской областей, а четко, на законодательном уровне, определить принципы государственной политики по их освобождению. Необходима эффективная технология защиты страны, а для этого законодательно нужно предоставить президенту право применять Вооруженные силы и другие военные формирования против гибридной агрессии со стороны России», – подчеркнул Александр Турчинов в интервью агентству «Интерфакс-Украина» 13 июня.

То, что сейчас мы видим и слышим – это отдельные заявления и компоненты о том, как должен в целом выглядеть закон

Комплекс мер по выполнению Минских соглашений, в рамках которых происходит урегулирование кризиса в Донбассе, был согласован в ночь с 11 на 12 февраля 2015 года президентами России, Украины, Франции, канцлером Германии в присутствии представителя ОБСЕ.

Новый закон и право на самооборону

Украинский эксперт Центра политологических исследований Олег Саакян считает, что потребность в таком законе существует, и в обществе ведется дискуссия о новых механизмах для установления политико-правового режима на оккупированных территориях.

«Два года идет подобная дискуссия, об установлении статусов и политико-правого режима. Существует ряд законопроектов, их обсуждают в стенах парламента. Сегодня мы видим попытку администрации президента возглавить эту инициативу. То, что сейчас мы видим и слышим – это отдельные заявления и компоненты о том, как должен в целом выглядеть закон», – говорит Олег Саакян корреспонденту Русской службе «Голоса Америки».

Олег Саакян считает, что новая законодательная инициатива не подменяет Минский процесс и не противоречит ему, однако закрепляет право на самооборону украинского государства и возможности для применения силы в ответ.

В Донбассе не сепаратисты с нами воюют, а российские граждане, на службе у которых находятся несколько тысяч украинских коллаборантов

«Эта позиция не может быть ограничена, когда речь идет о противодействии захватчикам.
Скорее всего, в этом законе будут прописаны нормы в отношении подконтрольных и освобожденных территорий, а также о неподконтрольных территориях. Не исключено, что этот закон будет в себе содержать тезисы и меры, задекларированные в Минском процессе, которых придерживается украинская сторона», – утверждает Олег Саакян.

Четкий месседж и жесткая реакция

Директор Центра внешнеполитических исследований «OPAD» Сергей Пархоменко отмечает, что никто Украине не может запретить использовать все способы для возвращения своих суверенных территорий.

«Дипломатическим методами возвращение Донбасса, как мы видим, невозможно, поэтому в Киеве начали говорить о возможности применения, в том числе и Вооруженных сил. Антитеррористическая операция – это борьба в рамках собственного государства, а у нас идет война против внешней агрессии.

В Донбассе не сепаратисты с нами воюют, а российские граждане, на службе у которых находятся несколько тысяч украинских коллаборантов. Поэтому с правовой точки зрения нам нужен закон для борьбы с внешней агрессией, и называть ее нужно не АТО – а война», – говорит Сергей Пархоменко корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Сергей Пархоменко считает, что применение военной силы в рамках подобной законодательная инициативы может спровоцировать краткосрочное обострение, но не приведет к широкомасштабным действиям с Россией.

«Этот закон устанавливает суверенное право Украины на контроль над украинской территорией и закон сам по себе не может спровоцировать другое государство на обострение. Он будет позволять украинским Вооруженным силам отвечать – это будет четкий месседж и жесткая реакция наемникам. Он даст конкретное видение, как вернуть Донбасс, и ни у кого на Западе не возникнет вопросов, поскольку никто не запрещает Украине совершать контроль над своими территориями. Наши западные партнеры заинтересованы, чтобы украинский вопрос был решен», – отмечает Сергей Пархоменко.

Угрозы, которые создает Россия своими учениями на границе с Украиной, требуют от Киева постоянной военной и мобилизационной готовности

Возможности, которые открываются у Украины после принятия подобного закона, по словам Сергея Пархоменко, сравнимы с хорватским сценарием во время войны за независимость республики в 1991-1995 годах.

«Это будет «гибридный сценарий» – опыт Украины и Хорватии, с проведением своих операций в Донбассе», – подчеркивает Сергей Пархоменко.

Донбасс и политико-дипломатический путь

Политический эксперт, директор Института анализа и прогнозирования Юрий Лесничий подчеркивает, что формат разрешения конфликта в Донбассе возможен исключительно политическими и дипломатическими методами.

«Любое изменение формата для решения конфликта маловероятно. Этот план реинтеграции может быть предложен в виде конкретных шагов по вопросу безопасности – хочешь мира готовься к войне. Угрозы, которые создает Россия своими учениями на границе с Украиной, требуют от Киева постоянной военной и мобилизационной готовности. Но мы не говорим об атаках – разговор лишь про оборону», – отмечает Юрий Лесничий в комментарии корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Он считает, что Россия может ожидать подобных действий от Украины для нагнетания ситуации в Донбассе.

«В сегодняшних заявлениях о необходимости подобного законопроекта много политических признаков. Очень сомнительно, что в некоторых «горячих головах» может родиться мысль силовой реинтеграции», – утверждает Юрий Лесничий.

Вместе с тем, он считает, что, в случае реализации украинской инициативы по привлечению вооруженной полицейской миссии ОБСЕ для работы в Донбассе, Украина имеет право рассчитывать на «некоторый алгоритм присутствия украинской военной составляющей» в этой инициативе.

«Но, думаю, что вряд ли мы увидим реализацию этой идеи в ближайшее время», – считает Юрий Лесничий.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG