Линки доступности

Как работает бизнес на неподконтрольных территориях Украины?


На административной границе Донецкой области Украины. Архивное фото.

Товарооборот неподконтрольных территорий с остальной Украиной продолжает сокращаться

В самопровозглашенных республиках Донбасса нет легальных банковской системы, железнодорожного и авиасообщения с внешним миром, а бюджет засекречен. Кроме того, на этих никем не признанных территориях очень своеобразное отношение как к частной собственности, так и к авторскому праву – крупнейшие промышленные предприятия горно-металлургического комплекса здесь не «национализированы», а «взяты под внешнее управление» максимально непубличным образованием под названием «Внешторгсервис». В Донецке же на «государственном» уровне возрождали под маркой «ДонМак» захваченные рестораны «Макдональдс», с фанатичной тщательностью копируя меню. Местный министр промышленности мог с гордостью писать в Фейсбуке о достижениях в копировании рецептуры чизбургера.

Достаточное количество более мелких бизнесов было конфисковано как «безхозные», иногда они работают под управлением новых хозяев, а иногда – просто режутся на металлолом. Бывший командир бригады «Восток» Александр Ходаковский жаловался автору этих строк, что как только подразделения его бригады были сняты с позиций на западе Донецка, на оказавшийся бесхозным Донецкий завод резинотехнических изделий(ДЗРХИ) приехали проектанты и нормировщики главы ДНР Александра Захарченко, изучили фронт работ, после чего постоянные бригады резчиков в считанные недели порезали на металлолом все цеха и оборудование. Сейчас на месте завода пустое место.

По отношению к еще работающему бизнесу здесь есть местное емкое слово – «отжать», обозначающее силовой захват, иногда с последующим использованием предприятий по назначению. Часто владельцы фирм пытаются контролировать свой бизнес через «аренду» предприятий подставными лицами или теневой контроль над ними через людей, связанных с «ДНР». Иногда эти «контролеры» перестают учитывать интересы владельцев и это приводит к конфликтам. Например, в апреле 2019 года в Москве был арестован за «попытку дачи взятки в особо крупных размерах» известнейший донецкий миллионер Павел Климец. Бизнесмен предположительно поехал в столицу РФ попытаться «решить вопросы», связанные с потерей контроля над захваченным в Донецке бизнесом.

На ближайшем заседании экономической подгруппы Минской переговорной группы попытаются в первый раз обсудить конкретную ситуацию: возможно ли организовать возвращение законным владельцам отдельно взятого «отжатого» частного имущества - хлебозавода? О таких планах сообщила пресс-секретарь представителя Украины в Минской группе Леонида Кучмы Дарка Олифер.

Но даже в этих условиях в Донецке все равно есть место бизнесу – успешному и не очень. О общей ситуации с бизнесом в Донецке все понятно при первом же незашоренном взгляде – на улицах очень много политической и очень мало коммерческой рекламы, а та что есть – довольно проста и конкретна. На большом рекламном щите в центре города может предлагаться покупка муки, недорого, мешками от «производителя». Большая часть ситилайтов на остановках общественного транспорта вообще не занята, и они до сих пор «держат» довоенную рекламу – хрестоматийна остающаяся висеть перед «домом правительства ДНР» реклама последнего сыгранного на родном стадионе в мае 2014 года футбольного матча донецкого «Шахтера».

И магазины – в больших мегаполисах дорогая аренда в центре вместе с сетями крупных супермаркетов обычно вытесняет небольшие продуктовые магазины. В Донецке теперь продуктовые магазины в центре на каждом шагу. На центральной площади имени Ленина появились мясные лавки – других платежеспособных арендаторов здесь не осталось, те же коммерческие банки отсутствуют как класс.

На всех таких новых магазинах, как правило, недорогие простые пластиковые вывески. Во дворах, даже в центре в придомовых магазинах для своих есть специальные тетрадки, постоянным клиентам из соседних домов «записывают в долг» – до пенсии или заработной платы в рублях.

Обслуживание потока рублей, идущего из России на поддержание стабильной общественно-политической ситуации, выплат заработных плат бюджетникам и пенсионерам- главное направление бизнеса в Донецке и Луганске. Торговля мясом, лекарствами и бензином – строго контролируемая текущими администраторами сфера, куда не пускают «чужих».

Отдельный прибыльный бизнес – перевозки, как на территорию подконтрольную Украине, так и в Российскую федерацию. Пассажирского железнодорожного и авиационного сообщения самопровозглашенные республики шестой год не имеют ни с кем – окно в мир либо через Ростов-на-Дону, либо через железнодорожные станции в украинских Константиновке, Волновахе и аэропорты Запорожья и Киева. Объявлениями о частных перевозках заклеено буквально все вокруг – предлагают автобусные поездки практически во все города России и автомобильные – «без лишних очередей» –через линии блокпостов.

Корреспондент Русской службы “Голоса Америки” поговорил с одним из редких бизнесменов ДНР – он производит продукцию для строительства.

«Давайте начистоту – здесь нужно работать, чтобы не растянули до фундамента цеха и оборудование, неработающие заводы просто исчезают! – поясняет Андрей. – Отсюда и стратегия на сохранение жизни предприятия в надежде на лучшие времена. Сейчас полегче, конечно – хоть какие-то правила. В 2014 году к нам пришли как-то «налоговые инспекторы» с автоматами и выдали не акт проверки, а бумажку, озаглавленную – «Рекомендации по доначислению налогов», пришли с письмом, где была ссылка на уголовный кодекс УССР от 1961 года. Ни письмо, ни «рекомендации» нам не давали изучать и ксерокопировать, просто забирали деньги. Одно время у нас «отжимали» предприятие военные и просто забирали всю выручку – разное было».

«Сейчас мы работаем под жестким контролем фискальных органов и местного министерства экономики, всевозможные проверяющие здесь набраны по штатам полных областей, а территории всего 30% – людей для проверок хватает, – продолжает Андрей. –Налоговая нагрузка здесь довольно существенна. Это, во-первых, налог с оборота около 2%, и во-вторых, налог с прибыли – 15%. Причем этот налог с прибыли такой, что ничего лишнего нельзя включать в расходы, есть с этим проблемы. НДС в «ДНР» нет, но эти налоги достаточно приличны и так.

Сейчас, например, идет активная борьба с переводом платежей только через созданный «ДНР» внутренний «Республиканский банк», исключая максимально хождение наличных. У меня одно направление – изготовление направляющих для гипсокартона просто закрылось. Я здесь произвожу под жестким давлением, а россияне сюда везут продукцию «на экспорт на Украину» – им еще и НДС возвращают, я их цену даже повторить не могу! Получается, что с русскими мы на внутреннем рынке неконкурентоспособны, в Украину вывозить ничего не можем, в Россию с нелегальной территории без сертификатов качества поставки тоже серьезно затруднены. Ну и все!»

Интересен бизнес меняльных контор – в Донецке они не только меняют валюту, но и передают деньги через блокпосты. К шестому году терпение кончилось у многих –дончане за бесценок продают квартиры и дома, избавляясь от корней на неподконтрольной территории. Банков нет, перевести деньги нельзя, возить наличными опасно – в дело вступаю посредники. Деньги в Донецке прямо на сделке отдают им, а в режиме реального времени сумму за вычетом процента тут же получают в Киеве ваши доверенные лица.

«Я продавал коммерческую недвижимость в декабре 2016, отдал деньги здесь людям и получил их в Киеве с небольшой «премией, людям в Донецке нужны были оборотные средства, – рассказывает донецкий предприниматель Сергей. – Потом после введения торговой блокады появилась комиссия в 0,8%, потом 0,9, потом 1,5, а сейчас уже берут 2% от суммы «перевода». Товарооборота с остальной Украиной у неподконтрольных территорий стало гораздо меньше – четкий показатель!»

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG