Линки доступности

Внешняя политика в ежегодном послании президента США: мнение экспертов


Россия не была упомянута совсем, Китай – вскользь, фокус – на Венесуэле и Ближнем Востоке

Дональду Трампу приходится переживать одну из самых бурных недель своего пребывания на президентском посту: его послание к Конгрессу и американскому народу о положении в стране – State of the Union – прозвучало накануне голосования в Сенате по импичменту. Сенат не поддержал импичмент, и это значит, что те основные направления политики Белого дома, в том числе и внешней, которые президент США озвучил 4 февраля, будут проводиться в жизнь.

Политические обозреватели в разговоре с корреспондентами Русской службы «Голоса Америки» напоминают, что послание президента США – это, как правило, документ, в основном сосредоточенный на внутренних проблемах Америки, и лишь иногда лидер страны останавливается подробно на том, что происходит за границей. Такие вещи, как заявление об «оси зла», которое прозвучало в послании президента Джорджа Буша-младшего в 2003 году, происходят довольно редко.

В этот раз Дональд Трамп отдал должное действиям американских военных и дипломатов на Ближнем Востоке, и отдельно остановился на ситуации в Венесуэле и отношениях с Ираном. Остальные страны, в направлении которых США действуют активно, были либо не упомянуты вообще (Россия), либо упомянуты вскользь (Китай).

Директор Центра предупреждения конфликтов в аналитической организации «Совет по внешней политике» Пол Стэйрс (Paul B. Stares, Council on Foreign Relations) в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» обращает внимание на то, что к теме Венесуэлы у Трампа явно высокое внимание, а признаваемый США лидером этой страны Хуан Гуайдо присутствовал на послании в качестве гостя:

«Это была явная попытка оказать давление на режим Мадуро, подчеркнув поддержку Хуана Гуайдо, которого США считают законным президентом Венесуэлы. Некоторое время назад была надежда, что кризис в Венесуэле будет разрешен, но в последние месяцы прогресс несколько замедлился. США, их союзники и другие страны региона все еще пытаются оказать давление на Мадуро, чтобы он ушел в отставку и восстановил демократию в Венесуэле, и чтобы этот кризис закончился»

Пол Стэйрс считает, что Трамп продолжает придерживаться позиции, которую он излагал еще в ходе кампании 2016 года: «Общее направление, задаваемое президентом – он хочет положить конец так называемым «вечным войнам» и сократить военное присутствие США на Ближнем Востоке, особенно в Афганистане. Он указал на то, что переговоры для установления мира в Афганистане ведутся для того, чтобы американские войска вернулись домой, что возможно после достижения мирного соглашения с “Талибаном”. Когда это может случиться, сложно сказать, но, я думаю, что президент хочет что-то объявить до выборов, чтобы продемонстрировать, что они добились прогресса в прекращении войны или, по крайней мере, военного присутствия США в Афганистане»

Аналитик Совета по внешней политике был поражен тем, что многие важные мировые вопросы в выступлении Трампа отсутствовали вообще: «Не было никакого упоминания о России, и даже о договоре СНВ-3, срок которого истекает в следующем году. Я был несколько удивлен тому, что не было сказано никаких обязательств по возможному возобновлению этого договора или участию в переговорах по контролю над вооружениями с Россией. Не было упоминания и о Северной Корее, при том, что президент ранее часто говорил о наличии диалога с Ким Чен Ыном как об одном из главных достижений своей администрации»

Впрочем, у Пола Стэйрса есть объяснение того, почему про Москву и Пхеньян сказано не было: ««Возможно, президент посчитал, что любое упоминание о России и, конечно же, об Украине не будет полезным для его нынешнего положения, так что это мог быть политический выбор. Причина же, по которой не была упомянута Северная Корея, вероятно, заключается в том, что, честно говоря, неясно, идет ли на самом деле процесс по денуклеаризации, о котором ранее говорил президент Трамп».

Эксперт «Атлантического совета» Томас Уоррик (Thomas S. Warrick), ранее занимавшийся ближневосточной проблематикой в Министерстве внутренней безопасности, говорит в интервью «Голосу Америки», что Дональд Трамп использовал внешнеполитическую тему в послании для укрепления своих предвыборных позиций:

«Президент Трамп сделал из послания о положении в стране речь, уместную для предвыборного митинга, в которой есть предложения, предполагающие бурю оваций в ответ. В целом про Ближний Восток президент говорил, упомянув в положительном ключе свой план урегулирования на Ближнем Востоке, который был опубликован лишь неделю назад. Так же хвалебно он описал действия американских военных по уничтожению лидера «ИГ» Абу-Бакра аль-Багдади и командира подразделения «Аль-Кудс» в Иране Касема Сулеймани, и было ясно, что он рассматривает их как одинаково опасных террористов».

«С другой стороны, он протянул Ирану оливковую ветвь, сказав, что если Тегеран откажется от поддержки терроризма в Ираке, Сирии, Йемене и Ливане и программы разработки ядерного оружия, то получит экономическую помощь, возможно – торговые преференции, и будет принят в мировую семью народов», – констатировал Томас Уоррик.

По мнению эксперта по Ближнему Востоку, в Белом доме с помощью плана палестино-израильского урегулирования решили внести ясность в позицию США по этому вопросу: «Я думаю, президент осознает всю сложность мирного урегулирования между Израилем и палестинцами, но он выступил с планом, получившим полную поддержку израильского руководства и ноль поддержки со стороны палестинцев. Мне представляется, что Трамп и его советники считают недостатком мирных ближневосточных планов, которые предлагались предыдущими администрациями США, некую размытость формулировок, которая позволяла обеим сторонам пользоваться этим и попросту ничего не делать. Он постарался сделать очень конкретный план, и теперь любые последующие разговоры о палестино-израильском урегулировании будут вестись, исходя из заданных им рамок».

«Этот план не может быть основой для собственно урегулирования, но он может послужить базой для последующих плодотворных переговоров. При этом он предполагает, что стороны, наконец, начнут разговаривать непосредственно друг с другом», – предположил Томас Уоррик.

Эксперт «Атлантического Совета» считает, что на Ближнем Востоке уже поняли стиль Трампа во внешней политике, и будут изходить из этого понимания в будущем: «Я думаю, что власти ближневосточных стран, в том числе союзников США, понимают, что послание президента США о положении в стране предназначено прежде всего внутренней аудитории. При этом страны Ближнего Востока уже могли заметить, что подход этого президента к их региону разительно отличается от предыдущих американских лидеров, причем от обеих партий. Этот подход – гораздо более личный, исходящий из предпочтений и убеждений самого Трампа, и на Ближнем Востоке теперь также ищут возможности личного контакта с ним или его доверенными лицами».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG