Линки доступности

Встреча Трампа и Путина — самое ожидаемое событие саммита «Большой двадцатки»


Эксперты говорят, что два лидера имеют шанс остановить ухудшение отношений США и России, но вряд ли их улучшат

ГАМБУРГ — Президент России Владимир Путин прилетел в Гамбург намного позже, чем президент США Дональд Трамп: самолет российского лидера сел в местном аэропорту, принимающем глав государств «Большой двадцатки», в полвторого ночи с 6 на 7 июля, тогда как Трамп уже с середины четверга находится в Гамбурге.

Появление президента США было встречено гулом неодобрения участников акций протеста в этом немецком городе. Когда вертолет с американским лидером пролетал над Гамбургом, собравшиеся на его улицах протестующие – ультра-левые, антиглобалисты, антикапиталисты и любители подраться с полицией – кричали и свистели. Четверг вообще прошел в Гамбурге шумно: перед началом саммита, который официально откроется 7 июля, полиция применила слезоточивый газ и водометы для блокирования тех, кто пытался прорваться поближе к месту проведения официальных встреч. По последним данным, более 70 полицейских пострадали в ходе столкновений с демонстрантами, трое оказались в больнице.

Впрочем, не протесты, а именно встреча Трампа и Путина является тем событием, за которым будут внимательно следить журналисты и эксперты во всем мире. Ожидается, что два президента обсудят ситуацию в Сирии и способы выхода из тупика в Украине, а также могут затронуть проблему ракетно-ядерного потенциала Северной Кореи.

Встреча лидеров США и России, по предварительной информации, начнется 7 июля в 15.45 по местному времени, и журналисты в пресс-центре саммита G20 гадают, продлится ли она «дольше запланированного», или это будет более-менее протокольное мероприятие. После нескольких заявлений Дональда Трампа в четверг в Варшаве, серьезно задевающих Кремль, непонятно, как может повернуться беседа.

Джон Киртон: отсутствие понимания между Трампом и Путиным может сделать саммит провальным

Руководитель Группы по изучению саммитов G7 и G20 университета Торонто Джон Киртон говорит, что на встрече Трампа и Путина все будут следить за мелкими деталями, вплоть до «языка тела»: «Все будут пытаться увидеть некий символизм в том, какое у них будет рукопожатие, и будет ли вообще, ну, и конечно, будут ловить все их жесты, пытаясь понять, прохладно-деловые ли у них сложатся отношения, или с самого начала будет некое выдающее взаимное дружеское расположение».

Эксперт отмечает, что «Путин на этом саммите является во многом ключевой фигурой, потому что от него во многом зависит, будет ли эта встреча и саммит в целом неким началом пути сотрудничества в решении мировых проблем, или на нем будет четко обозначено размежевание между США и Россией, что сделает этот саммит провальным, а сотрудничество затруднительным».

По мнению Джона Киртона, «если на двусторонней встрече между Трампом и Путиным они не придут к какому-то взаимопониманию, то потом, уже во время общей встречи лидеров, которую будет проводит канцлер Германии Ангела Меркель, ее участникам будет трудно принимать решения, например, по совместной борьбе с терроризмом. Как можно разработать сколь-нибудь значимый документ, если подписывающие его лидеры не доверяют друг другу?»

В вопросе вокруг Украины, продолжает руководитель Группы по изучению мировых саммитов, есть и аспект последствий военных действий на востоке этой страны и аннексии Крыма: «В свете этих событий многие соседи России, находящиеся в Европе, могут захотеть примкнуть к НАТО (например, этот процесс попытаются ускорить Грузия и сама Украина), или попросить большего присутствия войск НАТО на своей территории (это мы можем увидеть в Балтии и Польше). И как на это отреагирует Россия — вопрос открытый».

Джон Киртон также уверен, что будет каким-то образом затронута тема Северной Кореи: «После того, как Пхеньян, похоже, завладел межконтинентальной баллистической ракетой, возможно, страны «двадцатки» будут готовы наказать северокорейский режим, но все может как раз споткнуться о разногласия в деталях между Путиным и Трампом — как сильно нужно наказывать Северную Корею».

В одном вопросе, заключает профессор университета Торонто, Путин «точно сможет спрятаться за Трампа и не быть главной противоречивой фигурой — это в вопросе изменений климата, в которые Трамп, похоже, не верит, поэтому и вышел из Парижского соглашения, и тут для многих в «двадцатке» именно президент США, а не России, будет главным антигероем».

Дмитрий Тренин: фраза «лишь бы не было войны» опять актуальна

Директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин уверен, что на самом деле США и Россия очень близко подошли к настоящей войне: «Я думаю, что мы находимся на точке, откуда очередное серьезное, качественное ухудшение отношений может означать столкновение Америки и России. То есть мы дошли «до ручки» в ухудшении отношений. Поэтому, если бы всю повестку дня российско-американских отношений свести к одной фразе, я бы сказал, что эта повестка звучала бы так: лишь бы не было войны».

Эксперт не ожидает прорыва в отношениях США и России на встрече в Гамбурге: «Я не думаю, что встреча Путина и Трампа сильно изменит ситуацию. Но она даст возможность и Путину и Трампу оценить друг друга, посмотреть, насколько партнер или контрпартнер, скажем так, адекватен, насколько с ним можно иметь дело, насколько повестка дня, которая есть у каждого из лидеров, может быть благодаря этим отношениям продвинута».

При этом, по мнению Дмитрия Тренина, Дональд Трамп серьезно связан в любых договоренностях с Владимиром Путиным: «В Америке на сегодняшний день существует двоевластие, очень неустойчивое двоевластие в условиях политической войны, которая разразилась в США. Любые договоренности, которые могут быть достигнуты между Трампом и Путиным, будут рассматриваться буквально под лупой в Вашингтоне, и я бы предположил, что вряд ли эти договоренности будут, если они будут достигнуты, реализованы - из-за сопротивления внешней оппозиции Трампу со стороны, условно говоря, «анти-Трампа», и из-за саботажа внутри администрации, тех людей, которые также не хотели бы, чтобы Трамп сдавал какие-то позиции Путину».

У российского же президента, считает директор Центра Карнеги в Москве, нет желания ни в чем уступать: «Переговорная платформа Путина не подразумевает серьезных уступок США ни по Сирии, ни по Украине — особенно. На мой взгляд, отношения будут оставаться очень напряженными на протяжении целого ряда лет. Для многих, если не для большинства в американском политическом классе ни о каком улучшении отношений с Россией речь не может идти, пока Путин находится у власти».

Александр Шумилин: слухам о возможности договоренности по Сирии пока доверять нельзя

Директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин с недоверием отнесся к сообщениям в медиа о том, что США якобы могут «оставить Сирию России», но считает их важными: «Конечно, вызывают сомнения публикации о том, что Рекс Тиллерсон на встрече с генсеком ООН действительно говорил о готовности США оставить России заботу о судьбе Асада и политическом устройстве Сирии как таковой, а сами американцы займутся, мол, борьбой с ИГИЛ. Но если это действительно часть сделки, то это может быть похоже на Трампа - «возитесь со своим Асадом, а мне дайте большое дело — победу над всеобщим врагом».

Путин, считает Александр Шумилин, очень хотел бы договориться с Трампом по Сирии, и, возможно, будет готов и сам идти на уступки, чтобы придать позитивный импульс общению с президентом США: «Они могут договориться, правда, не о чем-то новом, а, скорее, затвердить механизм предотвращения столкновений на территории Сирии. Их силы уже вступают в непосредственное соприкосновение, инциденты такого рода есть, а на передовой, где находятся поддерживаемые ими силы, столкновения происходят вовсю. Каждая из этих стран несет ответственность за своих подопечных, и несет ущерб одновременно, моральный и политический, от того, что силы этих подопечных подвергаются ударам, и вроде как не считаются там с ними и с великими державами, которые стоят за ними».

Однако предоставление России возможности в одиночку решать судьбу режима Асада, отмечает эксперт, придет в прямое противоречие с Женевскими коммюнике 2012 года по Сирии, где был предусмотрен уход нынешнего правителя Сирии и начало политического перехода власти.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG