Линки доступности

Москва говорит о прорыве в отношениях с США, Вашингтон выражает осторожный оптимизм

ГАМБУРГ — Перед первой встречей президентов США и России российские официальные лица и государственное телевидение снижали, как могли, ожидания от разговора Дональда Трампа и Владимира Путина: говорилось о том, что отношение к предстоящей беседе в Москве спокойное, ничего особого не предвидится. Очевидно, это настроение следовало за критикой, которой Трамп подверг Россию в своих выступлениях в Польше накануне переговоров с Путиным. В графике Трампа на встречу с Путиным вообще было выделено 30 (по другим сведениям – 35) минут.

Однако после переговоров двух лидеров, которые продлились два с четвертью часа и вместили многое из того, что является сложным в отношениях США и России, российские политики ликовали. Так, председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев заявил агентству «Интерфакс»: «Результаты встречи президентов России и США, признаюсь, превзошли мои, и уверен, не только мои ожидания. (...) В каком-то смысле это прорыв. Совершено точно – в психологическом, возможно – в практическом отношении». Председатель аналогичного комитета в Государственной Думе Леонид Слуцкий сказал журналистам, что «первая встреча президентов РФ и США Владимира Путина и Дональда Трампа может положить начало процессу прекращения деградации в российско-американских отношениях».

Многие наблюдатели в медиа-центре саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге полагают, что российским политикам действительно есть чему радоваться: Дональд Трамп сам подошел к Владимиру Путину здороваться еще до официальной встречи, как будто и не было слов критики накануне, переговоры были очень долгими и душевными - госсекретарь США Рекс Тиллерсон сообщил в своем разговоре с журналистами, что два президента даже не хотели останавливать беседу, потому что между ними быстро установилась «позитивная химия».

Решения, принятые на встрече Трампа и Путина, действительно выглядят серьезными: прекращение огня в Сирии и договоренность о силах США, России и Иордании, которые будут это перемирие поддерживать; отправка в Москву спецпредставителя президента США для предметного разговора по ситуации в Украине; создание двусторонней рабочей группы для обсуждения проблем хакерства и терроризма, и общий настрой на проговаривание вслух и решение разногласий между Вашингтоном и Москвой.

Однако это не первое перемирие в Сирии, контакт по Украине с Москвой поддерживала и администрация Обамы, хакерство нельзя ограничить созданием двухсторонней группы, а слово «санкции» вообще не было произнесено никем, что означает, что вопрос остался за скобками встречи. Будет ли все это работать?

Тристен Нэйлор: Неудивительно, что Трамп был склонен к долгому разговору с Путиным

Внешнеполитический эксперт Оксфордского университета, сотрудник Центра изучения саммитов G7 и G20 Тристен Нэйлор считает, что длительность встречи еще не показатель дружественности лидеров: «Да, эта встреча продолжалась гораздо дольше, чем многие ожидали, но это говорит нам лишь об объеме проблем, которые накопились, и которые надо обсудить, поэтому для меня это сюрпризом не стало – скорее, я бы удивился, если бы при таком количестве противоречий они проговорили всего 30 минут. То, что президент Трамп был склонен к долгому разговору с российским президентом, тоже не удивительно: об этой предстоящей встрече в Америке говорили целыми днями, если не неделями».

Нэйлор уверен, что как раз выступления Трампа в Варшаве были чем-то необычным: «То, что он говорил в Польше, было как раз исключением из ряда его высказываний о России. Я не рассматриваю пока эти его слова как нечто большее, чем риторику, и у меня нет к ним серьезного доверия, а результат его встречи с Путиным только подтверждает мои ощущения».

«Мы видим твердое желание с обеих сторон задействовать дипломатические механизмы с тем, чтобы как минимум придать отношениям предсказуемый характер – то, чего мы не видели в последние шесть месяцев. Это конкретные позитивные шаги в смысле движения к улаживанию геополитических проблем, но мне пока непонятно, в каком направлении эта предсказуемость будет развиваться, и какой характер примут отношения двух стран», – говорит Тристен Нэйлор.

Грегори Стайлз: Путин заставил Трампа сделать ход, не сделав ответного хода

Грегори Стайлз, сотрудник Центра глобальной политики и исследователь в Университете Шеффилда, считает, что в некотором роде «прорыв» по Сирии был хорошо подготовленным сюрпризом: «Интересно, что основная информация по сирийской сделке идет от Рекса Тиллерсона, что заставляет меня думать, что позиции сторон согласовывались в закрытом режиме долгое время с тем, чтобы два лидера смогли сесть за стол и заключить эту сделку».

«Они явно поднимали ставки перед встречей: критика Трампом России в Польше, вето России на резолюцию Совбеза ООН по Северной Корее, и в этом они резонируют друг с другом – оба накалили ситуацию перед тем, как прийти к некоего рода соглашению», – отмечает эксперт.

Однако в главном, о чем договорились Трамп и Путин – прекращении огня в Сирии – все совсем не просто, полагает Грегори Стайлз: «В договоренность никак не вовлечен Израиль, уж точно не вовлечен в той мере, в которой в сделку вовлечена Иордания. А Израилю, чтобы согласиться на такие договоренности, нужно соглашаться и на то, чтобы не предпринимать никаких превентивных ударов по силам режима Асада в юго-западном районе Сирии. И я пока не представляю, как Израиль будет стоять и смотреть, ничего не предпринимая, на то, как сирийский режим и его союзники в Иране шлют оружие “Хезболле”».

Также, считает британский эксперт, «Путин подыгрывает Трампу, давая тому возможность одержать в некотором роде победу, прорыв в отношениях с Россией».

«При этом Путин изучает Трампа, вовлекает президента США в большее участие в тех сферах, где сам Путин пока ничего сдавать не намерен, но разговоров с США по этим поводам будет больше. Например, он сейчас может получить некое движение со стороны Трампа по Украине, что наверняка не понравится Ангеле Меркель, Евросоюзу и многим в Конгрессе США. Путин ничего при этом не уступает в Сирии, потому что там есть силы ИГИЛ, как раз на юго-западе Сирии, хорошо там окопавшиеся, которых там не хочет никто — ни режим Асада, ни США, ни Иордания. Давая там Трампу проявить себя, Путин получает от него что-то взамен. Так что, у меня есть ощущение, что Путин заставил Трампа сделать ход, а сам ответного движения не сделал», – предполагает Грегори Стайлз.

«Так уже было у Трампа с Си Цзиньпином, когда они побеседовали с глазу на глаз в Мар-а-Лаго, и вроде бы там была достигнута договоренность надавить на Северную Корею, и лишь потом в Вашингтоне начали болезненно осознавать, что эта договоренность развалилась, ничего сделано не было, а Пхеньян теперь имеет ракету», – напоминает эксперт.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG