Линки доступности

Эксперты: Трамп, говоря об участии России в G7, хочет отдалить ее от Китая


Заявления президента США на саммите в Канаде могли быть продиктованы тактическими соображениями

Саммит «Группы семи» в канадском Шарлевуа, состоявшийся 8-9 июня, некоторыми медиа в США и Европе был назван «саммитом «группы шести» и Трампа».

Американский лидер распорядился отозвать свою подпись под традиционным совместным коммюнике стран-членов G7, жестко раскритиковал премьер-министра Канады Джастина Трюдо и сам попал под огонь критики премьер-министров Великобритании и Франции.

Кроме того, Трамп дважды высказал мысль о возвращении России в клуб индустриально развитых демократий – при том, что «Большая восьмерка» стала четыре года назад «семеркой» из-за аннексии Крыма Россией, и отдавать Крым обратно Украине Владимир Путин не собирается.

На эти заявления жестко отреагировали другие члены «Группы семи», подчеркнув в принятом ими коммюнике, что против России могут быть введены дополнительные санкции.

Несколько известных политиков в США сделали заявления с выражением обеспокоенности тем, что президент Трамп, по их мнению, мало ценит союзнические отношения с западными партнерами и слишком мягок к Владимиру Путину. Однако эксперты, следившие за развитием событий на саммите «Большой семерки», в интервью Русской службе «Голоса Америки» призывают к тому, чтобы тактический смысл слов президента США был оценен без эмоций.

Ричард Вайц: Трамп хотел показать России, что она не обречена стать сырьевым придатком Китая

Аналитик Гудзоновского института Ричард Вайц в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» говорит, что информационные итоги саммита G7 в Канаде выглядят негативными: «Саммит был отмечен острыми разногласиями: все видели фото, показывающие напряженность между участниками, коммюнике не было согласовано, что довольно необычно, и президент США оказался по разные стороны торгового спора с большинством членов «Группы семи». Это выглядело особенно ярко на фоне встречи Китая и России на саммите Шанхайской организации сотрудничества, где лидеры выражали единство взглядов, и царила внешняя гармония. Так что, на первый взгляд, все выглядит довольно плохо, и возможно, это худший саммит G7 за долгое время».

В том, что на Западе разлад, а на Востоке гармония, по словам эксперта, публику пытаются убедить медиа России и Китая, и в определенной степени такая перспектива может быть реальна: «Именно такие сигналы посылают публике и другим странам китайские и российские официальные медиа: следуйте в фарватере тех, у кого гармоничные отношения. Я, конечно, этим обеспокоен. И, хотя министр обороны США Джим Мэттис на прошлой неделе, будучи на Азиатском саммите по безопасности, говорил, что на самом деле Россия и Китай гораздо ближе к Западу, чем это заявляется, я бы подходил к этому более серьезно».

«Тем не менее», – продолжает Ричард Вайц, – «я бы сказал, что некоторые факторы, породившие разногласия на саммите G7, могут со временем уйти. Президент Трамп очень серьезно относится к выборам в США, предстоящим в ближайшие месяцы, как и к саммиту с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном, и хочет выглядеть как человек, жестко отстаивающий интересы США как в разговоре со «своими», так и перед китайцами и корейцами. Мы видим, что Трамп верит в то, что заявляет, но со временем он смягчает свою риторику: взять хотя бы его заявления о торговле с Китаем, которые впоследствии не получили практического эффекта».

«В целом, мы знаем, что Трамп лучше ладит с жесткими лидерами, нежели с лидерами западных демократий. Его комментарии по поводу возможности возвращения в G7 были многими раскритикованы, но они не обязательно так уж плохи. Политика США в отношении России – санкции, оценки ее действий – настолько негативна, что не дает Москве никакого стимула вести себя лучше. Если мы дадим России ощущение, что в случае некоторого прогресса с ней, так же, как и с Северной Кореей, будут больше сотрудничать, то я думаю, что так будет лучше» – полагает аналитик Гудзоновского института.

По мнению Ричарда Вайца, президент Трамп, дважды обращаясь к теме участия России в работе G7, «пытался сказать в ходе «семерки» в Канаде, что Россия еще может вернуться в этот клуб, что она не обречена на то, чтобы стать сырьевым придатком Китая».

«Трамп может говорить про возвращение России и восстановление «Большой восьмерки» для решения вызовов мирового масштаба, зная, что в ближайшее время этого не произойдет по многим причинам, но этим он показывает свою надежду на то, что Путин будет вести себя лучше в будущем и, как минимум, не вступать в конфронтацию с Трампом лично. В тактическом плане я вижу смысл в том, что кто-то на Западе говорит о возможности работать с Россией, хотя бы из тактических соображений» – заключает Ричард Вайц.

Василий Гатов: слова Трампа могут разозлить общественное мнение в Европе

Эксперт Анненбергской школы Университета Южной Калифорнии, медиа–аналитик Василий Гатов в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что жесткость Трампа в отношении партнеров может спокойно восприниматься политиками, но разозлить общественное мнение: «С одной стороны, европейские демократии и Канада переживут это ухудшение отношений, которое во многом идет от персональной позиции Трампа и его экономических советников. С другой стороны, современная политика настолько сильно связана с коммуникациями, с тем, какой эффект имеет способ донесения мыслей, что есть большие опасения: то, что сказал Трамп в Шарлевуа и после встречи G7, может очень негативно сказаться именно на отношении массового избирателя к Америке в этих самых европейских странах и Канаде».

При этом Василий Гатов соглашается с тем, что Дональд Трамп мог преследовать цель показать России, что дверь не закрыта окончательно: «Если в высказываниях Трампа есть некая стратегия (в чем он дает основания усомниться, но это сомнения, исходящие из наших представлений о его медийной личности), то она действительно достаточно разумна и, по крайней мере, ее стоит иметь в арсенале американской политики, довольно рискованно сегодня усложняющей международный пасьянс, а не упрощающей его».

«Я думаю, что высказывания Трампа по поводу России процентов на 90 – это не более чем слова, но, безусловно, в них содержится некий сигнал, который он пытается донести до Путина, что можно попробовать разговаривать заново, но для этого Путину нужно прийти за стол переговоров хоть с чем–то. Трамп во всем, что он говорил о России, достаточно последовательно избегал вопроса условий. Из этого следует, что Россия должна сама догадаться, какие условия нужно выполнить для того, чтобы что-то улучшилось» – отмечает эксперт.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG