Линки доступности

Сирия: эскалация напряженности усиливает информационное противостояние


В районе Дейр-эз-Зор две коалиции вошли в соприкосновение

МОСКВА – Вашингтон отвергает обвинения Москвы в косвенной поддержке «Исламского государства» и причастности к гибели российского генерала Валерия Асапова. Об этом написала в своем Твиттере официальный представитель Госдепартамента США Хизер Нойерт.

«Утверждения о том, что США поддерживают ISIS («Исламское государство») или причастны к смерти российского военачальника не имеют под собой оснований. У США / Коалиции есть одна цель: одержать победу над ISIS», – указала Хизер Нойерт.

По ее словам, комментарии российских официальных лиц хода конфликта в Сирии «не соответствуют действительности и непродуктивны».

Погибший недавно близ Дейр-Эз-Зора генерал-лейтенант Асапов стал самым высокопоставленным из числа погибших в Сирии российских военных. Он был старшим группы военных советников России.

Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков в интервью СМИ заявил, что гибель генерала – «плата кровью за двуличие американской политики» в сирийском конфликте и выразил желание, чтобы США своими действиями на практике соответствовали озвученным в медиапространстве тезисам о борьбе с «ИГ».

Вместе с тем он признал, что контакты между военными двух стран «весьма интенсивны и ведутся на разных уровнях».

Напомним, США ранее выразили беспокойство в связи с сообщениями об авиаударах 19 и 20 сентября в сирийских провинциях Идлиб и Хама, в результате которых погибли как минимум трое медицинских работников и были повреждены несколько медицинских учреждений, аварийное оборудование и центры гражданской обороны.

«Эти атаки вписываются в знакомую схему, когда медицинские учреждения и медработники, а также граждане, которым они служат, становятся жертвами ударов со стороны сирийского режима и его российских союзников», – подчеркнула тогда Хизер Нойерт.

Политик, руководитель общественно-политического движения «Союз Правых Сил» Леонид Гозман в интервью Русской службе «Голоса Америки» признался, что заявление Сергея Рябкова не стало для него неожиданным.

«Оно хорошо укладывается в рамки давно идущей антиамериканской кампании, в соответствии с которой нашим главным врагом наряду с «ИГ» являются США, – констатировал он. – Значит, они действуют вместе, заодно. Поэтому, если погибает наш генерал, то виновата в этом Америка».

Это называется валить с больной головы на здоровую, считает политик. По его убеждению, Москву никто не подталкивал к тому, чтобы она ввязалась в гражданскую войну в Сирии.

«При этом никаких реальных доказательств того, что США каким-то образом содействуют «ИГ», Россией предъявлены не были, – продолжил он. – Были лишь показаны фотографии, что в расположении исламистов находится американская военная техника. Но это ровным счетом ничего не означает. Там может быть и российская и любая другая техника».

В общем, доказательств никаких нет, а в общую логику кампании войны с США это вполне вписывается, заключил Леонид Гозман.

«Так бывает всегда, когда внешнеполитические авантюры затеваются ради внутриполитических интересов. Совершенно очевидно, что все наши внешнеполитические действия, включая войну на Донбассе и в Сирии, преследовали именно внутренние задачи, и никак не были связаны с обеспечением безопасности страны. Единственная цель тут – это сплочение страны, ее милитаризация, превращение России, по крайней мере на метальном уровне, в военный лагерь и так далее», – подытожил он.

Между тем, поддерживаемые США отряды на востоке Сирии заявили, что российские войска нанесли удар по их позиции, находящейся в недавно отбитом у боевиков «Исламского государства» районе.

Бойцы Сирийских демократических сил (SDF) заявили, что в результате атаки погиб один человек и еще два были ранены. Россия отвергает сообщения об атаке.

Официальный представитель международной коалиции по борьбе с ИГ, полковник армии США Райан Диллон сообщил «Голосу Америки», что первоначальные данные не могут подтвердить наличие жертв. По его словам, непрямой огонь могли открыть или сирийские, или российские военные.

Силы международной коалиции связалась с российскими военными «сразу после удара» через установленную линию связи, используемую для избегания воздушных и наземных операций в Сирии, сказал Диллон.

Директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин, комментируя «Голосу Америки» ситуацию в Сирии, отметил возросшую угрозу прямых столкновений между силами международной коалиции во главе с США и проасадовскими силами, поддерживаемыми российскими военными.

«Эта опасность давно возрастает, и я об этом постоянно говорю, но сейчас конфликт вступил в новую стадию развития, – добавил он. – Происходит эскалация напряженности, что очень важно. И тут со всей остротой встает вопрос, как преподносить ситуацию? Видимо, в Москве с этим не до конца определились».

По мнению Александра Шумилина, две коалиции со всей неизбежностью вступают в соприкосновение, и от этого уже никуда не деться.

«США и Россия вроде бы пытаются решить проблему на политическом уровне, но на местах, судя по всему, пока это не слишком удается, потому что контролировать мелкие группировки и силы становится все сложнее, –пояснил он. – А все из-за того, что очень высоки ставки для обеих сторон. Идет битва за богатый нефтью район».

Так что ожесточенные бои и кровопролитие в районе Дейр-Эз-Зора стали вполне закономерными, резюмировал директор Центра анализа ближневосточных конфликтов.

В свою очередь, руководитель отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития, военный обозреватель Антон Мардасов полагает, что информационные вбросы минообороны РФ о том, что американцы в Сирии якобы сотрудничают с «ИГ» призваны повлиять на общественное мнение.

«Это информационное противостояние, с одной стороны, а с другой – они (военные) оправдывают то, что в этом регионе форсируются события, –подчеркнул он. – Там идет острейшее соперничество за нефтяные месторождения, в том числе на левом берегу Евфрата. Однако дело в том, что даже если сирийская правительственная группировка при участии российского спецназа и советников возьмет эту территорию, еще большой вопрос – кто через полгода-год ей будет владеть».

По оценке эксперта, у Дамаска нет сил, способных контролировать периферийные районы.

«А обеспечивать их оборону с помощью различного ополчения – значит, отдавать все в руки Ирана, – уверен он. – Ирану же важно получить левый и правый берег с точки зрения сухопутного логистического коридора из Тегерана в Бейрут. Российские военные помогают отбить территории, чтобы сирийская оппозиция получила меньше рычагов для политического торга по поводу будущего обустройства страны. Но тем самым мы практически помогаем Ирану».

Антон Мардасов также выразил большие сомнения, что российские военные смогут потом каким-то образом воспользоваться плодами своих побед. Как ему представляется, скрытое противостояние России и Ирана в этом районе ощущается довольно остро.

По данным Reuters, с начала 2017 года в Сирии погибли не менее 40 российских военнослужащих и наемников из «частных военных компаний». Минобороны России официально признало гибель лишь 10 военных.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG