Линки доступности

Заявление Ходорковского о «сильном правительстве» и реакции на него


Михаил Ходорковский, 2018 год

Михаил Ходорковский высказался за создание в стране «сильного правительства», а также заявил, что не считает себя либералом

Михаил Ходорковский, выступая в Праге на организованной им конференции "Россия вместо Путина", высказался за создание в стране "сильного правительства", а также заявил, что не считает себя либералом. Эти высказывания повлекли дискуссию в сети.

Ходорковский, некогда глава нефтяной компании "ЮКОС" и богатейший человек России, провел в заключении 10 лет. Считается, что это была демонстративная акция устрашения Путина в отношении влиятельного крупного бизнеса.

Фрагменты выступления Ходорковского:

Соглашусь с теми либералами, которые неоднократно обвиняли меня в том, что я никакой не либерал. Я и правда не либерал, по крайней мере в российском представлении. Поэтому оставим в стороне конституционные права граждан: свобода слова, вероисповедания, перемещения, право на митинги и демонстрации, всеобщие честные выборы, регулярная сменяемость власти – в 21-м веке это не либерализм, а норма...

Я за сильное правительство и против концепции "государство – ночной сторож" для России. Самоуправлению надо учиться, как учатся водить машину. Долго и вдумчиво. А до этого лучше, если есть водитель. Моя претензия к Путину – у него слабое, беспомощное, коррумпированное правительство.

Я за правовое государство с независимым судом и верховенством права, но концепцию немедленного внедрения абсолютной демократии на всей территории страны не поддерживаю. Страна большая и разная. Либо федерализм, правовое государство и разноукладность, либо попытка силовой унификации и новый виток авторитаризма. Моя претензия к нынешней власти не в недостаточной демократичности, а в отказе от правового государства и в несменяемости.

Я за крупный бизнес. Мелкий и средний бизнес – это рабочие места, самообеспечение, комфорт, инновации. Но экономическая эффективность, производительность труда, масштабные внедрения новых технологий – это бизнес крупный. Моя претензия к власти не из-за ее ставки на крупный бизнес, а за консервацию "олигархического капитализма", где крупный бизнес сросся с властью в коррупционном экстазе, и формирование на его основе новой версии государственной-монополистической экономики. Проблема не в крупном бизнесе и даже не в госсобственности как таковой, а в монополизации, которая в свое время угробила экономику СССР...

Россия моей мечты – страна замечательных дорог и крупных мегаполисов, страна университетов и высоких технологий, страна, где самостоятельность регионов уравновешивается сильным правительством, подотчетным парламенту. Парламенту, где депутаты представляют в основном интересы не партий, но регионов. Регионов, обладающих политической субъектностью за счет кадрового и экономического потенциала мегаполисов.

Комментарии

Глеб Павловский, публицист, много лет работавший в качестве политтехнолога на администрацию президента России:

Разумный подход. Сильное, независимое от АП правительство – первый шаг к государственному вразумлению.

Алина Витухновская, поэт и общественный деятель:

Выступление Михаила Ходорковского на конференции "Россия вместо Путина", изобилующее взаимоисключающими параграфами, по сути является лебединой песней российского олигархата.

Те "счастливчики" из числа крупных бизнесменов девяностых – коллег Михаила, избежавших преследования со стороны Кремля в обмен на лояльность, уже давно и прочно вошли в состав путинского клептократического псевдогосударства, став его неотъемлемой органичной структурой.

И потому, апеллируя к ним, было бы странно ожидать от них какой-либо иной реакции, кроме кривой усмешки.

Александр Морозов, политолог:

Что имеется в виду под словом "сильное правительство, ответственное перед парламентом". Все понимают, что правительство, формируемое парламентом, имеет много достоинств. Но оно не может быть "сильным" по определению. Наоборот, оно находится практически непрерывно в кризисе: любой шаг и парламентский кризис, а за ним и "новое правительство"...
..."сильное правительство" возможно как Директория. Это понятная (исторически) модель: несколько лидеров победившего восстания образуют "синклит", парламент полностью совпадает с ними, поскольку в нем большинство сторонников этой же Директории – дальше они делают что хотят, пока между членами директории не начнется жесткий конфликт – а затем и ее падение.
А если имелась в виду германская модель: "большая коалиция – канцлер и основные министры от партий", то тут можно говорить скорее не о "сильном правительстве", а об устойчивости этой модели. Но проблема в том, что мы оказались в том историческом периоде, когда у немцев у самих прошел "золотой век" этой модели.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG