Линки доступности

Саммит в Хельсинки: ожидания и опасения


Леонид Гозман

Эксперты – о предстоящей встрече Трампа и Путина и возможных «разменах»

Резервный самолет президента США Дональда Трампа приземлится в таллиннском аэропорту в воскресенье, накануне саммита в Хельсинки, и пробудет на месте до окончания встречи в верхах, сообщила в пятницу, 13 июля, Эстонская Общественная телерадиовещательная корпорация.

По мере приближения саммита в мировых медиа продолжают на все лады прогнозировать, чем он завершится: «победой» одной из сторон, торжеством здравого смысла или «ничьей». Оптимисты в ходе дебатов пока не превалируют.

Много внимания в прессе уделяется также вероятности достижения в ходе встречи Трампа и Путина своего рода «разменов». Так, Times рассматривает вариант «большой сделки», в результате которой США отменят санкции, введенные против России из-за Крыма, а Москва за это приложит усилия к ослаблению иранского военного присутствия в Сирии. Одновременно издание скептически оценивает здесь возможности Кремля.

Руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин думает, что главная повестка саммита состоит в том, «чтобы, наконец, начать общаться». А что из этого выйдет, он затруднился сказать.

«Пока сложилась ситуация, когда лидеры ведущих стран Запада почти не общаются с Путиным, все сводится к единичным контактам, – констатировал политолог в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Но перед Западом со всей остротой стоит вопрос: как вести себя с Россией? Либо ждать еще лет 20, пока Путин умрет (вовсе не похоже, что он собирается уходить из власти раньше), и уже затем налаживать отношения с преемником? Либо в ближайшее время все же начать с ним общаться и выяснить, нельзя ли как-то придти к компромиссу».

Дмитрий Травин считает, что как раз эту задачу Трамп и будет решать в Хельсинки с точки зрения реал-политик. При этом он допустил, что американский лидер придет к отрицательному ответу, но не исключил и того, что некие точки соприкосновения все же найдутся.

По мнению руководителя Центра исследований модернизации Европейского университета, главное, чего Путин хотел бы сегодня добиться от Запада – это «хотя бы де-факто» признания Крым российским и снятия санкций.

«О том, чтобы признали (полуостров) де-юре, вопрос не стоит, и Путин не настолько наивен, чтобы на это надеяться, – уточнил он. – Но по первому пункту он, скорее всего, готов торговаться. В чем будет состоять суть торга, пока сказать трудно. У Путина есть “в запасе” Донбасс, Ближний Восток, где он может пойти на частичные уступки по разным позициям. Однако, насколько я понимаю, Запад пока не готов торговаться по Крыму».

Дональд Трамп по поводу Крыма несколько раз высказывался достаточно туманно. На днях он возложил вину за аннексию полуострова на бывшего президента США Бараку Обаму и заявил, что ему не нравится создавшаяся ситуация, но он не знает, какова будет судьба этой части украинской территории.

В этой ситуации Путин, возможно, рассчитывает, что взгляды американского президента поддаются дальнейшей трансформации, а Трамп ожидает, что Путин предложит что-то очень интересное для него, заметил Дмитрий Травин.

«Например, полное выполнение Минских соглашений, в результате чего Донбасс вернется в состав Украины, если, конечно, Киев захочет его взять, перечисляет он. – Или вывод российских войск с Ближнего Востока, а затем и согласие на трансформацию режима Асада».

Как понимает политолог, это те конкретные вещи, которые Путин, в принципе, готов «разменять», если бы с России сняли санкции за Крым.

В свою очередь историк Майя Кандель во французской газете Le Mond в преддверии саммита отмечает некоторое сходство во взглядах Трампа и Путина. По его мнению, оба лидера склонны действовать на международной арене, не особо утруждая себя соблюдением общепринятых норм и правил.

Руководитель общественно-политического движения «Союз Правых Сил» Леонид Гозман отчасти согласен с этим тезисом. По мнению российского политика, у них схожие взгляды на геополитику.

«Это мир сильного, которому должны подчиняться слабые, – развил он мысль в комментарии «Голосу Америки». – Оба тяготеют к представлениям послевоенного времени (по окончании Второй мировой), когда великие державы делили между собой мир, встретились в Ялте и все решили. Кроме того, как мне кажется, их сближает неприязнь к традиционной европейской либеральной политике. Они оба достаточно искренне ее не любят».

В то же время политик уверен, что тот серьезный конфликт, который существует между странами, разумеется, не снять за одну встречу. Кроме того, у них очень разное положение, подчеркнул он: «Если Путин почти всевластен в России, то Трамп как президент довольно ограничен в своих полномочиях. Он могущественный человек, но не может, допустим, в одиночку признать Крым российским. Он должен считаться с Конгрессом, с общественным мнением».

Следовательно, у Путина больше возможностей для манипулирования, чем у Трампа, делает вывод Леонид Гозман и предлагает посмотреть, что из этого выйдет в Хельсинки: «Возможно, получится реально договориться по Сирии. Может, Москва сдаст Иран ради каких-то поблажек. А также удастся, и это было бы очень хорошо, договориться о сохранении договора об ограничении вооружений. Ну а дальше каждый из президентов будет рассказывать перед своей аудиторией, что он победил, и как теперь станет хорошо».

По словам главы «Союза Правых Сил», так называемые ДНР-ЛНР – «чемодан без ручки» для Владимира Путина.

«Ведь изначально все делалось не для того, чтобы захватить два этих города с окрестностями, а чтобы отторгнуть от Украины весь юго-восток, или, как минимум, пробить сухопутный коридор в Крым, – настаивает он. – Этого не получилась. Поэтому российское государство в конфликте с Украиной по большому счету уже потерпело поражение. Причем, это стало понятно очень быстро, в том числе и Путину».

Как представляется Леониду Гозману, эта война имеет шанс на окончание, хотя бы потому, что она никому не нужна, и Путин сейчас крайне озабочен поиском выхода из ситуации без потери лица. Кроме того, у российского президента есть еще один ограничитель, способный повлиять на ход переговоров в Хельсинки: ему позарез нужен враг, внешний конфликт, считает политик.

«А если он сейчас замирится с Трампом, уйдет с Донбасса и из Сирии, то снова возникнет повод для недоумения: кто же нам тогда гадит в подъездах, что у нас происходит с пенсиями и так далее? Война и военное положение, к сожалению, необходимы режиму. На них очень многое можно списать. И это само по себе очень большой фактор, который будет препятствовать заключению мирных соглашений», – заключил он.

Встреча президентов Дональда Трампа и Владимира Путина пройдет в столице Финляндии 16 июля.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG