Линки доступности

«Добро пожаловать в Чечню!»: хронику тайной операции запечатлел американец Дэвид Франс


Участники пресс-конференции

На Берлинале показали документальный фильм о тайной операции по спасению геев

Кино любит воспевать героев, бесстрашных смельчаков, которые в огне не горят и в воде не тонут. Новый документальный фильм с саркастическим названием «Добро пожаловать в Чечню!» (Welcome to Chechnya) нашел таких героев не в комиксах про суперменов и не в нескончаемых приключениях агента 007.

В центре фильма – тайная операция по вывозу представителей ЛГБТ-сообщества из Чечни, где в последние два-три года местными властями при молчаливом согласии Москвы развернута кампания репрессий в отношении людей нетрадиционной сексуальной ориентации и где им каждодневно грозит смертельная опасность. Главные герои этого захватывающего политического триллера – активисты, добровольцы общественных групп, которые осуществляют спасение преследуемых молодых людей.

В январе на кинофестивале Санденс прошла мировая премьера этого фильма, снятого американским режиссером Дэвидом Франсом (David France), где он получил спецприз жюри в документальной секции. Сообщается, что телеканал HBO планирует показать картину в июне 2020 года.

Режиссер Дэвид Франс
Режиссер Дэвид Франс

«У нас нет таких людей»

На 70-м юбилейном Берлинском кинофестивале фильм «Добро пожаловать в Чечню!» показали в престижной программе «Панорама». На пресс-конференции журналисты аплодисментами встретили создателей фильма во главе с режиссером Дэвидом Франсом, двух главных организаторов операции по спасению геев – Ольгу Баранову и Давида Истеева, и Максима Лапунова, единственного из числа жертв, кто открыто рассказал о преследовании геев в Чечне.

Дэвид Франс уже в третий раз за последние годы обращается к теме защиты прав ЛГБТ-сообщества. В 2012 году он снял документальный фильм «Как пережить чуму», номинированный на премию «Оскар», а в 2017 году – «Смерть и жизнь Марши П. Джонсон». В своем третьем обращении к этой острейшей теме Франс отходит от архивной проблематики, а погружается в самую гущу текущих событий.

«Меня заинтересовали проявления радикального активизма, – сказал Дэвид Франс на пресс-конференции, – причем в условиях полного отрицания реальности со стороны властей Чечни. Меня поразило, в каких сложных условиях работают волонтеры-активисты, спасающие геев от избиений и смерти. Когда они начинали эту свою деятельность года три назад, трудно было предположить, что они достигнут таких впечатляющих результатов. Их усилия подтверждают, что люди могут добиться очень многого, когда коллективно работают на благое дело».

В начале фильма зритель видит Давида Истеева, кризисного координатора российской сети ЛГБТ, говорящего по телефону с чеченской девушкой Аней. Ее дядя, узнав, что она лесбиянка, принуждает ее к сексу с ним, угрожая в случае отказа все рассказать ее отцу. Будучи уверена, что в любом случае ей грозит смерть, она умоляет о помощи.

Кадр из фильма
Кадр из фильма

Суровые восточные традиции предписывают карать смертью за альтернативную сексуальную ориентацию, чтобы «кровью смыть позор» с семьи. На кадрах любительской хроники видно, как полицейские и их добровольные помощники оскорбляют, издеваются, избивают и пытают свои безвинные жертвы. По ряду свидетельств, некоторые из них бесследно исчезли. Чеченский лидер Рамзан Кадыров во фрагменте интервью, показанном в фильме, отрицает сам факт наличия геев в республике. «У нас нет таких людей, – с негодованием уверяет он. – А если найдете, забирайте их себе!».

Правозащитники считают, что следственные органы России потворствуют произволу, царящему в Чечне. В этих условиях руководство республики и местные силовики чувствуют свою абсолютную безнаказанность. Аналитики полагают, что своим бездействием российские власти фактически дали Кадырову карт-бланш на террор в отношении геев.

Транзит через Москву

«Самое сложное было убедить людей, что им реально помогут, – отметил Давид Истеев. Этот фильм дает возможность активистам посмотреть на себя со стороны. Я надеюсь, фильм будет показан в России, и его увидят, в том числе и те, кто противостоит нашим усилиям».

Истееву в его деятельности помогает Ольга Баранова, директор московского центра ЛГБТ-сообщества. Она организовала «сейф-хаус» в Москве, своего рода транзитное общежитие-шелтер для тех жертв, кого удалось вызволить из Чечни и кто ожидает своей дальнейшей судьбы. Оставаться в России для них опасно. Активисты ценой огромных усилий и кропотливой будничной работы добиваются для них выездных виз за рубеж. Ряд стран Запада соглашаются принять их, предоставив статус политических беженцев.

«Нам было важно показать, как все было, ведь до нас этого не делал никто, – сказала Ольга Баранова. – Мы впервые открыли свои лица в этом фильме, я и Давид. Мы продолжаем нашу борьбу и надеемся, что когда-нибудь преследование геев прекратится».

«Для нас было важно показать, как прекрасно уживаются геи в своих семьях, оказывающих им поддержку, – отметил Максим Лапунов. – Открыться своим родным бывает сложно, но любовь и поддержка семьи очень важна».

Технология «двойного лица»

«Обеспечение безопасности преследуемых и коллег-активистов было нашим главным приоритетом, – сказал оператор Аскольд Куров, ранее снявший как режиссер, в частности, фильмы «Дети 404» о подростках из ЛГБТ-сообщества и «Процесс» об Олеге Сенцове. – Мы должны быть незаметны, максимально использовать меры предосторожности».

«Я бы назвал стиль нашей работы партизанским», – отметил Дэвид Франс. По его словам, меры предосторожности включали изменение имен, биографий и полную анонимность.

Кадр из фильма
Кадр из фильма

Отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки» о способах сохранения анонимности для участников фильма, Дэвид Франс рассказал о применении новейшей технологии «двойного лица».

«Можно быть, конечно, использовать традиционные способы сокрытия идентичности лица в виде размытости или затемнения, – сказал режиссер. – Но мы разработали дигитальный способ замены реального лица человека на лицо его «двойника». 22 участника фильма получили «лица» наших друзей из ЛГБТ-сообщества Америки, проявивших таким образом солидарность с жертвами преследований. Это помогло нам сохранить живость и убедительность «картинки» и достичь высшего стандарта анонимности, таким образом добившись согласия бежавших из Чечни людей рассказать миру о своих страданиях и трагедиях. Для обеспечения безопасности хранения отснятого нами материала мы построили изолированную студию в некоем городе, адрес которой засекречен, где файлы хранятся в подвальном герметичном помещении на автономных компьютерах, не подключенных к Интернету».

В фильме озвучивается цифра 151 – столько геев и лесбиянок было вывезено усилиями активистов из Чечни. Им было предоставлено убежище в Канаде и ряде других стран Запада.

Максим Лапунов рассказал, как он долго раздумывал, прежде чем подать в суд за побои и пытки. «Было действительно страшно, – сказал он, – я изучал варианты, как себя лучше обезопасить. Я верил, что закон будет работать. Но, к сожалению, столкнулся с обратным».

«Да, наши надежды не сбылись, – отметил Давид Истеев. – Как российское законодательство не хотело работать прежде, так оно не хочет работать и сегодня. Я надеюсь, Запад заставит (Россию) что-то сделать, и Россия поймет, что закон надо исполнять и защищать права своих граждан».

Участники пресс-конференции отметили, что даже оказавшись на Западе, жертвы преследований и активисты не чувствуют себя в безопасности. «Приходится постоянно оглядываться», – заметила Ольга Баранова.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG