Линки доступности

Фильмы из Грузии затрагивают острые проблемы политики и морали

Включение хотя бы одного фильма в одну из официальных программ престижного Берлинского международного кинофестиваля считается значительным успехом для малых кинематографий мира.

Грузинская кинематография, которая еще недавно, в первое постсоветское десятилетие, практически исчезла, перестав производить фильмы, в этом году на 67-м Берлинале ровно вдвое превзошла этот неформальный «показатель успешности». В программе «Панорама» демонстрируется картина «Заложники» (Hostages), а в программе «Форум» – драма «Моя счастливая семья» (My Happy Family). Билеты на все показы проданы, а на пресс-просмотрах яблоку негде было упасть.

Урок из прошлого

Фильм «Заложники» основан на реальный событиях – захвате и попытке угона самолета в 1983 году. 18 ноября того года семеро молодых людей, жителей Грузии, большинство из зажиточных благополучных семей, захватили самолет Ту-134 во время полета из Тбилиси в Батуми, чтобы бежать на Запад. Авантюра обернулась крахом и кровавой трагедией.

Кадр из фильма «Заложники»
Кадр из фильма «Заложники»

По опубликованным данным, погибли семь человек – два пилота и бортпроводница, двое пассажиров и двое террористов. Оставшихся в живых преступников приговорили к смертной казни и расстреляли. Единственную среди них женщину приговорили к тюремному заключению, а через несколько лет выпустили по амнистии.

Очень важная история для нас, для Грузии. Вот что такое тоталитарная система, когда границы закрыты. История, похожая на греческую трагедию, когда люди и плохие, и хорошие одновременно

Фильм «Заложники» поставил 34-летний режиссер Резо Гигинеишвили, живущий и работающий в Грузии и России. Учился во ВГИКе. Два его предыдущих фильма, развлекательные комедии «Жара» и «Любовь с акцентом», собрали хорошую кассу в России. «Заложники» – первый опыт режиссера в сфере серьезного, проблемного кино.

«Для меня это сугубо личная история, – сказал на пресс-конференции Резо Гигинеишвили. – Я с детства слышал о ней. Она коснулась очень многих в Грузии, тогда еще части Советского Союза. Чего не хватало этим мальчикам из хороших семей? Мы понимаем, чего – свободы. Именно тяга к свободной жизни и заставила их перейти ту черту, которую они перешли. Очень важная история для нас, для Грузии. Вот что такое тоталитарная система, когда границы закрыты. История, похожая на греческую трагедию, когда люди и плохие, и хорошие одновременно».

Реалии и эмоции

Режиссер и его соавтор сценария писатель Лаша Бугадзе много работали в архивах, изучали кинохронику, документы и публикации того времени, беседовали с десятками участников и свидетелей драматических событий, чтобы, по их словам, максимально достоверно воссоздать реалии ноября 1983 года.

Мы не стремились снять боевик и поэтому не придерживались буквального покадрового показа событий, в том числе штурма самолета спецназом. Для нас важнее эмоциональная сторона

«Я бы не хотел, чтобы мои дети ностальгировали по тем временам, – заметил Лаша Бугадзе. – Я бы не хотел, чтобы они жили при закрытых границах».

Отвечая на вопрос «Голоса Америки» о драматургическом решении фильма, Резо Гигинеишвили отметил: «Мы не стремились снять боевик и поэтому не придерживались буквального покадрового показа событий, в том числе штурма самолета спецназом. Для нас важнее эмоциональная сторона. Поэтому сам захват мы показываем через работающую рацию в штабе, где координируют штурм, через лица родителей молодых людей, захвативших самолет».

Фильм снят совместно кинематографистами Грузии, России и Польши.
«Когда Резо рассказал мне эту историю, я моментально в нее влюбился, – признался Михаил Финогенов, продюсер проекта с российской стороны. – Мы пошли на немалый экономический риск, так как за годы работы над этим проектом кинопроизводство подорожало в три раза».

По словам Финогенова, релиз фильма в России, скорее всего, планируется осенью.

Картина, к сожалению, не только о прошлом, но и о будущем. Ведь нас всех снова хотят сделать заложниками новой системы ограничений и несвободы

«Все, кто участвовал в трагедии, – жертва, которую мы оплакиваем, а не кто-то, кого надо либо обвинять, либо восхвалять, – говорится в заявлении Резо Гигинеишвили, приведенном в англоязычном буклете фильма. – Время и обстоятельства той жизни, в которой существовали мои герои, не оставили им выбора».

«У прототипов героев фильма был очень неплохая жизнь, – сказала Ева Пушчинска, продюсер с польской стороны. – Почему же они пошли на вооруженный захват самолета? Они страстно хотели свободной жизни. Картина, к сожалению, не только о прошлом, но и о будущем. Ведь нас всех снова хотят сделать заложниками новой системы ограничений и несвободы».

Еще одним продюсером «Заложников» стал режиссер и профессор Нью-Йоркского университета (NYU) Борис Фрумин, ранее сотрудничавший со своим бывшим выпускником из Грузии режиссером Леваном Когуашвили в работе над двумя фильмами. На пресс-конференции Фрумина не было.

Квартирный вопрос

Когда к экрану одного из залов фестивального киноцентра «Синестар» вышла съемочная группа фильма «Моя счастливая семья», то места едва хватило всем. Приехали на берлинскую премьеру и актеры, и творческий персонал, и продюсеры. Но и зал был в тот день «сочувствующий». Сорежиссер фильма Симон Гросс спросил у аудитории: много ли здесь выходцев из Грузии? Руки подняли едва ли не треть аудитории, заполнившей зал до отказа.

Симон Гросс и Нана Эквтимишвили на премьере Photo: Oleg Sulkin
Симон Гросс и Нана Эквтимишвили на премьере Photo: Oleg Sulkin

...52-летняя Манана внезапно уходит из дома, оставив мужа, детей и родителей, чтобы начать новую независимую жизнь. Она не объясняет недоумевающим родным и друзьям причины столь резкого решения. Муж Сосо пытается у нее выведать, что же в их жизни пошло не так, как надо. Тем временем выросшие дети Мананы и Сосо подбрасывают им сюрприз за сюрпризом.

В титрах значатся как сопостановщики Nana & Simon. Фильм поставил режиссерский дуэт Наны Эквтимишвили и ее супруга, немецкого кинематографиста Симона Гросса. Они дебютировали несколько лет назад игровой лентой «Длинные светлые дни» (In Bloom).

«Я вдохновлялась историей моей семьи, моей матери и других женщин, – сказала Нана. – Их проблемы, их заботы и мечты. Я подмечала все, как они говорят, как общаются с другими людьми. Очень многое из этого вошло в фильм. Мы сняли старую квартиру в Тбилиси и буквально жили в ней несколько недель, пропитываясь ароматом жизни большой семьи, состоящей из четырех поколений».

Кадр из фильма «Моя счастливая семья»
Кадр из фильма «Моя счастливая семья»

«Моя счастливая семья» – совместное производство Германии, Грузии и Франции, что, в целом, характерно для «новой волны» грузинского кино. Практически все новые ленты из Грузии, попадающие на мировую фестивальную орбиту, – европейские копродукции при участии фондов поддержки растущих кинематографий.

Манану играет Ия Шуглиашвили, ее мужа Сосо – Мераб Нинидзе, пожалуй, самый конвертируемый грузинский актер сегодня в мире, он снялся в десятках фильмов в разных странах. Кстати, и в «Заложниках» он сыграл одну из ролей.

Песни: хором и соло

В фильме много музыки и песен. И что любопытно, в центре главного музыкального эпизода – не хоровое пение мужчин во время застолья, что стало уже «трейдмарком» грузинского кино, а сольное пение Мананы под гитару на встрече бывших одноклассников, когда она узнает неприятную правду о своем муже.

Жизнь грузинской женщины сегодня меняется. Шаг за шагом. Женщина постепенно освобождается от тисков и ограничений, налагаемых на нее патриархальным многовековым укладом

«Вы прекрасно знаете, что грузины всегда поют, – отметила Нана. – Поют хором без сопровождения и под гитару, поют, когда все плохо, когда война, и поют, когда хорошо и радостно. Грузинская песня – это стиль жизни народа».

Нана родилась в 1978 году в Тбилиси. Училась актерскому мастерству и драматургии в Киноуниверситете в Потсдаме. В 2012 году вместе с Симоном основала производственную компанию Polare Film. Симон родился в Берлине в 1976 году. Изучал режиссерское мастерство в университете кино и телевидения в Мюнхене.

«Жизнь грузинской женщины сегодня меняется, – сказала Нана в интервью «Голосу Америки». – Шаг за шагом. Женщина постепенно освобождается от тисков и ограничений, налагаемых на нее патриархальным многовековым укладом. Манана уходит из семьи, чтобы жить так, как ей это интересно. Это делают сегодня многие грузинки. Бывают трагические случаи, когда из чувства мести муж убивает ушедшую от него жену. И что характерно, общественное мнение, похоже, на стороне убийцы. Его жалеют, ему сочувствуют: вот, мол, до чего довела его жена. Мораль – не надо доводить мужчину до критической черты».

Симон Гросс рассказал «Голосу Америки» о том, как принимали картину на недавнем кинофестивале в Санденсе, где прошла ее мировая премьера.

«Историю из, казалось бы, далекой страны воспринимали как свою, близкую и понятную, – сказал он. – Нам задавали много вопросов, говорили, что и в Америке женщинам приходится преодолевать неравенство и запугивание».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG