Линки доступности

«Ремонт» системы стратегических договоров: с чего начать?


Эксперты в Вашингтоне и Москве – о необходимости сохранения механизмов ограничения вооружений и контроля над ними

На уходящей неделе руководители разведсообщества США заявили, что Россия продолжает свое вмешательство в американский избирательный процесс. В свою очередь, Конгресс США вот-вот начнет рассмотрение новых санкций в отношении Москвы, которые могут существенно ударить по российской экономике.

Все это может поставить под вопрос едва ли не единственный положительный результат саммита Дональда Трампа и Владимира Путина 16 июля в Хельсинки, а именно - решение о том, что две страны должны начать предметный разговор о сохранении договоров, касающихся контроля над стратегическими вооружениями.

Пресс-секретарь президента США Сара Сандерс 23 июля заявила, что «единственное конкретное соглашение, которое было достигнуто» двумя лидерами в Хельсинки, «состояло в том, что две команды из Соединенных Штатов и России, занимающиеся национальной безопасностью, продолжат обсуждение на рабочем уровне».

Это обсуждение может произойти в течение ближайших недель, если помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон совершит визит в Москву для встречи с секретарем Совета безопасности России Николаем Патрушевым, о чем также сообщила представитель Белого дома.

Возможен ли сейчас предметный разговор между Вашингтоном и Москвой по ракетно-ядерной теме? С чего он может начаться? Эти вопросы Русская служба «Голоса Америки» задала ведущим экспертам по стратегической безопасности в Вашингтоне и Москве.

Томас Грэм: Я верю, что усилия по преодолению разногласий будут успешными

Директор компании Kissinger Associates Томас Грэм (Thomas Graham), бывший спецпомощник президента Джорджа Буша-младшего и директор по России в Совете национальной безопасности США, совсем недавно побывал в Москве.

Грэм принял участие в конференции по разоружению, состоявшейся в российской столице 24-25 июля, где вместе с коллегами из США и России обсуждал проблемы предотвращения опасных инцидентов, перспективы заключения дополнительных соглашений между двумя странами, а также сохранение Договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) и продление Договора СНВ-3.

Примечательно, что конференция началась на следующий день после заявления Сары Сандерс о предстоящих консультациях представителей США и России – таким образом, еще не состоявшемуся контакту официальных лиц предшествовала дискуссия специалистов с обеих сторон.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» Томас Грэм напомнил, что «российская сторона уже заявила о своем желании продлить договор СНВ-3, тогда как нынешняя администрация США не высказывала еще публично своей позиции по этому вопросу, а что касается договора РСМД, то обе страны призывают одна другую вернуться к его соблюдению».

Томас Грэм говорит, что по поводу обоих договоров нужно срочно принимать необходимые решения: «Срок действия СНВ-3 истекает в 2021 году, и его нужно продлевать, если мы хотим иметь хоть какой-то механизм контроля над стратегическими вооружениями США и России, а договор РСМД – ключевой в сфере ракетного оружия, его заключение в 1987-м году привело к исключению двух категорий ракет из арсеналов обеих стран. Если противоречия не разрешить, то обе страны могут выйти из договора, и за этим последует гонка вооружений в сфере ракет средней и меньшей дальности, которая станет явно дестабилизирующим фактором».

Бывший спецпомощник президента США признает, что сейчас в Вашингтоне к Москве доверия мало: «В Вашингтоне сейчас очень многие настроены против России. Это есть в Конгрессе, с таких же позиций сейчас выступает разведывательное сообщество, да и администрация в целом, если вы посмотрите на стратегию национальной безопасности и обзор ядерной политики. И в последние несколько лет было довольно неудобно поддерживать или открывать каналы коммуникации с Россией. Так что легко сейчас не будет».

Однако, как подчеркивает Томас Грэм, «несмотря на то, что отношения сейчас очень напряженные, нужно помнить, что так было и во время холодной войны - но нам все же удалось сесть и поговорить о системах и арсеналах ядерного оружия, и, начиная с 1970-х годов, подписать ряд соглашений, которые сначала ограничили, а затем привели к сокращению арсеналов с обеих сторон».

Директор Kissinger Associates возлагает надежды на визит Джона Болтона в Москву: «В этом месяце Болтон должен отправиться в Москву, чтобы поговорить с Патрушевым о ряде вопросов, поднятых на саммите в Хельсинки. Предположительно, среди вопросов, которые он затронет, будут и договоры РСМД и СНВ-3. Я уверен, что в недалеком будущем представители обоих правительств сядут вместе и обсудят на политическом и экспертном уровне существующие разногласия. Такое усилие будет предпринято, и я верю, что оно окажется успешным».

Ольга Оликер: можно было бы начать с продления СНВ-3

Директор программы «Россия и Евразия» Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Ольга Оликер (Olga Oliker), также участвовавшая в Московской конференции по разоружению 24-25 июля, говорит в комментарии для «Голоса Америки», что «несмотря на все политические разногласия, договоренности по теме сокращения вооружений возможны и нужны, потому что они увеличивают стратегическую стабильность».

Ольга Оликер полагает, что две страны могли бы начать с продления СНВ-3 как первого шага: «Это сделать было бы легче всего, двум президентам нужно просто поставить подписи на решении о его продлении. Договор уже существует, его не надо писать заново, он достаточно хорош, и его продление не означает, что нельзя в будущем, еще во время его действия, подготовить и заключить новый договор. Собственно, как раз продление СНВ-3 позволит выработать новый договор, если к тому будет воля. Если же срок действия СНВ-3 истечет, а другого договора еще не будет, то не останется никаких способов ограничить вооружения и проверить, как себя ведет другая сторона».

Эксперт по стратегическим вооружениям называет основную, по ее мнению, причину того, почему две страны еще не пошли на это довольно простой шаг: «Это присутствие в Вашингтоне и Москве ощущения того, что продление СНВ-3 нужно больше другой стороне, чем им самим, и поэтому можно и подождать, и потянуть время, и постараться еще что-нибудь получить за свое согласие поставить эту подпись. А это ошибочно, потому что без этого договора намного хуже будет сразу всем. Шаг, вроде, легкий, но трудно договориться о том, чтобы его сделать, и есть опасность, что решение принято не будет».

Ольга Оликер говорит, что подход к безопасности в США и России изменился со времен существования СССР: «Может, это вопрос поколений, или что-то другое, но в обеих странах сейчас есть тенденция быть более склонными к риску и меньше волноваться. Уже не хочется ограничения ядерных вооружений, а есть желание делать что захочется, и когда захочется. В Москве и Вашингтоне больше волнуются по поводу того, что какая-то подпись ограничит возможности в производстве чего-то нужного, а что-то другое у противоположной стороны будет получаться лучше, и вот это важно, а не какие-то там ограничения».

«Однако при том, что мы не знаем, насколько обе страны хотят ограничивать ядерные возможности друг друга, и насколько они готовы идти на риск, чтобы доказать друг другу свою силу, есть все равно причина продолжать договариваться, потому что должно быть желание ограничить и свое производство таких вооружений – ведь лучше потратить деньги на что-нибудь другое» - считает Ольга Оликер.

Алексей Арбатов: противоречия по РСМД можно уладить за 2-3 недели

Руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» с сожалением замечает, что дальше деклараций о готовности обсуждать стратегическую стабильность дело пока не идет: «Если бы была реальная политическая воля в Кремле и Белом доме решить эти вопросы, то с договором РСМД, например, это заняло бы две недели. Если бы дали задание - в течение месяца разработать дополнительные меры и инспекции, которые сняли бы взаимные подозрения, то военные, дипломаты, инженеры, разведчики сели бы вместе и, имея такую инструкцию, решили бы эту проблему за пару-тройку недель».

«Другой вопрос, что ни из Москвы, ни из Вашингтона, видимо, таких указаний не поступает. В Америке высказывают сомнение, что этот договор нужен США, и есть специалисты, которые говорят, что, может, Америке и нужны такие ракеты, имея в виду Китай. А в России, как известно, неоднократно на очень высоком уровне высказывались сомнения в полезности этого договора. Недостает самой малости - Путину и Трампу между собой договориться, что договор РСМД нужен и России, и Америке. После этого, если бы кто-то им объяснил, что вопрос решается дополнительными мерами проверки, это можно решить очень быстро» - полагает ученый.

Алексей Арбатов говорит, что в вопросе продления СНВ-3 есть «стратегические, политические и технические сложности», но они решаемы, и российская позиция по договору ясна: «Сейчас Россия твердо, на уровне главы государства, заявила, что она за продление срока действия договора до 2026 года. Это не бесспорная позиция, потому что срок текущего договора закончится только в 2021 году, и сейчас еще почти три года остается, чтобы заключить новый договор. Это большой срок – СНВ-3 за год согласовали. Если бы было желание дальше двигаться по пути сокращений, пусть даже небольших, то времени более чем достаточно».

При этом Алексей Арбатов считает, что последние действия обеих стран не указывают на желание сокращать вооружения дальше: «Ни у США, которые планируют сейчас обширную программу модернизации своих ядерных сил - и стратегических, и остальных, ни у России, которая продолжает текущие программы и выступила с целым пакетом качественно новых систем, нет четкого представления о том, что нужен новый договор. Поэтому речь и идет о продлении, и продление - это лучше, чем ничего, оказаться в вакууме после 2021 года очень плохо».

Однако с продлением СНВ-3 сейчас, продолжает эксперт, исчезнет стимул к разработке нового документа: «Ясно, что тогда до 2026 года никто не будет вести серьезных переговоров - зачем, когда такой огромный срок, ведь можно спокойно сидеть и заниматься другими делами. Поэтому я бы на месте президентов дал указание заключить новый договор к моменту истечения срока нынешнего, имея в виду, что если это не удастся по тем или иным причинам, то всегда остается возможность в последний момент продлить срок действия текущего договора».

В любом случае, убежден Алексей Арбатов, двум странам нужно переходить к конкретным действиям: «Просто обсуждений недостаточно, общих намерений в этом вопросе недостаточно - система разваливается под воздействием политических конфликтов, идеологии, нового технического развития. Нужно срочно предпринимать ремонтные усилия, но они не предпринимаются».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG