Линки доступности

Нужно ли избегать упоминания имен массовых убийц в СМИ?


Кони Сандерс

Эксперты говорят, что излишнее внимание к биографии преступников может привести к появлению их подражателей

Через несколько месяцев после того, как два подростка застрелили 12 школьников и отца Кони Сандерс в школе «Колумбайн», она стояла в очереди в продовольственном магазине со своей дочерью, и ей на глаза попалась обложка журнала.

На ней были изображены те самые два стрелка, которые совершили одно из самых кровавых массовых убийств в школе в американской истории. Сандерс осознала, что очень немногие знали про ее отца, который тогда спас множество людей, но практически все знали имена и мельчайшие подробности жизни злоумышленников, устроивших бойню.

Через несколько десятилетий после событий в «Колумбайне» в адрес СМИ все активнее звучат призывы воздержаться от публикации имен людей, совершающих массовые убийства, и остановить шумиху, связанную с их биографиями. По мнению критиков, повышение узнаваемости нападавших мало что дает для понимания этих атак, и вместо этого представляет их как «звезд», что способствует новым атакам.

Атака в колорадской школе «Колумбайн» в 1999 году продолжает вдохновлять массовых убийц – включая и тех двоих, которые на этой неделе ворвались в свою бывшую школу в Бразилии и убили семь человек.

Говорят, что стрелка, открывшего огонь в двух мечетях в Новой Зеландии в минувшую пятницу и убившего по меньшей мере 49 человек, вдохновил человек, который в 2015 году застрелил девять чернокожих верующих в церкви Чарльстона, Южная Каролина.

Криминолог Адам Лэнкфорд из Университета Алабамы, который изучает влияние СМИ на будущих стрелков, считает, что нужно избегать чрезмерного внимания к преступникам.

«Многие из этих стрелков хотят, чтобы к ним относились, как к знаменитостям. Они хотят быть известными. Поэтому важно не допустить, чтобы с ними так обращались», – говорит он.

Отношение к стрелкам как к «звездам» задевает Кони Сандерс за живое. Ей кажется, что где бы она ни была – в магазине или ресторане, какую бы газету или журнал ни взяла, всюду ей попадались лица стрелков из школы Колумбайн, всюду люди говорили о них. Даже в собственном доме телевидение забрасывало ее информацией об их поступках.

Все знали их имена. «И если их произнести одно за другим, то все автоматически знали, что речь идет о “Колумбайне”, – говорит Сандерс. – СМИ были настолько увлечены ими, как вся наша страна и весь мир, что они хватались за каждую деталь. Это повторялось снова и снова, и от этого нельзя было скрыться».

Криминалисты, изучающие массовые убийства, говорят, что подавляющее большинство стрелков стремятся к славе, пусть даже и дурной, и воспринимают освещение в СМИ как повод к действию.

Спустя всего четыре дня после стрельбы на концерте в Лас-Вегасе в 2017 году, которая считается самой кровавой массовой стрельбой в современной истории США, Лэнкфорд опубликовал работу, в которой призвал журналистов воздерживаться от упоминания имен стрелков или излишней детализации в описании их преступлений.

По его мнению, новые стрелки пытаются превзойти своих предшественников по числу жертв. Освещение в СМИ лишь поощряет подражателей.

В конце прошлого года федеральная комиссия по безопасности в школах при администрации Трампа призвала СМИ воздерживаться от публикации имен и фотографий массовых стрелков. Это был один из тех редких моментов единодушия сторонников права на ношение оружия и активистов, выступающих за усиление контроля над оружием.

«Предполагать, что только СМИ несут главную ответственность за эту эпидемию массовых убийств – значит чересчур упрощать проблему», – говорит Адам Скаггс, главный юрисконсульт Юридического центра Гиффордс, работающий над проблемой снижения насилия с применением огнестрельного оружия.

Скаггс говорит, что он «в какой-то мере» поддерживает стремление журналистов «освещать явно важные и достойные освещения события и их попытки добраться до правды».

«Однако должен быть баланс между тем, чтобы общественность получила достаточно информации, и тем, чтобы люди, совершившие эти отвратительные деяния, не получали чрезмерного внимания», – говорит он.

Исследования говорят о цепной реакции, которая возникает в результате освещения убийств и самоубийств.

Стрелки из школы «Колумбайн» приобрели практически культовый статус. Некоторые их последователи пытаются подражать им в одежде и выражают восхищение их преступлениями, которые, по мнению некоторых, были вызваны травлей. Человек, открывший стрельбу в школе «Сэнди Хук» в 2012 году, вел подробный учет массовых убийств, охватывающий несколько десятилетий.

Профессор Северо-Восточного университета Джеймс Алан Фокс, изучающий массовые убийства, говорит, что упоминание имен стрелков само по себе не является проблемой. Вместо этого он винит чрезмерное внимание к биографии убийц, включая не относящиеся к делу детали, например, написанные ими тексты или семейные истории, что «излишне гуманизирует их».

«Иногда мы узнаем о них, об их интересах и разочарованиях больше, чем о своих ближайших соседях», – говорит Фокс.

В некоторых случаях инициативу берут на себя правоохранительные органы. Последним примером стал шеф полиции города Орора, штат Иллиноис, Кристен Займан которая только раз назвала имя стрелка, убившего пять коллег и ранившего пять полицейских в феврале этого года.

«Я назвала его имя один раз для СМИ, и больше оно никогда не слетит с моих губ», – написала Займан в Facebook.

Некоторые журналисты, прежде всего Андерсон Купер из CNN, старательно избегают называть имена стрелков.

Информагентство Associated Press называет подозреваемых в совершении крупных преступлений, установленных правоохранительными органами. Однако в случаях, когда, как представляется, преступление совершается с целью привлечения внимания, Associated Press старается свести упоминания имен к минимуму, необходимому для информирования общественности, избегая при этом описаний, которые могут удовлетворить желание преступника к публичности или славе, поясняет Джон Данишевский, вице-президент и главный редактор информагентства по стандартам.

Для Карен и Тома Тевесов эта тема носит личный характер. Их сын Алекс оказался в числе убитых в кинотеатре Ороры, штат Колорадо, в 2012 году.

Они находились за пределами штата, когда произошла стрельба, и узнали о судьбе своего сына лишь через 15 часов. Все это время они постоянно слышали информацию о стрелке и практически ничего – о жертвах.

Вскоре после этого они создали движение «Нет дурной славе!» (No Notoriety), призывающее СМИ в своих репортажах уделять внимание относящимся к делу фактам, а не мельчайшим биографическим деталям. Они также рекомендуют публиковать фотографии стрелков в менее заметных местах, избегать «героических» поз или фото, на которых те держат оружие, а также не публиковать никаких манифестов.

«Мы никогда не говорим: не упоминайте имен. Но мы говорим: используйте имена ответственно, и не превращайте их в антигероев, – говорит Том Тевес. – Давайте представлять их теми, кто они есть на самом деле, а именно – ужасными людьми с абсолютно искаженным восприятием реальности, чей единственный путь к успеху состоит в том, чтобы подкрасться к вам сзади и выстрелить в вас».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG