Линки доступности

Запись разговора предоставлена по запросу Русской службы «Голоса Америки» администрацией города Одесса, штат Техас, и проливает свет на последние минуты жизни Макса Шатто, усыновленного в России и умершего в конце января

Власти Техаса обнародовали запись разговора приемной матери Макса Шатто Лоры с дежурным колл-центра скорой медицинской помощи.

«Звонок поступил дежурному в 16:15 21 января с просьбой об оказании срочной медицинской помощи», – сообщила Русской службе «Голоса Америки» представитель пресс-службы местной администрации Андреа Гудсон.

По просьбе шерифа округа Эктор Марка Дональдсона запись разговора не публиковалась во время того, как шло расследование смерти Макса Шатто.

please wait

No media source currently available

0:00 0:00:00 0:00
Direct link


Макс – Максим Кузьмин – был усыновлен четой Шатто из России. 21 января 2013 года, в соответствии с показаниями его приемной матери Лоры Шатто, 3-летний мальчик играл на детской площадке во дворе частного дома вместе со своим двухлетним братом. Лора зашла обратно в дом на десять минут, по ее словам, пошла в ванную комнату. Когда же она вернулась во двор, Макс лежал без дыхания.

В распоряжении Русской службы «Голоса Америки» оказалась запись звонка Лоры в скорую помощь. Мы приводим ее частичный перевод.

Лора: У меня здесь трехлетний ребенок, и он не дышит.
Оператор: Назовите ваш адрес.
Лора: 16097 Норт Валдроп Авеню, Гардендейл.
Оператор: Вы с ним сейчас?
Лора: Да, делаю искусственное дыхание. Он играл на улице, на игровой площадке, я не уверена, что случилось.
Оператор: Он вообще не дышит?
Лора: Вообще не дышит, не могу прослушать сердце стетоскопом.
Оператор: Понятно, к вам выезжают. Вы знаете, как оказывать первую помощь? Мэм?
Лора: Извините, что?
Оператор: Вы знаете, как оказывать первую помощь?
Лора: Да, я знаю, как оказывать первую помощь. Я сейчас пытаюсь оказать первую помощь. Я на громкую связь поставлю, хорошо?
Оператор: Да, конечно. Когда все началось?
Лора: Примерно минуту назад. Я попыталась сделать искусственное дыхание, перед тем, как позвонила.
Оператор: Хорошо.
Лора: Он теперь не дышит вообще.
Оператор: Продолжайте за него.
Лора: Он сам не может.
Оператор: Продолжайте.
Лора: Хорошо.
Оператор: У него пульс есть?
Лора: Я не чувствую, но я вся сильно дрожу.
Оператор: Вздохните глубоко, вдохните глубоко. У него воздушные пути свободны?
Лора: Да.
Оператор: Хорошо, сделайте ему два вдоха, теперь попробуйте пощупать пульс. Пощупайте пульс.
Лора: Я все еще не чувствую пульса.
Оператор: Я хочу, чтобы вы сделали ему два вдоха и сделали непрямой массаж сердца. Положите руки ему на грудь и сделайте 15 нажатий на грудную клетку…

Далее специалист дает рекомендации по проведению искусственного дыхания. «Два вдоха, пятнадцать толчков». Слышно, как рядом говорит маленький ребенок – младший брат Макса. «Проверьте пульс» – снова ничего. Специалист колл-центра пытается ободрить Лору, говорит, что все нормально, что она хорошо справляется, дает рекомендации по тому, как делать искусственное дыхание.

На девятой минуте Лора сообщает, что слышит какой-то странный звук. Но потом, уже на десятой минуте, говорит о том, что ребенок не дышит и сердце не прослушивается.

Оператор: У него были медицинские проблемы?
Лора: Мы только перестали давать ему «Риспердал».
Оператор: Диабет или что-то в этом роде?
Лора: Нет, ничего серьезного.
Оператор: К вам едут скорая и шериф. Кто быстрее приедет, тот вам поможет.
Лора: Где они?
Оператор: Едут, будут как можно скорее, обещаю. Если надо, поверните ему голову набок и очистите рот и дыхательные пути.
Оператор: Как у вас дела?

На семнадцатой минуте Лора сообщает, что услышала биение сердца. Но пульс на шее найти не смогла. На двадцатой минуте слышно, как начали лаять собаки – приехала скорая. Макса доставили в больницу в райцентре – городе Одессе. Там врачи зафиксировали его смерть. Экспертизы, вскрытие и расследование показали, что Макс умер в результате несчастного случая – ребенок играл на улице, видимо, неудачно упал или налетел на игровое оборудование детской площадки, в результате чего произошел разрыв аорты в брюшной полости.

Прокуратура не стала предъявлять обвинений родителям Макса.

Российские власти выступили с резкой критикой решения американского суда и правоохранительных органов. Еще до обнародования результатов экспертизы детский омбудсмен Павел Астахов назвал инцидент убийством и заявил, что приемные родители жестоко обращались с ребенком. Вскрытие показало, что все повреждения, которые были на теле мальчика, а именно синяки и царапины, не являются следствием жестокого с ним обращения.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG