Линки доступности

Разлад между Москвой и Константинополем: Как отреагируют поместные церкви?


Вселенский Патриарх Варфоломей (в центре). Пасхальная служба в соборе Св. Георгия в Стамбуле. 16 апреля 2017 г.

По мнению экспертов, большинство автокефальных и автономных церквей предпочтут нейтралитет

По итогам заседания Синода Русской православной церкви 15 октября в Минске было принято решение о невозможности дальнейшего евхаристического общения с Константинопольской православной церкви (ее другое название – Вселенский патриархат). С соответствующим заявлением выступил руководитель Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Волоколамский Иларион.

Ранее представители Московского патриархата неоднократно заявляли об «адекватном и жестком» ответе Константинополю на решение о признании автокефалии Украинской православной церкви. При этом иерархи РПЦ МП указывали на «протесты православного мира» по поводу возможного предоставления Томоса об автокефалии УПЦ.

Корреспонденты Русской службы «Голоса Америки» побеседовали с экспертами по делам религии и попытались выяснить возможные последствия демарша Синода Русской православной церкви как для Вселенского патриархата, так и для Москвы.

«Остаться в изоляции – не такая завидная участь»

Журналист, ведущая религиозной рубрики «Ежедневного журнала» Светлана Солодовник считает, что обо всех последствиях конфликта пока говорить трудно. По ее мнению, время покажет, останется ли РПЦ в данном вопросе «в гордом одиночестве».

«Возможны еще разные повороты в отношениях (фигурантов скандала), поскольку дело практически только начинается, – добавила она в комментарии «Голосу Америки». – Для Константинополя определенные неудобства в этом, конечно, тоже есть. А РПЦ создает неудобства, в основном, для своей паствы. Потому что Афон был и остается местом притяжения просто огромной силы для русских верующих. Туда регулярно ездит масса народа».

Журналистка думает, что теперь такие поездки будут затруднены. К тому же, как ей представляется, если на Афоне невозможно причащаться, то и ездить туда особенно незачем: «Константинополь при этом потеряет материально, поскольку и Афон получал огромные вливания со стороны русских паломников, и церкви в Греции и Турции тоже от российских верующих свою мзду имели.

Светлана Солодовник также уверена, что окончательный разрыв отношений ничего хорошего РПЦ не несет: «Остаться в изоляции – не такая завидная участь. Это, безусловно, крайний шаг, и он чреват обоюдными потерями».

Вместе с тем религиовед допускает, что незначительный шанс на достижение компромисса между сторонами еще есть: «Правда, последние шаги Константинополя говорят о том, что он решительно настроен дать томос и не слишком обращает внимание на позицию России. Но я все же не исключаю, что какая-то договоренность может быть достигнута, и процесс пойдет по более мягкому сценарию».

У России долгие годы была возможность самой урегулировать церковные отношения с Украиной, подчеркнула журналистка.

«Ведь Украина же постоянно просила автокефалию и постоянно говорила, что (ее) церковь хочет получить самостоятельность. И если бы РПЦ прислушалась к этому, если бы действительно церковь не была в большой степени инструментом политического давления в Украине, то, возможно, весь процесс пошел бы иначе», – резюмировала она.

Сегодня, по оценке Светланы Солодовник, уже очень трудно что-либо исправить.

«Позиция Константинополя выглядит более убедительной»

По мнению редактора издания Портал-Credo.ru Александра Солдатова, практически все православные церкви склоняются к нейтралитету в конфликте Москвы и Константинополя. И уточняет: «С точки зрения исторической и канонической логики, позиция Константинополя в этом споре с Москвой выглядит более убедительной.

Действительно, по документам XVII века Киевская митрополия полностью и безоговорочно не передавалась в юрисдикцию Московской патриархии, а Москва сразу же нарушила первоначальные условия совместного управления Киевской митрополией. Кроме того, древние каноны Вселенских Соборов действительно закрепляют за Константинопольским Патриархом право рассмотрения апелляций епископов на решения Соборов своих Церквей – в качестве последней судебной инстанции», – отмечает Солдатов.

Правда, эксперт тут же уточняет, что упомянутое выше право Константинопольских Патриархов вызывает определенные страхи у некоторых поместных Церквей, на чем и пытается играть Московский патриархат. При этом каких-либо убедительных аргументов, чтобы вообще отрицать это право, у МП нет.

«Вопрос в отношении Украинской церкви во многом политический»

Петербургский религиовед Сергей Фирсов со своей стороны полагает, что далеко не все православные церкви поддерживают представления Константинополя о том, что автокефалию может давать только он, и никто больше. «Дело в том, что в апреле 1970 года Русская православная церковь предоставила независимость Американской православной церкви», – напоминает он. Константинополь эту независимость не признает до сих пор. «Но Американская православная церковь как-то благополучно продолжает свое существование с 1970 года, и по сей день. И это – один из таких примеров.

У Константинополя свое видение прав и прерогатив Вселенского патриарха. Русская церковь по-другому к этому относится. Насколько мне известно, по-другому к этому относится и Грузинская православная церковь», – отмечает эксперт.

Собеседник Русской службы «Голоса Америки» указывает также, что в относительно недавней истории православия бывали случаи, когда поместные церкви не поддерживали отношений с Константинополем: «Достаточно вспомнить, что с 70-х годов XIX века по 40-е годы ХХ века такое положение было с Болгарской церковью. Кроме того, есть Кипрская православная церковь, есть православная церковь Греции, то есть Элладская православная церковь. И у них нет подчинения Константинополю, они независимы. Есть, наконец, древнейшие православные церкви – Антиохийская, Александрийская, Иерусалимская. И, сколь мне известно, Антиохийская церковь на сегодняшний день находится не в очень хороших отношениях с Константинополем».

Сергей Фирсов напоминает также, что на сегодняшний день внутри православного мира находится 15 автокефальных церквей, и отношения между ними сложны и неоднозначны. «Безусловно, вопрос в отношении Украинской церкви во многом политический. Вспомним, что на украинской земле существуют Украинская православная церковь Московского патриархата, Украинская православная церковь Киевского патриархата, Украинская автономная православная церковь, там же есть Униатская церковь, подчиняющаяся папе Римскому, и так далее. Так что здесь все непросто», – считает Фирсов.

И подытоживает: «Разумеется, Константинополь не будет заниматься грубым захватом приходов, он будет ждать, кто к нему придет, проверять их каноническую состоятельность и принимать. Как с одной стороны, так и с другой, то есть как со стороны Киевского патриархата Филарета, так и со стороны Московского патриархата. На сколь долгое время растянется все это, богу одному, наверно, только и ведомо».

«У Москвы 100-процентных сателлитов нет»

Александр Солдатов в своем комментарии также упомянул о предоставлении Московским патриархатом автокефалии Американской православной церкви и непризнании ее Константинополем. Но при этом отметил, что даже она заявила о своем намерении сохранить общение как с Москвой, так и с Константинополем.

По мнению Солдатова, на ближайшее время, скорее всего, установится зыбкий «нейтралитет». То есть, большинство поместных Церквей будет сохранять общение и с Москвой, и с Константинополем, делая двусмысленные заявления и призывая к примирению.

«Но если у Константинополя есть церкви-сателлиты, которые поддержат его в любом случае (например, Кипрская или Албанская), то у Москвы таких 100-процентных сателлитов нет. Синод Болгарской Церкви на днях проголосовал против заявления в поддержку Москвы, а Патриарх Грузинский пообещал сохранять нейтралитет», – напоминает редактор издания Портал-Credo.ru.

Говоря о Сербской православной церкви, Александр Солдатов отмечает, что ее глава действительно вынужден считаться с РПЦ МП, потому что серьезно зависит от нее материально и политически, но никаких намеков на возможный разрыв с Константинополем он при этом не делал. Более того, в 2016 году, вопреки требованиям Москвы, Сербский патриархат все-таки принял участие во Всеправославном соборе под эгидой Константинополя.

Сторону Вселенского патриарха, по оценке эксперта, сейчас занимает и Греческая (Элладская) Церковь, поскольку у нее наблюдаются серьезные противоречия с Москвой в контексте дипломатического скандала между Грецией и Россией. Речь идет о недавнем эпизоде, когда Греция вынуждена была выслать из страны нескольких российских дипломатов, которых обвинили в подрыве стабильности греческого государства именно с помощью попыток «завербовать» иерархов и клириков Элладской Церкви.

Завершая перечисления, Александр Солдатов указывает: «Румынская Церковь также является тактическим союзником Константинополя, поскольку имеет свои территориальные споры (в Молдове) с РПЦ МП. Пожалуй, в какой-то степени особняком держится малочисленная Православная Церковь Чешских земель и Словакии, предстоятель которой – Митрополит Ростислав – иногда выступает с заявлениями в поддержку Москвы. Но там это связано больше с внутренним противостоянием между проконстантинопольской (возглавляемой архиепископом Пражским) и промосковской (возглавляемой Митрополитом, живущим в Словакии) партиями».

В целом же эксперт заключает, что пока ни одна поместная Церковь не изъявила желания разорвать общение с Константинополем, чтобы проявить таким образом солидарность с Москвой.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG