Линки доступности

За кулисами «Фабрики троллей» и «Фабрики медиа»


Здание на улице Савушкина, где находится "фабрика троллей"

Близость к Кремлю помогает средствам массовой пропаганды избежать ответственности за нарушение трудового законодательства

Несколько лет назад в Санкт-Петербурге была создана необычная частная компания. Ее сотрудники занимались сочинением, написанием и размещением в интернете фальшивой информации и откликов на сообщения других информационных ресурсов.

При этом явно прослеживалась идеологическая направленность компании: как выдуманные новости, так и комментарии к материалам сторонних СМИ отражали кремлевскую точку зрения на внутреннюю политику России и на те события внешнего мира, которые каким-либо образом затрагивали интересы Москвы.

Эта частная компания, официально называвшаяся общество с ограниченной ответственностью «Интернет-исследования», а затем обретшее загадочное наименование ООО «Тека», получила международную известность как «Фабрика троллей».

Впервые о существовании этой «фабрики» официально было заявлено летом 2015 года во время судебных заседаний по иску бывшей сотрудницы ООО «Интернет-исследования» Людмилы Савчук.

А в конце прошлого – начале нынешнего года «Тека» была вовлечена в процесс по иску другой сотрудницы – Ольги Мальцевой. Это дело пока не завершено.

О различиях между журналистикой и пропагандой

В обоих случаях интересы истиц представляли юристы из неформального объединения «Команда 29». Один из членов этой команды – адвокат Максим Оленичев – в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» заметил, что так называемая «Фабрика троллей» не зарегистрирована как средство массовой информации. И в результате, как отметил Оленичев: «В публичном поле мы видим, что есть некие комментаторы, которые интерпретируют новости под определенным углом, выдают некоторое количество реальных новостей, но тоже под определенным углом. И таким образом ведется пропаганда, отражающая одну точку зрения».

с точки зрения правдивости информации нельзя признать эту деятельность журналистикой и говорить о том, что здесь соблюдаются какие-то этические стандарты
Максим Оленичев

Подобная деятельность, подмечает юрист, не требует специального разрешения, а значит – она не наказуема, поскольку не нарушает никаких положений российского законодательства. «Но с точки зрения правдивости информации нельзя признать эту деятельность журналистикой и говорить о том, что здесь соблюдаются какие-то этические стандарты.

Поскольку все-таки есть различия между журналистикой и пропагандой. А в данном случае, и это – мое оценочное суждение – проявляются признаки пропаганды», – убежден член «Команды 29».

О шеф-поваре, на которого работают две «фабрики»

Другой эксперт, согласившийся дать комментарий для «Голоса Америки» – сотрудник Фонда защиты гласности Роман Захаров – согласен с тем, что «Фабрика троллей» (вне зависимости от ее текущего официального названия), прежде всего, является инструментом пропаганды.

При этом Захаров отмечает, что кроме собственно государственных телеканалов, радиостанций и печатных изданий, которые обслуживают интересы Кремля, есть еще фирмы, связанные с государственными структурами, которые, фактически, также выполняют заказ российской власти.

есть те, кого я знаю, и кого я долгое время считал, если и не “звездами” профессии, то, во всяком случае, заслуженными людьми в петербургской журналистике. А сейчас они занимаются таким подлым делом
Роман Захаров

В качестве примера, эксперт упоминает медиахолдинг, состоящий из 16 порталов, связанных либо общим адресом, либо общим владельцем, либо завязанных одинаковым образом на поисковые системы. И при этом упомянутый медиахолдинг связан с «Фабрикой троллей» и выполняет схожую с ней задачу обработки массового сознания.

В частности, в некоторых публикациях утверждалось, что деятельность «Интернет-исследований» связана с бизнесменом Евгением Пригожиным, который является шеф-поваром правительства РФ и владельцем нескольких ресторанов. В том числе – в Кремле и в Белом доме. Именно Пригожин, по данным журналистских расследований, и является организатором холдинга под неофициальным названием «Фабрика медиа».

По мнению собеседника «Голоса Америки», следует также учесть, что российские медиа, нацеленные на зарубежную аудиторию, работают более изобретательно, и подмену настоящих новостей фейковыми распознать не всегда легко. В то время, как СМИ, работающие с российскими читателями, слушателями и зрителями действуют «весьма топорно», их аудитория к сожалению, подчас бывает невзыскательна и запутана. «Это стоит учесть», – подчеркивает Роман Захаров.

Сотрудник Фонда защиты гласности отмечает, что среди тех, кто занимает руководящие должности в медиахолдинге, аффилированном с «фабрикой троллей», «есть те, кого я знаю, и кого я долгое время считал, если и не “звездами” профессии, то, во всяком случае, заслуженными людьми в петербургской журналистике.

А сейчас они занимаются таким подлым делом», – сокрушается Захаров. И добавляет: «Что касается руководителей (в медиахолдинге – А.П.), даже если они редакторы и корреспонденты со стажем и с хорошей репутацией, но пошли на нынешнюю работу, то вот с них спрос гораздо больше, чем с рядовых сотрудников. Мне кажется, что, начиная с таких должностей, как главный редактор, журналист должен понимать, что ему не стоит впутываться в эту историю».

О бэкграунд одного из руководителей «Фабрики медиа»

Директором, входящего в холдинг «Федерального агентства новостей» (ФАН) является Евгений Зубарев, работавший до этого редактором информагенства «Росбалт».

Член Правозащитного совета Санкт-Петербурга Юрий Вдовин, который в конце 90-х годов был экспертом Фонда защиты гласности по Северо-Западу, вспоминает о той роли, которую Зубарев сыграл в освещении процесса Александра Никитина – капитана первого ранга в отставке, обвиняемого в то время в шпионаже и измене родине. Процесс этот в конце 1999 года закончился полным оправданием Никитина по всем статьям обвинения.

Что же касается статей Зубарева, работавшего тогда в газете «Час пик», то, по воспоминаниям Юрия Вдовина, «в них не было ни единого слова правды, за исключением имени, отчества и фамилии Никитина и его воинского звания».

Правозащитник и сегодня считает: «своими надуманными и сфальсифицированными обвинениями Евгений Зубарев – по моему личному мнению – выполнял чей-то специальный заказ. Во всяком случае, назвать это журналистикой было никак нельзя. В отличие, кстати, от того, что писали тогда корреспонденты других петербургских изданий, которые тщательно ознакомились с материалами “дела Никитина” и общались со всеми сторонами процесса», – вспоминает Юрий Вдовин.

И заключает: «Мне трудно представить, чем сейчас занимается господин Зубарев, и я не буду давать оценку его нынешней работе. Но он оставил у меня самые тяжелые воспоминания своей деятельностью в те годы, когда в России была хоть какая-то свобода слова».

Об избирательности российского правосудия

Со своей стороны, Роман Захаров объясняет согласие рядовых сотрудников работать в «патриотическом холдинге» и на «фабрике троллей» невозможностью устроиться в традиционные средства массовой информации, которые также испытывают и финансовые затруднения и все возрастающее идеологическое давление.

Многие не выдерживают и уходят, например, в какие-то культурные проекты, снимают документальные фильмы, основывают новые медиа исторической направленности
Роман Захаров

«И ты вынужден лавировать между требованиями твоего работодателя, концепцией издания, может быть – государственными требованиями, которые выражаются прямым или не прямым образом. Нужно также учитывать “стоп-листы”, и так далее, а с другой стороны – нужно делать качественный продукт. Многие не выдерживают и уходят, например, в какие-то культурные проекты, снимают документальные фильмы, основывают новые медиа исторической направленности. В общем, каждый выживает, как может», – отмечает Роман Захаров.

И напоминает, что некоторые из корреспондентов и редакторов, устроившихся на разные должности в «фабрике троллей» и связанном с ней холдинге, в качестве оправдания говорят – «зато мы людей трудоустраиваем».

Кстати, с этим есть проблемы, по крайней мере, у бывшего ООО «Интернет-исследования» и у нынешней компании «Тека».

Как отмечает Максим Оленичев, во время служебных процессов по искам Людмилы Савчук и Ольги Мальцевой среди главных претензий истиц было как раз отсутствие должного оформления о приеме на работу. То есть, соответствующих записей в трудовых книжках не было, а зарплата выдавалась без росписей в ведомостях.

«У нас очень хорошо действует Государственная инспекция по труду, которая следит за тем, чтобы федеральное законодательство выполнялось как в государственных организациях, так и в частных, – свидетельствует адвокат. – И если выявляется факт нарушения трудового законодательства, то виновных привлекают к административной ответственности. Штрафы каждый год повышаются, и, соответственно, работодатели понимают, что нарушения бьют по их карману».

Такие доказанные в ходе предыдущих процессов по искам к фабрике троллей факты, как отсутствие оформления на работу, невыплата зарплаты и пособий и не предоставление отпусков, по словам Оленичева, являются нарушениями, за которые «в правовом государстве виновных привлекают к ответственности по всей строгости закона».

«Но с ООО “Тека” такого пока что не происходит. Мы обратились с заявлением о фактах нарушения трудового законодательства в Государственную инспекцию по труду и в городскую прокуратуру, но пока не получили каких-то мер реагирования», – рассказывает член «Команды 29».

В этой связи Максим Оленичев допускает, что такая избирательность российского правосудия связана с тем, что «Фабрика троллей» имеет покровительство на самом высоком уровне. «По крайней мере, те публикации о “Фабрике троллей”, которые время от времени появляются в СМИ, дают основания предполагать, что так оно и есть», – заключает он.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG