Линки доступности

Борис Кузнецов: для «Лошарика» задачи разведки – главенствующие


Борис Кузнецов на протестной акции в Нью-Йорке. Архивное фото

Исследователь российского флота – в интервью Русской службе «Голоса Америки» о назначении загоревшейся российской подлодки

Российское власти и российские медиа проливают все больше света на трагедию с подводным аппаратом, случившуюся, по словам представителей министерства обороны России, 1 июля в Баренцевом море.

Вечером 3 июля российское военное ведомство опубликовало полный список погибших с именами и званиями. Все они – офицеры от капитан-лейтенанта до капитана 1 ранга, многие награждены боевыми наградами, двое имели звание «Герой России».

О гибели моряков российское министерство обороны сообщило лишь 2 июля – на следующий день после случившегося, а реакция Владимира Путина на происшествие с подлодкой появилась к вечеру вторника. Президент России встретился с министром обороны Сергеем Шойгу, который начал свой доклад президенту так: «Как мы и докладывали вам вчера, в ходе плановых работ по изучению морского дна в российских территориальных водах Баренцева моря на научно-исследовательском глубоководном аппарате Северного флота произошёл пожар».

Из слов министра Шойгу следовало, что о трагедии российский лидер к моменту их встречи вечером 2 июля знал уже как минимум сутки. Для этого срочного разговора с министром Путин отменил поездку на форум «Реки России» в Тверскую область. Однако ранее в тот же день состоялась встреча Путина с председателем совета директоров «Газпрома» Виктором Зубковым, и на официальном видео с этой встречи российский лидер не выглядел напряженным – он улыбался и шутил со своим давним знакомым.

Данные о сгоревшей подводной лодке в течение двух суток с момента аварии так и не были обнародованы, и Кремль заявил, что это нормально. «Естественно, эта информация не может иметь абсолютно публичное хождение. Это относится к категории абсолютно секретных данных, поэтому здесь абсолютно нормально, что это не раскрывается» – ответил в среду пресс-секретарь президента Дмитрий Песков на вопрос журналистов о том, на какого типа подводном корабле произошел пожар.

При этом многие российские медиа, лояльные Кремлю, к утру среды уже с уверенностью говорили, что авария произошла на сверхсекретной атомной подводной лодке АС-31, неофициально называемой «Лошарик», способной погружаться на глубину в несколько километров.

Что является главными задачами секретной лодки с несерьезным названием «Лошарик», и есть ли в этом подводном пожаре параллели с трагедией «Курска» – об этом в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит Борис Кузнецов – российский адвокат, представлявший семьи погибших подводников «Курска» в суде и написавший книгу под названием «Она утонула» о той трагедии.

Данила Гальперович: Известно, что во вторник в Норвежском море начались противолодочные учения НАТО «Dynamic Mongoose». По-вашему, могли ли действия российской подлодки и события, которые произошли, быть связаны с этими учениями?

Борис Кузнецов: Дело в том, что этот подводный аппарат, на котором был пожар, относится к войсковой части, которая расположена в Оленьей Губе. Эта секретная войсковая часть, бригада, имеет двойное подчинение – она подчиняется главкому ВМФ и Главному разведывательному управлению Генерального штаба. Даже исходя из подчинения можно видеть, что эта лодка имеет отношение к военной разведке, поэтому не исключено, что связь может быть. Однако мы знаем из заявлений прессы и Минобороны, что все произошло в российских территориальных водах – это 12-мильная зона, и это довольно далеко от учений НАТО. И я уверен, что там не было какого-то столкновения или атаки на лодку, потому что если бы ее там атаковали, она бы не всплыла.

Д.Г.: Да, мы знаем и о «плановых работах», и о том, что «Лошарик» потерпел аварию в российских территориальных водах, из официальных сообщений. Насколько у вас, имеющего опыт следствия по делу о гибели подлодки «Курск», есть доверие к этим сообщениям?

Б.К.: Знаете, вообще доверять здесь очень трудно. В событиях 19-летней давности с учениями, где погиб экипаж и подводная лодка «Курск», – там все ясно. Ясно, что были учения, ясна роль, которая предназначалась тогда «Курску», уголовное дело тоже было не секретным, и поэтому кто там виноват, тоже ясно. Здесь ситуация будет намного сложнее, потому что и сама бригада засекречена, и цели, и задачи, которые ставят перед этими подводными аппаратами – они, конечно, не научно-исследовательские, а если и научно-исследовательские, то в рамках разработки новых видов морского оружия, поэтому здесь будет намного сложнее.

Д.Г.: Это двойное подчинение бригады – ГРУ и флоту – означает ли, что у разведки в данном случае есть преимущество или какое то окончательное слово в постановке задач для этой лодки?

Б.К.: Я этого точно не знаю, но думаю, что ГРУ, вероятно, имеет главенствующее положение в данной ситуации, поскольку практически в учениях флота это войсковая часть не участвует. Основной задачей «Лошарика», как мне видится, является закладка взрывчатых веществ на кабели для обнаружения подводных лодок (иностранные кабели, американские, главным образом), проверка своих собственных кабелей, возможно, подключение к кабелям связи, и, вероятно, еще какая-то разведывательная деятельность. «Лошарик» имеет манипуляторы. Дальше – ни одна атомная подводная лодка не может лежать на дне (устройство для забора воды для охлаждения реакторов забирает ее снизу, и поэтому дном на грунт лечь нельзя), а «Лошарик» имеет специальные приспособления для того, чтобы стоять на дне. Исходя из этой информации, у меня есть предположение, что, конечно, в первую очередь задачи им ставит ГРУ. То, что на лодке в экипаже все – старшие офицеры, означает, что это что-то вроде небольшого подводного разведывательного элитного отряда. Я допускаю, что там были либо экспериментальные работы, либо прием нового оборудования (и поэтому, наверное, там присутствовали гражданские), либо на самом разведка. Вряд ли они там принимали какое-то вооружение.

Д.Г.: По нынешним шагам Владимира Путина – встреча перед телекамерами с Сергеем Шойгу, желание показать, что серьезность произошедшего полностью осознается, личные распоряжения – можно ли делать вывод о том, что Кремль старается не повторить свои ошибки, допущенные в истории с «Курском»?

Б.К.: Я думаю, что травма «Курска» преследует его наверняка. Когда у меня в 2005 году вышла книжка «Она утонула», то мне сразу же сообщили, что Путин очень недоволен выходом книжки с таким названием, хотя в первом издании там ничего плохого про него сказано не было – это потом появилось, я его разделал во втором издании. Он человек мстительный и злопамятный, и была дана команда со мной разделаться – это мне известно достоверно.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG