Линки доступности

“Суверенный интернет” в России: технология и политика


Протестная акция в защиту свободы интернета в России. Москва, 10 марта, 2019.

Делает ли Россия шаг в сторону «китайской модели», самой жесткой в мире цензуре в интернете? – мнения экспертов

Законопроект о «суверенном интернете», который был сегодня, 16 апреля, принят российской Госдумой в третьем чтении, предусматривает создание автономного интернета в стране, а также увеличивает регуляторные полномочия Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Роскомнадзора. После рассмотрения законопроекта Советом Федерации, которое должно состоятся 22 апреля, и подписания президентом, он должен вступить в силу 1 ноября 2019 года.

Основной целью законопроекта, согласно его авторам – сенаторам Андрею Клишасу, Людмиле Боковой и депутату от ЛДПР Андрею Луговому – является обеспечение работы российского сегмента интернета даже в случае его отключения от общемировой сети. Согласно пояснительной записке данной законодательной инициативы, законопроект «подготовлен с учетом агрессивного характера принятой в сентябре 2018 года Стратегии национальной кибер-безопасности США», в которой, как отмечают авторы «Россия впрямую и бездоказательно обвиняется в совершении хакерских атак».

Именно в ответ на внешние угрозы, как поясняют авторы законопроекта, учреждаются «защитные меры для обеспечения долгосрочной и устойчивой работы сети Интернет в России, повышения надёжности работы российских интернет-ресурсов» и «создаётся возможность для минимизации передачи за рубеж данных, которыми обмениваются между собой российские пользователи».

Согласно закону, функции по обеспечению «суверенного интернета» возлагаются на Роскомнадзор, который начнет перестройку маршрутизации интернет-трафика и дальнейшее управление им. Это должно позволить при необходимости отключить российский сегмент интернета от «Всемирной паутины» и минимизировать передачу данных российских интернет-пользователей за рубеж. Интернет-провайдеры и операторы связи обязаны будут установить специальное оборудование, которое будет как фильтровать трафик, так и ограничивать доступ «к ресурсам с запрещенной информацией», т.е. блокировать сайты на новой технической основе. Ранее по требованию Роскомнадзора интернет-провайдеры и операторы связи блокировали IP-адреса определенных интернет-ресурсов, однако эта мера не всегда является эффективной.

Законопроект ранее вызвал протесты в Москве и ряде других российских городов, как ограничивающий свободу интернета, а также породил критику со стороны ряда профильных российских организаций и экспертов, по мнению которых данный законопроект может привести как к увеличению цензуры, так и к снижению скорости интернета, увеличению стоимости для конечных пользователей и чрезмерным бюджетным расходам. На внедрение данного законопроекта, по оценкам российских СМИ, может быть потрачено около 30 миллиардов рублей на прямые расходы и до 134 миллиарда рублей в год на компенсации операторам связи.

Что ждет российский интернет и знаменует ли собой законопроект о «суверенном интернете» шаг в сторону политики Китая, известного самой жесткой в мире интернет-цензурой? Согласно докладу о свободе интернета, подготовленному вашингтонской неправительственной организацией Freedom House, в 2018 году Китай занял первое место в мире по цензуре интернета. Россия занимает в докладе 13-ю строчку из 65 стран, исследованных организацией Freedom House.

“Путин давно рассматривал интернет через призму национальной безопасности...”

Директор по исследованиям неправительственной организацией Freedom House Адриан Шахбаз (Adrian Shahbaz) отметил, что пространство свободы выражения мнений в России продолжает сужаться, в том числе в интернете, который президент Путин давно считает проектом «ЦРУ».

«Законопроект о «суверенном интернете» является еще одним кирпичиком в стремлении правительства России создать «Великий брандмауэр» в России. В отличие от Китая, который ввел высокие уровни ограничений в интернете сразу с момента его появления в стране в 1990-х годах, официальные лица в Москве пытаются вернуть контроль над онлайновой информационной средой. Президент Путин давно рассматривал интернет через призму национальной безопасности, назвав его еще в 2014 году «проектом ЦРУ», – отметил Адриан Шахбаз

«С тех пор мы, к сожалению, наблюдали поток законов и нормативных актов, ограничивающих свободу выражения мнений, доступу к информации и права на невмешательство в частную жизнь в России. Так, Россия постепенно переместилась из категории «Частично cвободных» в категорию стран «Несвободных» в Докладе о свободе интернета, составленном нашей организацией», – добавил эксперт Freedom House.

“Россия станет больше похожа на Китай, чем на страны Восточной Европы...”

Доцент политологии Университета Джорджа Вашингтона Дэвид Жакони (David Szakonyi, George Washington University) считает, что внедрение закона о «суверенном интернете» окажется не только дорогостоящим, но и необязательно эффективным. Однако, в долгосрочной перспективе, можно сделать вывод, что Россия двигается в сторону «китайской модели» по цензуре интернета.

«Технологически отключение российского интернета обойдется дороже, чем многие ожидают. Прошлым летом, когда они пытались закрыть «Телеграм», это оказалось достаточно катастрофическим экспериментом, который причинил огромный побочный ущерб многим другим секторам. На данный момент остается неясным будет ли у российского правительства в последующие шесть или двенадцать месяцев достаточно ресурсов для внедрения того, что предписывает этот закон. И мы, по сути, не знаем условий, при которых будут “щелкать выключателем”, если вообще будут», – отмечает Дэвид Жакони.

«Я думаю, что мы имеем дело со своего рода мерами предосторожности, которые российские власти примут в том случае, если какие-то события будут выходить из-под контроля. Они хотят иметь эти меры законодательно, но я не думаю, что они будут действительно использованы в краткосрочной перспективе, но если и будут, то они окажутся эффективными. Сегодня мы не имеем дела с «китайской моделью», но тот факт, что российское государство имеет такие инструменты, как данное законодательство, в конечном итоге, может привести к тому, что Россия станет больше похожа на Китай, чем на страны Восточной Европы», – отмечает эксперт.

“Защита интернета не является целью этого закона...”

Доцент политологии Университета Майами в Огайо Ханна Чапман (Hannah Chapman, Miami University) считает, что на самом деле целью российского законопроекта о «суверенном интернете» является усиление цензуры, а не защита пользователей от некоей внешней угрозы.

«Согласно российскому правительству, целью данного закона является обеспечение большей безопасности интернета в стране и его защита от влияния извне. Я думаю, что целью этого закона является ограничение свободы в российском интернете. Сегодня еще неизвестно, насколько успешными станет применение этого закона, и насколько более жесткой станет интернет-политика российских властей, но вряд ли они пойдут так далеко, как в Китае. По крайней мере, не в ближайшем будущем», – полагает Ханна Чапман.

«Модель, которую российское правительство сейчас использует, действительно во многом основана на интернет-политике Китая. Но существует разница между Россией и Китаем, – поясняет эксперт. – У Китая гораздо больше возможностей контролировать интернет, чем у российского правительства. Дело в том, что Китай начал ограничения сразу, и там никогда не было свободного интернета, как в России, где интернет был в принципе свободным на протяжении всей его истории. Поэтому, я думаю, что сильные ограничения могут стать слишком большим изменением, чтобы это приняли люди. Китайское правительство обладает также гораздо большими возможностями и ресурсами для ограничений в техническом плане, чем имеется у российского правительства», – добавляет эксперт.

Автономия или изоляция?

В самой России законопроект ране был подвергнут критике, в том числе со стороны экспертной группы при правительстве РФ, Счетной палаты России, а также бизнеса и вызвал массовые протесты.

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты в IT-области признались, что на данном этапе затрудняются оценить в полной мере последствия от внедрения закона в жизнь.

При этом сопредседатель Ассоциация пользователей интернета (АПИ), основатель Центра цифровых прав Станислав Шакиров заметил, что он рассматривает два основных сценария возможного развития событий: «Во-первых, есть надежда, что этот проект будет так же замылен, как и «пакет Яровой». То есть люди, пробившиеся к кормушке, найдут, как заработать денег, тем более, что их выделено много, и все закончится банальным «распилом» средств».

Правда, «пакет Яровой» выполнить невозможно да никто этого особенно и не хочет делать, а новый будущий закон вполне себе осуществим на практике с технической точки зрения, уточнил Станислав Шакиров. По его оценке, реализация проекта способна нанести существенный урон российскому интернету.

«Впрочем, я не верю, что его будут использовать в ежедневном режиме, что мы получим изолированный интернет, в котором не будет американских сайтов, и прочее, – добавил он. – Думаю, его начнут применять железной рукой только в ситуации, когда власти увидят серьезную угрозу для себя - в случае массовых волнений, революции и так далее».

Тем не менее, эксперт с сожалением констатирует, что внедрение закона в жизнь очень сильно ухудшит качество интернета.

«Потому что это потребует изменения конфигурации инфраструктуры российского рунета, а она складывалась рыночно и хаотично и, по сути, является оптимальной. Поэтому любое регулирование инфраструктуры будет только ухудшать качество связи», – резюмировал он.

Для вступления в силу законопроекта необходимо еще одобрение его Советом Федерации и визирование президентом страны.

Однако руководитель проекта «РосКомСвобода» Артем Козлюк называет это формальной процедурой. У него практически нет сомнений, что закон будет принят.

«Но до этого момента, как предполагается, должны быть созданы подзаконные акты, регламенты, постановления правительства, которые в обязательном порядке выложат на официальном госпортале, где каждый сможет прочитать тексты и высказать свои замечания, – подчеркнул он. – И там как раз будет детально расписано, как исполнители видят пути реализации норм, заложенных в документе».

Артем Козлюк также считает, что будет любопытно посмотреть, как разработчики смогут ответить на многочисленные недоуменные вопросы. На его взгляд, сейчас в тексте сплошное нагромождение понятий.

«Поэтому говорить предметно о том, насколько закон серьезно повлияет как на IT-бизнес, так и на пользователей, инфраструктуру, несколько преждевременно, – продолжил он. – Но можно просчитывать разные риски, которые никуда не растворились. Это экономические, технические риски, риски монополизации рынка и операторских услуг связи, риски увеличения стоимости абонентских услуг интернет-провайдеров. Но вот, насколько тот или риск будет существенным, это мы увидим в самих подзаконных актах».

Вместе с тем руководитель «РосКомСвободы» не думает, что 1 ноября, после вступления закона в силу, страна «проснется в другом мире».

«Интернет останется таким же, как и есть. Но многое будет зависеть от того, что еще этим летом смогут придумать министерства и ведомства, которые будут писать подзаконные акты. Либо им удастся каким-то образом сгладить острые углы, либо они, наоборот, усугубят положение дел», – обобщил он.

  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG