Линки доступности

Чем грозит пользователям «суверенный Рунет»?


На митинге оппозиции в Москве 10 марта 2019.

Эксперты – о новом российском законе в интернет-сфере и его последствиях для свободы доступа к информации

Вступление в силу закона о «суверенном Рунете» вызвало бурные дискуссии и неоднозначные комментарии в СМИ, в кругах специалистов и среди пользователей сети. Документ стал нормативным актом, подлежащим исполнению, с 1 ноября.

Официальная мотивировка принятия закона, кажется, призвана ласкать слух обывателя. Согласно трактовке Кремля и зависимых от него медиа, разработанные меры должны навести в интернет-сфере железный порядок: “обеспечить безопасность рядовых граждан, защитить их от исходящих отовсюду угроз и сделать российский Рунет самым устойчивым и независимым в мире”.

Впрочем, у многочисленных оппонентов законодательной инициативы диаметрально противоположная точка зрения. Они указывают на опасность внедрения тотальной цензуры, а также на то, что с помощью нового инструмента гораздо легче становится изолировать страну от мировой информационной среды.

Также критиков документа смущают огромные расходы, связанные с реализацией законы. По данным национальной программы «Цифровая экономика», они могут перевалить за 30 миллиардов рублей. По оценкам других экспертных групп, проект вообще способен стать бездонной ямой, в которую сколь не кинь денег, все равно будет мало.

В Москве и других городах России весной нынешнего года прошли массовые акции против принятия закона. С осуждением документа накануне его вступления в силу выступили «Репортеры без границ».

Русская служба «Голоса Америки» попросила российских специалистов в области интернета оценить суть, значение и направленность закона.

Ведущий юрист «РосКомСвободы», адвокат Саркис Дарбенян считает, что основная цель документа – установление контроля над управлением отечественным интернет-пространством. По его убеждению, те меры, которые предложили авторы инициативы, не имеют никакого отношения к повышению безопасности российского Рунета.

«Новшества совершенно не направлены на то, чтобы жизнь россиян в киберпространстве стала безопаснее, – сказал он. – Зато они явно негативно отразятся на праве граждан на свободное распространение информации, доступ к интернету и свободу самовыражения в сети».

Авторы проекта ни на стадии разработки, ни после принятия закона так и не объяснили, о каких же угрозах идет речь и что можно под ними подразумевать, констатировал эксперт. По его оценке, ситуация здесь полностью отдается на откуп органам исполнительной власти: «Теперь они в любой момент могут объявить о существовании неких угроз и под этим соусом фактически получить централизованное управление интернет-трафиком. Причем, утвержденный документ все равно далеко не так эффективен, как, наверное, хотелось бы его инициаторам. Наглухо заблокировать сервисы и приложения, которые не исполняют закон, будет весьма проблематично в силу архитектуры сети интернета».

Разработчики документа заявляли, что его подготовка вызвана «агрессивным характером» Стратегии национальной кибербезопасности США, принятой в с2018 году.

По словам Саркиса Дарбеняна, в итоге все выльется в достаточно долгую игру в кошки-мышки между российскими спецслужбами и «незаконопослушными сервисами».

«А вот конечные пользователи, вполне вероятно, ощутят на себе последствия применения закона уже в самом ближайшем будущем. Думаю, он приведет как к снижению скорости доступа к определенным веб-сервисам, так и сказаться на повышении стоимости услуг», – резюмировал юрист «РосКомСвободы».

Сопредседатель Ассоциация пользователей интернета, исполнительный директор «Викимедиа Ру» Станислав Козловский предложил для начала последить за акциями российских IT-компаний. На его взгляд, реакция рынка будет довольно показательной, хотя сам факт вступления закона в силу, разумеется, ни для кого не стал сенсацией.

«Есть реальная опасность, что могут начаться сбои в работе сети, – добавил он, – Они не обязательно должны случиться сегодня-завтра, но такие риски, конечно, заметно возросли. А как это отразится на ценах в отрасли – станет ясно, когда пойдут массовые блокировки. На самом деле пока никто не понимает, как власти будут осуществлять задуманное».

В то же время Станислав Козловский допускает, что если закон будет «неработающим», то это никак не отразится на общей ситуации: «Возможно, документ будет существовать чисто формально, и его никто не бросится исполнять со всех ног и во что бы то ни стало, – пояснил он. – Но в случае, если Роскомнадзор действительно рьяно возьмется за дело, то в первую очередь пострадают операторы связи, провайдеры и так далее. Пойдут закрытия структур, поглощения меньших большими».

Что касается цен, то сразу их не изменят, однако с 1 января тарифы на подключение к интернету, скорее всего, вырастут, спрогнозировал сопредседатель Ассоциация пользователей интернета. При этом он также выразил сомнение, что закон имеет непосредственное отношение к обеспечению безопасности российского сегмента Интернета: «Да, формально он изначально позиционировался как защита от нападения извне. Но практически все сделано ровно наоборот. Закон направлен прежде всего на борьбу с «внутренними врагами», на отключение интернета изнутри» –заключил Станислав Козловский.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG