Линки доступности

Российское кино в уходящем году: оценки экспертов


«Дылда»

Кинокритики разошлись во мнениях по поводу «Дылды»

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» провел предновогодний блиц-опрос российских киноэкспертов по итогам года. Ответы на три вопроса присланы по электронной почте.

1. Какие российские фильмы уходящего года вы считаете удачными и почему?

2. Что важного произошло в российском кино за этот год, о каких новых тенденциях можно говорить?

3. Как вы прокомментируете включение трех российских фильмов («Дылда» Кантемира Балагова, «Акварель» Виктора Косаковского, «Он не может жить без космоса» Константина Бронзита) в шорт-листы премии «Оскар»?

Ирина ПАВЛОВА, художественный руководитель Российских программ Московского международного кинофестиваля:

1. Считаю лучшими игровыми картинами уходящего года, отражающими ключевые тенденции современного киноискусства, фильмы Александра Велединского «В Кейптаунском порту», «Воскресенье» Светланы Проскуриной, «Керосин» Юсупа Разыкова, «Однажды в Трубчевске» Ларисы Садиловой, «Вторжение» Федора Бондарчука, «Сестренка» Александра Галибина.

2. Кино развивается одновременно по нескольким векторам, один из которых я бы обозначила как «возвращение на почву» – т.е. к простым, вечным и важным истинам, чувствам, проблемам взаимоотношений человека с миром обыденности, жизни и смерти, любви и разлуки («Сестренка», «Керосин», «Однажды в Трубчевске»); другой – кинематограф парадоксального мышления, сложной острой формы, и внутренне поляризованных, но тоже существующих в рамках узнаваемых и неизменных человеческих мотивов и поведенческих моделей – примером которого может быть картина «В Кейптаунском порту»; и, наконец, крупнобюджетные блокбастеры, снятые с использованием новейших технологий, и по содержанию базирующиеся на тех же вечных ценностях и лучших человеческих качествах. В сущности, как мне кажется, наиболее заметные произведения кино сегодня явственно противостоят тенденциям негативизма, пессимистического отношения к миру и к человеку.

3. Выдвижение на премию «Оскар» и попадание в шорт-листы российских фильмов – всегда приятное событие, и я от всей души желаю всем номинантам победы. Однако прокомментировать выбор номинантов я могла бы следующим образом: фильм Косаковского «Акварель» – уникальное произведение искусства, как, впрочем, уникален и сам художник Виктор Косаковский. Это совершенно особый взгляд человека на реальность, это беспрецедентное стремление творца к поиску художественных и технических средств, адекватных всей сложности и поливалентности этого мира. Наконец, это настоящий кинематограф, имеющий самостоятельную ценность независимо от развиваемой в картине темы, но и тема фильма столь же глобальна, как и страсть творца к кинематографизму. Отдав приз этой картине, оскаровский комитет сделал бы честь самому себе и своему призу.

Лента Константина Бронзита «Он не может жить без космоса» – анимационное произведение мощной философской силы и редчайшего в анимации жанра – высокой трагедии, а сам Бронзит – кинохудожник феноменального дара и визуального чутья. И вновь могу отметить, что приняв ленту в шорт-лист, оскаровский комитет сделал честь самому себе.

Фильм Кантемира Балагова «Дылда» вызывает у меня смешанные чувства – с одной стороны, это безусловно талантливое кинопроизведение, с точным режиссерским чутьем к деталям и фактурам, к ритму и пластике. С сюжетной же и эмоциональной стороны я воспринимаю весь этот фильм как некую модную провокацию на тему, художнику явно не близкую. Очевидно, что вся пикантность рассказанной истории зиждется именно на месте и времени, в которые она происходит: послеблокадный Лениград. Достаточно было бы перенести историю в наши дни, как вся её острота и провокационность моментально бы рассыпалась в прах, явив миру достаточно затрепанный, а в чем-то и просто вульгарный сюжет. Считаю, попадание картины в оскаровский шорт-лист данью именно провокационности, упакованной модно и качественно.

Егор МОСКВИТИН, кинокритик:

1. В этом году было много фильмов, которые удивляли и вдохновляли. “Большая поэзия” - настоящая самурайская драма об эхе войны в головах двух мужчин. “Куратор” - напоминающее фильмы Содерберга исследование психофизики власти, причем власти дряхлой, жестокой и утомленной. “Хандра” - парадоксальная комедия о жизни 30-летних, очень легкая, нежная и смешная. “Простой карандаш” - настоящий “Левиафан” этого года, но снятый женщиной и с женщиной в главной роли. Другие любимчики - “Текст”, “Верность” и русско-американский “Гив ми либерти”.

2. Стриминговые платформы открыли возможности для сложной драматургии не только в сериалах, но и в кино. Фильмы “Текст” (Start.ru) и “Верность” (ТНТ-Премьер) доказывают, что зритель соскучился по искренности и прямоте, и у нас есть спрос на художественную рефлексию проблем современных горожан. Другой важный итог года - продолжение медленного, но независимого развития регионального кино. В Уфе сняли полноценный сериал “И это все Роберт” - за 129 миллионов рублей!

3. Горжусь успехом каждого из этих режиссеров и надеюсь, что хотя бы две картины попадут в список номинантов. Интересна ситуация с десяткой претендентов на звание лучшего фильма на иностранном языке: пять из них (включая “Дылду”) были в Каннах, другая пятерка - сложное и неизвестное академикам кино из Восточной Европы. Это делает шансы “Дылды” на выход в финал достаточно высокими, но победа, кажется, уже уготована южнокорейским “Паразитам”.

Екатерина БАРАБАШ, кинокритик:

1. Уходящий год, к сожалению, принес не так уж много хороших фильмов. Можно сказать, совсем мало принес. Забегая вперед, скажу, что следующий год, скорее всего, принесет еще меньше. Среди несомненных удач хочется отметить «Дылду» Кантемира Балагова – картину совсем не безупречную, но сделанную такой талантливой и самостоятельной молодой рукой, что будем на нее, на эту руку, и впредь уповать. В любом случае мы имеем художника со своим стилем, вкусом, с четким пониманием собственной режиссерской задачи. Если делать реверанс в сторону старшего поколения – то его несомненно заслужил Юсуп Разыков с фильмом «Керосин». Сейчас, кажется, никто не умеет да и не хочет снимать вот такое поэтическое «многоэтажное» кино, где на каждом этаже – свой смысл.

2. Почему следующий год принесет еще меньше хорошего кино? Государство отправило кинематограф в дальний загон, где живут идеология с политикой, а кино теперь окончательно откомандировано им в помощь. Выделяются немыслимые деньги на патриотическое и идеологически выверенное кино – спортивное, историческое – на всякое, которое должно заставить «простого» россиянина испытывать гордость за страну. Найти деньги на качественные картины становится все труднее. И беда в том, что государство не просто жалеет денег на такой кинематограф – оно попросту его не видит и не знает, что оно существует. В Минкульте фильмы Сокурова, Балагова, Звягинцева, не говоря уж о менее звонких именах, считают пустым капризом, ненужной затеей. И в укреплении этой уверенности мне видится самый поганый итог киногода.

Хорошие режиссеры уходят в телевизор, подряжаясь на сериалы – Крыжовников («Звоните ДиКаприо!»), Хлебников («Обычная женщина» и «Шторм»), Костомаров («Эпидемия»), Буслов («Домашний арест»). Сколько бы ни объясняли, что сериалы становятся явлением кинематографа, что они уже вправе называться произведениями искусства, - есть в этом большая доля лукавства. И пока хорошие кинорежиссеры будут зарабатывать себе на хлеб сериалами – будем считать, что наша киноиндустрия больна.

3. Очень рада за наши фильмы, попавшие в шорт-лист «Оскара», - «Дылду» Балагова и «Он не может жить без космоса» Константина Бронзита (хотя замечу по ходу дела, что «Акварель» Косаковского все-таки не считается российским фильмом – там нет ни копейки российских денег). Только хочется, чтобы это перестало быть экзотикой и неожиданностью, а стало привычным делом.

«Он не может жить без космоса»
«Он не может жить без космоса»

Василий СТЕПАНОВ, шеф-редактор журнала «Сеанс»:

1. Трудно выделить какую-то отдельную картину в качестве безусловного лидера. Но было много фильмов, о которых было интересно поговорить: "Верность", "Дылда", "Давай разведемся", "Текст". Это все не великие, наверно, фильмы, но наводящие на размышления и со зрительским потенциалом.

2. В попытке найти отклик у зрителя, говорить о важном для зрителя в России я вижу главную тенденцию. Интересно, что фильмы типа "Верности" и "Текста" (невысокобюдженые драмы, без особых надежд на массированное продвижение) могут быть успешными в прокате. Значит работает зрительский "сарафан". Человек приходит в кино посмотреть на себя. И кино тоже становится острее.

3. У всех трех фильмов, попавших в шорт-листы, своя персональная история и предпосылки для попадания, которые не говорят нам ничего об истинном состоянии отечественного кино. Все три фильма очень сильны: Константин Бронзит (дважды номинант на "Оскар") сделал на петербургской студии "Мельница" свою лучшую, кажется, картину. Надеюсь, ему удастся и на этот раз прорваться в номинации, а, может, и получить премию. Фильм понятен любому зрителю, он о нас всех, о нашей общей человеческой тоске по открытию новых миров и роковой невозможности оторваться от своих корней (тем, кто отрывается, слишком больно). Неожиданно по своему посылу Бронзит совпал с Ad Astra Джеймса Грея.

Виктор Косаковский - гениальный петербургский документалист, но его фильм большой международный копродакшн (хотя большая часть картины отснята по счастью в России, на Байкале). Это технологический прорыв и невероятно актуальный фильм, говорящий об экологических проблемах не с точки зрения статистики и научных выкладок (этот язык часто не понимают), а на языке художественном, визуальном, идеально понятном всякому (и в этом его ценность).

С "Дылдой" Кантемира Балагова, конечно, чуть сложнее, потому что фильм все-таки утоплен в сложный локальный контекст: нужно что-то понимать про поствоенный Ленинград, чтобы его смотреть. Но реакция в Каннах показала, что профессиональный зритель фильм принимает. И я лично очень рад, что Россия номинировала на премию "Дылду", а не какую-то другую более зрительскую, мейнстримную картину. Перечислил все три фильма - и оказалось, что все связаны так или иначе с местом, в котором я живу - Петербургом. Это еще один повод для радости.

Светлана ХОХРЯКОВА, кинообозреватель «МК»:

1. Грандиозное событие и пример настоящей исследовательской работы - восстановление первого в истории полнометражного документального фильма Дзиги Вертова «Годовщина революции» историком кино Николаем Изволовым. Редкий жанр документальной комедии (задумывалась как трагедия) - «Кино эпохи перемен» Алексея Федорченко о закате Свердловской киностудии. «Гив ми либерти» Кирилла Михановского, снятая в США, русская по сути, стала, едва ли не самой талантливой и ностальгической картиной о том, чего не вернуть. Остроумный стеб «Хандра» дебютанта Алексея Камынина о молодом Тарковском и его современных последователях.

Малобюджетные и честные картины молодых режиссеров - якутская «Нет бога кроме меня» Дмитрия Давыдова, «Седьмой пробег по контуру земного шара» Виталия Суслина, снятая на мобильный телефон «Смерть нам к лицу» Бориса Гуца – достойный ответ специалистам по освоению больших бюджетов.

Арт-проект «Дау» при всей противоречивости - яркий пример кино, переходящего собственные границы и границы кинематографического безумия, острая нехватка которого чувствуется в отечественном кино.

2. На повестке дня - торжество денег, патриотизма и спорта. Касса решает все, а фестивальные достижения уходят для многих на второй план. У продюсеров нового поколения часто отсутствует творческий кураж, зато есть активный интерес к комфортной жизни в кинематографе.

3. Две российские картины и два режиссера из России, участвовавшие в зарубежных проектах, а теперь представленные в шорт-листе «Оскара», - небывалый улов для отечественного кино.

Константин Бронзит – краса и гордость российской анимации. Это третий его заход в одну и ту же воду теперь с «Он не может жить без космоса» и, по всей видимости, с прежними проблемами - отсутствием должного сопровождения, необходимого для продвижения фильма в преддверии «Оскара». Тактильная, ручной выделки «Дочь» Дарьи Кащеевой, получающей кинообразование в Праге, имеет дополнительный бонус в виде студенческого «Оскара» за эту же картину.

«Акварель» Виктора Косаковского - работа планетарного замаха, инновационная, новое слово в мировом кино (96 кадров в секунду взамен 24).

«Акварель»
«Акварель»

«Дылда» талантливого Кантемира Балагова, взявшегося за не совсем ему близкий материал, магнетизирует зарубежного зрителя, да и сделана с чувством стиля, эффектно, так что имеет шансы пройти в номинанты.

Жаль, что не вошел в шорт-лист «Бессмертный» российского режиссера Ксении Охапкиной, красиво и трагично снятый на Кольском полуострове и выдвинутый Эстонией на «Оскара».

Леонид ПАВЛЮЧИК, кинокритик:

1-3. Выдающихся картин, как на мой небезгрешный вкус, в уходящем году не было. Но было много негромких и качественных авторских лент – они, вопреки стонам о гибели российского кино, исчисляются десятками. Среди них, к примеру, «Большая поэзия» Александра Лунгина, «Братство» Павла Лунгина, «В Кейптаунском порту» Александра Велединского, «Верность» Нигины Сайфуллаевой, «Воскресенье» Светланы Проскуриной, «Грех» Андрея Кончаловского, «Керосин» Юсупа Разыкова, «Мальчик русский» Александра Золотухина, «Надо мною солнце не садится» Любови Борисовой, «Однажды в Трубчевске» Ларисы Садиловой, «Простой карандаш» Натальи Назаровой, «Сквозь черное стекло» Константина Лопушанского, «Текст» Клима Шипенко… Это неизвестное новое русское кино, которое, в основной своей массе, практически не представлено в прокате.

2. За последние десятилетия мы потеряли в кинотеатрах думающего, не попкорнового зрителя. Он не только на серьезное отечественное кино не ходит, но и хиты Каннского фестиваля своим вниманием не жалует. У него в чести развлекательные комедии наподобие «Полицейского с Рублевки» да пропагандистские патриотические блокбастеры типа фильма «Т-34», которые в этом году и «сорвали кассу». Такая вот долгосрочная печальная тенденция, которая в уходящем году только упрочилась.

3. Но были и хорошие новости. В шорт-листе «Оскара» оказалось сразу три фильма, снятых российскими режиссерами. Лучший из них, на мой вкус, анимационный фильм Константина Бронзита «Он не может жить без космоса» -- философская притча о космосе и земном притяжении, о тепле родного доме и манящей звездной бездне над головой. «Акварель» Виктора Косаковского – виртуозно снятая визуальная фреска о воде, ее формах, эпической мощи. Но я не уверен, что видовой, по сути, фильм достоин таких почестей. Я бы предпочел, чтобы на «Оскаре» котировались социально-проблемные фильмы, -- такие, к примеру, как «Свидетели Путина» Виталия Манского.

Что касается «Дылды» Кантемира Балагова, то я не сторонник этой нашумевшей картины. Усматриваю в ней элементы расчетливого следования молодого режиссера требованиям международной фестивальной конъюнктуры с искусственно вкрапленными в ткань фильма модными нынче темами эвтаназии, однополой любви, суррогатного материнства. По мне, это выморочное кино, выращенное в пробирке. Но, как патриот своей страны, я буду рад, если все три картины окажутся в числе оскаровских номинантов.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG