Линки доступности

Российское киберпространство: меньше информации, больше контроля


Хакер за работой. Фото Рейтер

В то время, как российские тролли и хакеры пытаются повлиять на политические системы других стран, в самой России усиливают контроль за соцсетями

В дни, когда Соединенные Штаты пытаются прояснить степень и серьезность российского вмешательства в американскую внутреннюю политику и общественную жизнь (для чего, в частности, основателю и владельцу Facebook Марку Цукербергу пришлось два дня отвечать на вопросы в Конгрессе), Россия старается максимально усилить контроль за использованием киберпространства своими гражданами.

Об этом сообщают как гражданские активисты, говорящие о продолжающемся наступлении на свободу интернета в России, так и независимые российские медиа, следящие за этой темой. В подтверждение их беспокойства, 12 апреля было принято несколько решений, ясно указывающих на серьезность намерений властей России поставить интернет на территории страны под жесткий контроль.

Борьба с Telegram

В частности, в четверг суд в Москве назначил на 13 апреля рассмотрение по существу заявления Роскомнадзора о блокировке мессенджера Telegram на территории России. Ранее российские власти потребовали от владельцев Telegram передать ФСБ России так называемые «ключи шифрования», однако создатель мессенджера Павел Дуров заявил, что это невозможно сделать по техническим соображениям.

Telegram используется многими общественными деятелями, блоггерами и журналистами как платформа для публикаций, также его используют и государственные структуры. Тем не менее, Роскомнадзор попросил заблокировать Telegram немедленно, если соответствующее решение суда в пятницу будет принято.

Накануне слушаний, заместитель директора по Восточной Европе и Центральной Азии правозащитной организации Amnesty International Денис Кривошеев заявил, что пытаясь заблокировать Telegram, российские власти продолжают наступление на свободу выражения онлайн, которое уже привело к блокировке новостных сайтов, введению жестких ограничений на хранение данных о пользователях, и объявлению некоторых СМИ «иностранными агентами".

"Сегодня целью преследования стало одно из наиболее популярных в России приложений, имеющих мужество и принципиальность, чтобы защитить неприкосновенность частной переписки пользователей. Суд, которому завтра предстоит вынести решение, должен поступить так же, и проявить уважение к свободе выражения, не поддавшись репрессивным требованиям властей» - считают в Amnesty International.

Два российских журналиста, Олег Кашин и Александр Плющев, 12 апреля обратились в Европейский суд по правам человека с жалобой на попытки российских властей закрыть Telegram — они считают, что «при блокировке сервиса им придется отказаться от Telegram-каналов, являющихся важным способом распространения мнений по актуальным вопросам».

Ранее российские суды отклонили подобные иски Олега Кашина и Александра Плющева, что и вынудило их обратиться в ЕСПЧ.

В Кремле явно готовы к тому, что Telegram скоро будет заблокирован: как заявил в четверг в разговоре с журналистами пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, он лично пока не знает, чем заменить этот мессенджер, но «выбор достаточно богатый».

Законы о блокировании данных и регулировании соцсетей

Также в четверг Государственная Дума приняла в различных чтениях законопроекты, ограничивающие для россиян возможности пользования интернетом. В частности, в третьем чтении принят законопроект, предоставляющий судебным приставам право блокировать в интернете «информацию, порочащую честь и достоинство граждан и юридических лиц».

Судебные приставы смогут обращаться в Роскомнадзор для блокировки такой информации в случае, если есть решение суда. Критики закона говорят, что в России нет независимой судебной системы, и закон может стать инструментом по блокированию, в частности, расследований, рассказывающих о коррумпированных чиновниках, их собственности и доходах.

Еще большую критику вызывает обсуждаемый Госдумой закон, обязывающий владельцев крупных соцсетей (более 100000 посетителей из России в день) создавать на территории России свое представительство, а также вести реестр обращений пользователей и удалять по их заявлениям недостоверную информацию.

Тем же законом пользователи соцсетей из России лишаются какой бы то ни было анонимности: они должны быть идентифицированы самой сетью по номеру мобильного телефона, что практически не позволит скрывать личность хозяина аккаунта.

Наконец, еще одна мера, принятая Госдумой ранее на этой неделе — запрет на пользование интернетом в качестве одной из ограничительных мер при вынесении российскими судами приговоров по различным делам.

Являются ли меры по контролю российского государства за пользователями интернета и действия связанных с государством хакеров и троллей частью одной государственной политики? Связаны ли кибер-экспансия за границы России и усиление контроля за интернетом внутри этих границ?

Леонид Волков: интернет-активность властей внутри страны и за ее пределами несопоставима

Леонид Волков, основатель Общества защиты интернета и соратник оппозиционного политика Алексея Навального, в интервью Русской службе «Голоса Америки» напоминает, что российская уже давно воспринимает интернет серьезно: «Еще после 2011 года государство поняло, что интернет является стратегической областью и может быть коллективным организатором, и решило серьезно им заняться, однако то, что они делали внутри страны и вовне ее, никак не связано»

«Внутри страны у них была выбрана стратегия сделать интернет помойкой. Если раньше человек, переходя за источником информации от телевизора к интернету, получал более-менее реальную картину, то за последние шесть лет власти все сделали так, чтобы при этом переходе ты получал кучу домыслов и разборок, чтобы в конце концов у тебя сложилось мнения, что правды вообще нет, и разобраться ни в чем невозможно. На воплощение этой стратегии были пущены огромные ресурсы» - говорит Леонид Волков.

«Что же касается их внешней стратегии, то, видимо, в 2016 году они экспериментировали, можно ли подобным образом влиять на общественное мнение в других странах. Но для этого нужно много-много людей с хорошим английским, интернет на Западе гораздо больше, и такая операция стоит гораздо дороже, а исполнителей на нее нет в нужном количестве. На мой взгляд, вся история с Facebook, Twitter и Reddit не стоит выеденного яйца по сравнению с тем, что они сделали внутри страны» - уверен основатель Общества защиты интернета.

Леонид Волков приводит пример: «Посмотрите, они на Reddit заблокировали что-то чуть больше 900 аккаунтов, связанных с троллями — но количество аккаунтов, которые управляются «фабриками троллей» внутри России исчисляются в количестве от десятков до, возможно, сотен тысяч! И это приходится на гораздо меньшую аудиторию. Чтобы превратить мировой интернет в помойку, у них нет ресурсов, и реально повлиять на американские выборы через соцсети они не могли никак».

«В 2010-2011 году мы расследовали деятельность типичной «фабрики троллей» в Свердловской области, обслуживавшей интересы губернатора Мишарина в его политических проектах. Это было около 40 человек, вполне реальных, которые управляли примерно 4000 аккаунтами. Это было лишь в одном регионе России, не в столице, и это вполне сравнимо с масштабами всех их попыток влиять на выборы в США в 2016 году. Понятно же, что внутри страны они были несопоставимо активнее, чем вовне» - резюмирует Леонид Волков.

Артем Козлюк: создать «интернет-щит», как в Китае, им пока не под силу

Руководитель общественного проекта «Роскомсвобода» Артем Козлюк считает, что тенденция к большему контролю над интернетом присуща не только России, но на Западе она развивается в других условиях: «В западном мире это все происходит под жестким общественным контролем и при адекватной судебной системе, где гражданин имеет одинаковые права и свободы с представителями госструктур, или даже несколько большие. Там у гражданина есть гораздо больше возможностей отстоять свое право на информацию. В России это сделать труднее».

«Деятельность российской «фабрики троллей», действительно, расширяется, и сейчас уже можно говорить о нескольких таких фабриках, а также об их влиянии на сети — Facebook, YouTube, Twitter. Но насколько это влияние мощное — вопрос дискуссионный. Эксперты имеют различные мнения по поводу того, возможно ли несколькими сотнями постов перевернуть ситуацию в стране. Попытка формирования прокремлевской повестки — это факт, создание фабрик троллей — тоже факт, но результат — можно спорить» - считает Артем Козлюк.

Государство в России, по мнению интернет-активиста, «хочет иметь большую вовлеченность в интернет, больше влиять на него, причем и внутри, и вовне, но сейчас это происходит в стадии некоего тестирования».

«Они пытаются регулировать интернет с помощью законодательных инициатив, прямого воздействия, формируя пул служб по слежке за пользователями и трафиком, исследуя большие объемы данных - «big data», но пока нельзя говорить, по-моему, о том, что они выстроили какую-то ясную стратегию, они еще только пробуют разные способы проникновения государства в эту среду. Они пока не понимают, что и как работает. Также непонятно, готовы ли они тратить гигантские средства из бюджета, чтобы формировать «интернет-щит», как это сделано в Китае. Это миллиарды долларов, а сейчас им это не под силу» - полагает Артем Козлюк.

Впрочем, по мнению эксперта, если нынешний политический тренд в России продолжится, то постепенно руководством страны будет выработана некая единая стратегия относительно контроля за интернетом и действий во всемирной сети вне ее российского сегмента.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG