Линки доступности

Коронавирус и право на защиту личной информации 


Москва в режиме "самоизоляции".

В Москве персональные данные оштрафованных горожан попали в открытый доступ 

Московская прокуратура сообщила о начале проверки по факту утечки персональных данных жителей столицы, оштрафованных за нарушение режима самоизоляции. Это произошло после публикаций материалов на данную тему в СМИ. Между тем разъяснения властей пока свелись к тому, что москвичи сами выкладывали скриншоты постановлений о выписываемых им штрафах.

«Выкладывание в Сеть скриншотов постановлений, содержащих УИН штрафа, – личное дело каждого. Это не является фактом нарушения контролирующим органом законодательства о защите персональных данных», – так прокомментировал скандал глава контрольного управления Москвы Евгений Данчиков.

По закону данные на сайты типа онлайн-сервиса, на котором и произошла утечка, требуется вносить в обезличенном виде, а разработчики должны обеспечить их защиту.

Это не единственная претензия к работе сервисов московского правительства, предназначенные для слежки за больными коронавирусом и контроля за соблюдением режима самоизоляции.

Ведущий юрист «РосКомСвободы», адвокат Саркис Дарбенян считает, что оправдание московских властей выглядит примерно так же, как аргумент в ходе дискуссии о домашнем насилии: мол, жертвы сами виноваты, что позволили себя бить. На его взгляд, эпидемия коронавируса оголила все имевшиеся ранее проблемы в этой сфере.

«Это недостаточная защищенность данных, неавторизованный доступ к ним и постоянная безответственности государственных чиновников за утечки из информационных систем, – уточнил он в комментарии Русской службе «Голоса Америки». – Что, собственно, мы сейчас и наблюдаем. Несовершенство самой системы позволило выкачать огромное количество персональных данных инфицированных людей. Это достаточно чувствительная информация».

В случившемся, несомненно, есть вина московских властей, но, судя по всему, опять никого из чиновников не накажут, констатировал адвокат.

Ранее в Ассоциации юристов России порекомендовали пострадавшим от утечки данных обратиться с жалобой в Роскомнадзор и добиваться компенсации через суд.

Саркис Дарбенян согласен, что так и надо сделать. Однако, по его мнению, вопрос упирается в целом в российскую судебную систему. «К тому же суммы компенсаций смехотворны, они даже не оправдывают затрат на услуги юриста, – добавил он. – Что касается Роскомнадзора, то он уже давно не является органом, который защищал бы хоть чью-нибудь приватность, и мы это прекрасно видим. В стране вообще налицо полное отсутствие институтов и правовых механизмов по защите интересов простых граждан».

Тем не менее, писать жалобы, чтобы продемонстрировать наличие проблемы, стоит, и Роскомсвобода всячески поддерживает инициативы, направленные на обжалование подобных практик и штрафов, заметил юрист.

С начала режима самоизоляции в Москве было выписано более 35 тысяч штрафов на сумму, превышающую 140 миллионов рублей. И с каждым днем эти цифры только увеличиваются.

Саркис Дарбенян также подчеркнул, что на волне пандемии в России был принят ряд законов, которые носят отнюдь не временный характер.

«Они останутся с нами и после завершения эпидемии. Распознавание лиц, слив операторам геолокационных данных и другие порочные практики, безусловно, несут угрозу правам человека. Сюда же надо добавить ужесточение законодательства о фейках», – резюмировал он.

В свою очередь, директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ, лауреат премии Московской Хельсинкской группы в области защиты прав человека Галина Арапова указала, что закон Яровой и закон о «суверенном интернете» позволяют государству по сути дела осуществлять слежку за гражданами. По ее словам, под эгидой борьбы с терроризмом государству фактически дается карт-бланш на получение доступа, например, ко всей переписке человека.

«Это беспрецедентно, – утверждает она в комментарии Русской службе «Голоса Америки». – Да, во многих странах вводится регулирование в области интернета. Но не до такой степени, чтобы правоохранительные органы, в частности, спецслужбы имели возможность получить доступ непосредственно к контенту – аудизаписям, пересланным файлам, то есть ко всем сообщениям, текстам, электронной переписке в мессенджерах и так далее. И российские правоохранительные органы имеют возможность получить такой доступ без решения суда».

Это серьезное вторжение в частную жизнь, отмечает Галина Арапова: «Однако самый большой вопрос, который сегодня ставят перед собой юристы и правозащитные организации, останемся ли мы останемся со всеми этими ограничениями, электронными пропусками, кодами после того, как закончится пандемия? Информация, которую государство сейчас собирает о людях, никуда ведь потом не денется. И тогда встает вопрос: как будут использовать эту информацию?»

Пандемия способствует и даже дает законные основания принимать государству дополнительные ограничительные меры, которые во многих случаях необходимы для борьбы с распространением вируса, рассуждает юрист. Но объем этих мер может быть больше, чем необходимо, а как это аукнется обществу после окончания карантина, неизвестно, предупреждает она.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG