Линки доступности

Светлана Прокопьева: «Это кулак в лицо каждому…»


Акция протеста за свободу Интернета. Москва. 10 марта, 2019.

Псковской журналистке грозит 7 лет лишения свободы за опубликованный материал

Открытое письмо псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которую обвиняют в оправдании терроризма на основании высказанных ею публично суждений, вызвало в России широкий общественный резонанс.

Напомним, в ноябре нынешнего года журналистка обнародовала в СМИ материал, где попыталась осмыслить мотивы, двигавшие 17-летним парнем, подорвавшим себя на входе в здание управления ФСБ в Архангельске. В результате взрыва получили ранения трое сотрудников спецслужбы.

Сама Прокопьева вины за собой не признает. В своем обращении она называет инициированное в отношении нее дело «убийством свободы слова».

«Обвинение вместо обсуждения – это, знаете ли, довольно примитивная и грубая позиция, – пишет журналистка. – Это кулак в лицо в ответ на устное замечание. Это кулак в лицо каждому журналисту нашей страны».

Суд над Прокопьевой пока отложен. Ей грозит до семи лет лишения свободы.

«Работа журналиста – ставить вопросы перед обществом и государством»

Депутат псковского областного Собрания депутатов от партии «Яблоко» Лев Шлосберг обращает внимание на то, что в авторской колонке для радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» Светлана Прокопьева высказывала исключительно свое личное мнение по поводу трагического инцидента в Архангельске. Позже эта колонка была перепечатана на сайте информагентства «Псковская лента новостей», а 5 февраля этого года по данному факту было возбуждено выше упомянутое уголовное дело.

«В тот момент внимание к этому делу было максимальным. Ожидаемый арест Светланы не состоялся, и дело перешло в вялотекущую фазу», – напомнил депутат в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Однако летом дело оживилось. Вначале журналистку внесли в список экстремистов и террористов, причем, без решения суда. «В России это возможно», – отмечает Лев Шлосберг.

В результате все банковские счета Светланы Прокопьевой были заблокированы, а 20 сентября ее официально признали обвиняемой. «Это предшествующее процессуальное действие, после которого следует предъявление обвинения, – уточняет Шлосберг, – С этого момента стало очевидно, что несмотря на некоторые изменения в московской и общероссийской правоохранительной и судебной практике Следственный комитет и стоящее за ним ФСБ прекращать дело против Светланы Прокопьевой не намерены, а настроены довести его до обвинительного заключения».

Лев Шлосберг также упомянул об акции солидарности со Светланой Прокопьевой: «Десятки российских СМИ опубликовали ее колонку, в которой она излагает свое дело и еще раз разъясняет свою позицию как о самом деле, так и о своем праве говорить то, что она считает нужным. Поскольку, это и есть работа журналиста – ставить вопросы перед обществом и перед государством».

Депутат Псковского областного Собрания подчеркивает значение начавшейся общественной кампании в поддержку Прокопьевой, поскольку, как он убежден, инициированное против журналистки дело – политический заказ. «В действиях Светланы абсолютно нет никакого состава преступления, она полностью невиновна, и дело против нее – в чистом виде политические репрессии. Мы боремся за то, чтобы с помощью максимально широкой огласки это дело было прекращено и даже не доведено до суда», – завершил свой комментарий Лев Шлосберг.

«Если кто-то даст команду отстать от Светланы, тогда у нее есть шанс»

Специальный корреспондент «Новой газеты» Ирина Тумакова настроена более пессимистично. «Журналисты, конечно, могут проявить солидарность. Но, насколько я знаю Псков, там никто не будет так подниматься в защиту Светланы Прокопьевой, как в Москве поднялись за Ивана Голунова. В Пскове просто некому этого делать, там полтора издания, из которых одна целая и три десятых – провластные», – образно замечает собкор «Новой газеты» в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

И продолжает: «Если за Светлану начнут заступаться в Москве, в Петербурге, если там начнутся такие же массовые акции, как по поводу Ивана Голунова, то, думаю, что в Пскове на эти протесты, что называется “чихать хотели”. И только если кто-то даст команду отстать от Светланы, тогда у нее есть шанс. Но я не очень верю в такое развитие событий, не верю, что Москва и Петербург так яростно встанут за провинциального журналиста. Не потому, что мы плохие или эгоистичные. Но просто объективно невозможно вступаться за каждого», – разводит руками Ирина Тумакова.

Возвращаясь к сути дела Светланы Прокопьевой, она так же, как и Лев Шлосберг, отметила, что любой человек имеет право на оценочное суждение. «А для журналиста это – профессия. Она здесь выступала как публицист. В той самой колонке Светланы невозможно найти оправдание терроризма при всем желании, и это подтвердили две экспертизы. В тексте Светланы есть упоминание о том, что это (самоподрыв в приемной ФСБ – Г.А.) – недопустимая мера А далее она просто анализирует, почему подросток идет на эту недопустимую меру. Оправдание, это – попытка извинить за содеянное, или сказать, что он все правильно сделал. Там этого и близко нет. По мнению Светланы, государство поставило молодых людей в безвыходное положение», – подытоживает специальный корреспондент «Новой газеты».

«Никакого оправдания терроризма там нет в помине»

Главный редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин считает, что преследование Прокопьевой – месть силовиков журналистке. Но ему также кажется, что еще в большей степени это попытка местных начальников выслужиться перед центром.

«Когда в начале года (в Пскове) затевали это казавшееся смешным дело, единственное желание у них было – выслужиться перед начальством, показать какие они креативные, крутые, как они видят угрозы власти и как с ними борются, – подчеркнул журналист в комментарии для Русской службы «Голоса Америки». – Любой непредвзятый человек, который изучит текст, который был озвучен Светланой на радио, сразу убедится, что никакого оправдания терроризма там нет в помине».

По словам Александра Рыклина, Прокопьева высказала позицию, которую в том числе разделяю и он. Ситуация в стране такова, что она для многих выглядит просто чудовищной, и люди с не вполне здоровой психикой могут реагировать на нее непредсказуемым образом, констатировал главред «ЕЖ».

«Да, был теракт, но его совершил самоубийца, и, слава богу, никто при этом из посторонних там не погиб. Тем не менее, это теракт. И в том тексте, который произнесла Светлана Прокопьева, разумеется, совершенно нет никакого оправдания этому».

Все это было бы смешным, если бы не было отвратительным и омерзительным, резюмировал журналист.

«Власти ни на чем не учатся»

Социальный психолог Алексей Рощин в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» заметил, что в стране вовсю пошли процессы, которые, с одной стороны, пугают, а с другой – «раздражают всех подряд»: «Не успело улечься волнение вокруг дела Голунова, как тут же опять фактически на ровном месте возникает аналогичный прецедент. Снова преследуют журналиста по крайне сомнительным основаниям и снова речь идет о каких-то зверских сроках, грозящих ни в чем не повинному человеку».

По признанию психолога, у него создается впечатление, что власти ни на чем не учатся и постоянно «дразнят общественное мнение, которое в последнее время и без того накалено до предела». Само по себе обвинение в адрес Светланы Прокопьевой не стоит и выеденного яйца, считает он.

«Понятно, что это дело здесь шито белыми нитками, – добавил Алексей Рощин. – Весь расчет, видимо, строился на том, что Прокопьева находится на периферии и поэтому ее никто защищать не будет, а запугивающий эффект, тем не менее, сохранится. Но едва ли это сработает. Потому что уже видно, что круги общественного возмущения пошли».

Вместе с тем и Рыклин, и Рощин выразили надежду на то, что власть спустит одиозное дело на тормозах, и не начнет направо и налево применять статью, которую вменяют в вину журналистке.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG