Линки доступности

Наталья Таубина: «Практика пыток в отделах полиции сохраняется»


Заседание Европейского суда по правам человека. Архивное фото.

ЕСПЧ за 20 лет взыскал с РФ почти два миллиарда евро

МОСКВА - Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) за два десятка лет взыскал с России почти два миллиарда евро в виде компенсаций по искам.

Об этом свидетельствуют данные, обнародованные в докладе фонд «Общественный вердикт».

Доклад приурочен к юбилею признания Россией юрисдикции ЕСПЧ. Европейская конвенция прав человека действует в Российской Федерации с 5 мая 1998 года.

Всего за истекший период ЕСПЧ было зарегистрировано около 150 тысяч жалоб против российских властей и еще почти 140 тысяч были признаны неприемлемыми. Принято более 2 тысяч постановлений по 4,5 тысячам жалоб.

Наиболее часто Европейский суд признавал нарушения права российских граждан на справедливый суд и запрет пыток и бесчеловечного обращения, права на свободу и личную неприкосновенность, права на жизнь и права собственности. Кроме того, в России также регулярно нарушают право на свободу и неприкосновенность, право на жизнь и право собственности.

Русская служба «Голоса Америки» побеседовала на актуальную тему с директором фонда «Общественный вердикт» Натальей Таубиной.

Виктор Владимиров: О чем говорят приведенные в вашем докладе цифры, на какие размышления наводят?

Наталья Таубина: Во-первых, надо понимать, что эти почти два миллиарда евро идут из бюджета Российской Федерации. Кроме того, статистика, по-моему, заставляет задуматься, в первую очередь, о том объеме нарушений, которые ЕСПЧ видит по «российским» делам. Соответственно, если вникнуть в приведенные данные, то становится видно, что помимо цифры, связанной с компенсациями, есть еще и большое количество дел, по которым пошли односторонние декларации. По мнению Европейского суда, данные дела стали уже устоявшийся практикой. В моем понимании, все это говорит о том, что в ЕСПЧ часто поступают однотипные дела. Это, в свою очередь, свидетельствует о системных нарушениях в нашей стране и о том, что применительно к постановлениям ЕСПЧ правительство России далеко не всегда использует механизмы, связанные с их исполнением. В частности, это касается принятия мер общего характера, которые позволили бы решать проблемы на системном уровне, а также привели к снижению количества нарушений и потока жалоб в ЕСПЧ.

В.В.: Другими словами, власти сегодня готовы платить, но не менять свою политику?

Н.Т.: По ряду дел именно так и происходит. Если посмотреть статистику, то большинство дел, которые были рассмотрены ЕСПЧ с последующим вынесением постановления, касаются таких статей, как право на справедливый суд, запрет пыток. Мы видим, что, например, по запрету пыток в Российской Федерации явно не принимают мер системного характера, которые действительно меняли бы практику и сокращали бы жалобы в Европейский суд. Опять-таки, исходя из статистики, ясно, что Россия даже не справляется с объемом выплат. 2017 год показал, что далеко не по всем делам были выплачены компенсации. Если еще несколько лет назад практически по всем делам хотя бы происходили в срок выплаты, то сейчас и этого нет. По многим делам есть задержки. Получается, что граждане становятся страдающими дважды – сначала от нарушений их прав, а потом уже косвенно – через налоги, которые они исправно платят в бюджет, но которые идут не на развитие страны, а на выплату компенсаций за нарушения, совершаемые должностными лицами.

В.В.: Всегда ли реакция российской системы на решения ЕСПЧ сводится только к выплате компенсаций?

Н.Т.: Категорически так утверждать нельзя. Так, были проведены реформы по условиям содержания в местах лишения свободы, и они несколько улучшены в том, например, что касается санитарных стандартов. Это как минимум. Но в такой категории, как пытки и жестокое обращение (а огромный блок – это чеченские дела, связанные с исчезновениями людей, с нарушением статьи право на жизнь) необходимые меры на национальном уровне, к сожалению, не предприняты. Работая в фонде «Общественный вердикт», мы вынуждены констатировать, что тот поток жалоб, которые уже прошел через ЕСПЧ, и те постановления, которые он вынес, в стране к системным изменениям, увы, не привели. Жалобы к нам продолжают поступать практически в прежнем объеме. К сожалению, практика пыток в отделах полиции сохраняется и не работает система неизбежной ответственности за совершенные на этой почве преступления, не работает система эффективного расследования подобных должностных преступлений. В результате это приводит к воспроизводству и продолжению порочной практики.

В.В.: В России на разных уровнях неоднократно делались заявления о возможности выхода России из ЕСПЧ. Могут ли власти пойти на это?

Н.Т.: Российскими должностными лицами совершались разные заявления, в том числе и касающиеся выхода из Совета Европа. Но в какой степени, власти действительно готовы выйти из европейской системы прав человека, думаю, этот вопрос стоит задать им. Я же хочу верить в то, что Россия останется европейским государством, приверженным к ценностям прав человека, и эта региональная система защиты прав человека продолжит быть для нас неким руководящим инструментом и частью нашей системы.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG