Линки доступности

Почему в России недовольным решением Подгорицы вступить в НАТО

МОСКВА – Россия и Черногория обменялись накануне взаимными обвинениями и недружественными шагами в отношении друг к другу на дипломатической ниве.

Все это происходит на фоне вступления балканской страны в Североатлантический альянс, что официально анонсировано на июнь нынешнего года.

Напомним, МИД Черногории в понедельник вручил ноту протеста российскому послу в Подгорице после задержания в аэропорту Домодедово Миодрага Вуковича, депутата от правящей Демократической партии социалистов, направлявшегося в Минск через Москву. Политик был депортирован.

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова не стала скрывать, что Вуковичу отказано во въезде из-за введенных Подгорицей санкций в отношении России.

«Не секрет, что Черногория изначально присоединилась к антироссийским санкциям ЕС, в том числе и персонального характера. Мы всегда говорили, что оставляем за собой право принимать ответные меры на основе взаимности, как это и принято в дипломатической практике», – говорится в сообщении на сайте внешнеполитического ведомства.

Помимо того ранее министр иностранных дел Черногории Серджан Дарманович обвинил Россию в серьезном вмешательстве во внутренние дела страны и пытке помешать вступлению республики в Североатлантический альянс.

В России на всех официальных уровнях категорически отвергают подобные обвинения, утверждая, что они вызваны стремлением черногорских властей оправдать членство в НАТО.

По мнению независимого военного аналитика Александра Гольца, основная причина недовольства Москвы заключается в том, что Черногория, согласно исторической аналогии всегда рассматривавшаяся Кремлем как верный союзник России, вдруг решила обеспечить свою безопасность иным путем.

«Это тем более обидно, поскольку говорит о серьезных просчетах во внешней политике, вызванных непониманием современных тенденций и процессов, происходящих в Европе, – добавил он в интервью «Голосу Америки». – Так что, раздражение Москвы, в общем, понятно. Ладно бы в НАТО вступали государства, у которых традиционно складывались сложные, мягко говоря, отношения с Россией. Но когда путь в НАТО выбирают страны, с которыми у нас были безмятежные отношения, это очень болезненно».

Вместе с тем продолжение нападок Кремля на НАТО аналитик объясняет «смесью комплексов неполноценности и утраченного величия».

«Как же, США, главный политический оппонент России в течение более чем полувека, имеет такой замечательный военный альянс, с большим количеством солидных союзников, а у нас союзников немного, с ними масса проблем и к тому же их количество уменьшается, – продолжил он. – С военной же точки зрения, НАТО не представляет собой угрозу для Российской Федерации. Сегодня физически ни у России, ни у НАТО нет достаточных сил на широкомасштабную военную операцию, гарантирующую успех. Паритет».

Отношение Кремля к Североатлантическому альянсу, на взгляд эксперта, скорее «биологическое».

«Просто НАТО – образец принципиально других ценностей, и каждый раз, когда какая-нибудь страна – Черногория, Украина, Грузия – хочет войти в Североатлантический альянс, это некий вызов (для Москвы). Потому что народ этой страны так или иначе говорит, что мы готовы отвечать ценностным критериям НАТО, отвергая российское покровительство», – констатировал он.

В свою очередь, директор Центра восточноевропейских исследований, политолог Андрей Окара заметил, что в России сложилось представление, что православные славянские народы – болгары, сербы и черногорцы – это априори «вечные друзья» и «часть или второй эшелон русского мира».

«Сейчас возник такой политический контекст, который в Кремле рассматривается не просто как изменение курса (Черногорией), а как коварное предательство, как удар в сердце от самого близкого друга, с которым связывалось столько надежд, – пояснил он. – Поэтому ситуация очень болезненна на психологическом уровне. Потому что с точки зрения Кремля черногорцы растоптали мечту о русском мире, о том, что славянские народы не должны вступать в НАТО».

Андрей Окара, думает, что Россия продолжает делать «пугало из Североатлантического альянса», стремясь воздействовать, прежде всего, на внутреннюю аудиторию.

«Недаром (политолог) Сергей Марков, очень четко улавливающий «флюиды Кремля», недавно сделал показательное заявление, что на президентских выборах Владимир Путин будет конкурировать не с Зюгановым, ни с Явлинский и ни с Навальным, а с блоком НАТО, – подчеркнул он. – Нужен же враг для мобилизации общества и повышения легитимности власти. Ведь в такой ситуации вопросы, а почему власть ворует, почему в стране коррупция, кажутся неуместными, второстепенными».

Поэтому неустанное создание образ врага – это политехнология, резюмировал Андрей Окара.

На днях руководитель оборонного ведомства США генерал Джим Мэттис в своем первом телеинтервью на посту главы Пентагона сказал, что ему непонятно, почему в Кремле рассматривают НАТО как угрозу.

«Однако сегодня Россия предпочитает быть стратегическим конкурентом, каковы бы ни было на то причины, – подчеркнул Мэттис. – Но самое важное здесь то, что НАТО – не угроза, и они это знают».

По оценке Александра Гольца, тем, кто планирует оборону РФ, хорошо известно, что представляют собой НАТОвские силы и средства.

«Собственно, сдерживание России происходит на ядерном уровне, на уровне российско-американского ядерного баланса», – заключил он.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG