Линки доступности

Россия пытается парировать обвинения в блокировании усилий ООН по расследованию трагедии в Хан-Шейхуне


Москва обвинила совместную миссию ООН и Организации по запрещению химического оружия в потакании США

МОСКВА — Российские официальные лица в четверг крайне жестко отреагировали на обвинения со стороны Вашингтона в том, что Москва потакает режиму Асада в его желании уйти от ответственности за применение химического оружия в Хан-Шейхуне в апреле этого года.

Восемь дней назад Москва воспользовалась правом вето в Совете Безопасности ООН, воспрепятствовав продлению мандата миссии ООН и Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), известной как Совместный механизм по расследованию (СМР), которая расследует применение химического оружия в Сирии.

1 ноября Белый дом осудил вето России на план ООН: «Попытки России подорвать и ликвидировать СМР демонстрируют полное неуважение к страданиям и людским потерям, вызванным применением химического оружия, и полное отсутствие уважения к международным нормам».

2 ноября замминистра иностранных дел России Сергей Рябков, комментируя заявление США, выдвинул Вашингтону ответное обвинение: «К сожалению, не без влияния США те инструменты, которые призваны заниматься установлением истины, а именно: соответствующая миссия ОЗХО, совместный механизм расследования ООН оказались не в состоянии выполнить должным образом свой мандат».

Сергей Рябков добавил, что «американские коллеги безосновательно... обвинили правительство Сирии в применении химического оружия в населенном пункте Хан-Шейхун 4 апреля».

Позже на специальном брифинге в Москве директор департамента МИД России по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями Михаил Ульянов обвинил расследователей СМР чуть ли не в трусости: «Все свои расследования миссия вела дистанционно. Вообще-то это уже скандал, налицо попытка ввести в заблуждение международное сообщество».

Михаил Ульянов также сообщил, что Москва представит свой проект резолюции о продлении мандата СМР: «Это будет серьезный проект, который основан на тщательном анализе накопленного за два года опыта, он будет направлен на устранение выявленных недостатков».

Представители российского министерства обороны на том же брифинге заявили, что химическое оружие в Хан-Шейхуне было, по их данным, сделано с помощью обрезков водопроводной трубы.

Наиболее раздраженно высказался в отношении претензий к России со стороны США председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев: «США явно выгодно нагнетать страсти вокруг ситуации с СМР и в очередной раз представить Россию чуть ли не соучастником применения химоружия. Ведь если вы убедите человечество, что в лице России оно имеет дело с бесчеловечным государством, равнодушным к страданиям невинных людей от страшного и запрещенного оружия, к ней же допустимы любые меры, не так ли?»

Москва сочла нужным объясниться по поводу своего блокирования работы СМР, понимая, что этот шаг действительно наносит ущерб ее имиджу и усиливает подозрения в том, что Кремль готов защищать режим Асада любой ценой. Вечером в четверг информационные агентства распространили сообщение о том, что российский проект резолюции о продлении мандата СМР уже готов — в нем предлагается положить на полку выводы миссии о виновности режима Асада в трагедии Хан-Шейхуна и работать над новым текстом.

Сергей Бацанов: вопрос о применении химоружия Асадом стал частью политической войны

Бывший посол СССР и России при Конференции по разоружению в Женеве Сергей Бацанов, сейчас возглавляющий женевский офис Пагуошского движения ученых за мир, говорит, что взаимная критика Вашингтона и Москвы по поводу продления работы СМР является результатом общей напряженности отношений: «В нынешней ситуации, и дело далеко не только в химическом оружии, непонятно, как это разруливать. И тут уже нашла коса на камень. Сложность в том, что этот вопрос — о применении химоружия Асадом — стал частью большой политической войны, где ставки в последнее время слишком высоки, чтобы кто-то отступал».

Сергей Бацанов считает, что лучшим выходом из ситуации было бы налаживание совместной работы: «Надо бы попробовать, конечно, сесть за стол вместе с американцами, британцами и французами и разобраться в том, где что стыкуется, а где не совсем, и это был бы, в принципе, нормальный подход. Но, по-моему, никто не готов этого делать».

При этом ветеран российской дипломатии придерживается официальной точки зрения Москвы: «Откровенно говоря, я не верю в то, что Асад применял там химоружие. Я не вижу в этом никакого военного или политического смысла. Критика российского МИДа в отношении расследования СМР мне кажется убедительной - не в том плане, что есть неопровержимые доказательства того, что сирийское правительство не применяло это оружие, а в том, что представленные материалы и процедура их сбора и обработки не дают оснований для обратного утверждения».

Сергей Бацанов объясняет свое мнение логикой: «Асад в последнее время был, при всех зигзагах его удачи, на коне и постепенно продвигался к победе. В этих условиях я не вижу никаких для него причин снова портить свой имидж. Никакой военной потребности тут не было».

Келси Дэвенпорт: Москва уже давно срывает усилия ООН по привлечению Асада к ответственности

Эксперт Ассоциации по контролю над вооружениями Келси Дэвенпорт в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что «покрывание Россией режима Асада, применявшего химическое оружие, и блокирование расследования этих инцидентов продолжается уже некоторое время, поэтому недавние ее нападки на состоятельность расследования инцидента в Хан-Шейхуне не удивляют».

«Это очень прискорбно, так как Россия подрывает беспристрастное расследование под эгидой ООН и продолжает защищать режим Асада, что, конечно, ослабляет все нормы, направленные против применения химического оружия в дальней перспективе» - считает эксперт.

Доказанность применения Асадом химического оружия, по ее мнению, очевидна: «Последний доклад, который был получен Совбезом ООН от СМР — это лишь наиболее свежий документ, он следует за предыдущими исследованиями подобного рода, которые тоже приходили к выводу о виновности режима Асада в многочисленных случаях применения химического оружия с 2014 года. Этот доклад использует ту же методологию, что и предыдущие. Из них было ясно, что сирийский режим использует это оружие против собственного народа, что противоречит ее международным обязательствам согласно Конвенции о запрещении химического оружия. Ясно, что этот режим должен понести ответственность за подобные зверства».

Дэвенпорт считает, что Асад и его военные применяют химическое оружие в целях устрашения своих противников: «Использование химоружия имеет очень сильный психологический эффект в дополнение к тому физическому ущербу, который оно наносит. И применение химических боеприпасов против сирийского народа — это результат расчетов режима Асада относительно того, когда применение этого оружия будет иметь наибольший эффект».

«Конечно, нельзя утверждать, что Россия вовлечена в использование Асадом химического оружия, или что она поддерживает такие действия этого режима, но неспособность Москвы осудить эти акты жестокого насилия и блокирование ею продолжающегося расследования очевидно делает Россию соучастником тех военных преступлений, которые Асад продолжает совершать» - заключает Келси Дэвенпорт.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG