Линки доступности

Говорят ли в России правду о пандемии коронавируса? 


У въезда в больничный центр Коммунарка в Подмосковье. 26 марта 2020.

Эксперты считают, что хотя прямого запрета на информацию об эпидемии нет, власти предпочитают иметь дело с государственной прессой 

В Совете Европы опасаются, что власти России и ряда других стран могут использовать борьбу с пандемией коронавирусной инфекции как предлог для дальнейшего ограничения свободы СМИ. Об этом, в частности, высказалась комиссар СЕ по правам человека Дунья Миятович. По ее словам, «журналисты в Венгрии и Российской Федерации, освещающие пандемию, могут столкнуться с разнообразными наказаниями, включая угрозу тюремного заключения сроком до пяти лет за распространение “дезинформации”».

Среди других стран-членов Совета Европы, где журналисты сталкиваются с трудностями в связи со своей профессиональной деятельностью, в заявлении Миятович упомянуты Азербайджан, Армения, Босния и Герцоговина, а также Румыния. «Нет никаких сомнений в том, что правительства сталкиваются с беспрецедентными вызовами в ходе нынешней пандемии. Это, однако, не может служить предлогом для ограничения свободы прессы и, следовательно, доступа людей к информации», – подчеркнула в своем заявлении комиссар Совета Европы по правам человека.

Корреспонденты Русской службы «Голоса Америки» выясняли, сталкиваются ли российские журналисты, освещающие тему пандемии коронавируса в своей стране, с административным давлением и препятствованием в сборе и распространении информации.

«Негосударственные медиаресурсы находятся под ударом»

Главный редактор «МБХ медиа» Вероника Куцылло в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» сказала, что прямого давления властных структур издание не испытывает, а самоцензура среди сотрудников не возникла. «Но, конечно, стали более серьезно относится к проверке информации, связанной с коронавирусом, – добавила она. – Потому что понятно: все негосударственные медиаресурсы в этом смысле находятся под ударом. Гораздо жестче проверяем информацию, чем раньше. Действительно сейчас в интернете может быть много недостоверных фактов. Собственно, задача журналиста выявить, насколько это возможно в нынешних условиях, соответствуют ли они истине».

Напрямую с проблемой цензуры Вероника Куцылло пока не сталкивалась: «Мы не государственное издание. Так что с этим у нас все в порядке. Но мы писали, что в Магаданской области, например, собирались оштрафовать людей за информацию о коронавирусе, которую власти сочли недостоверной. Там идет процесс опротестования в суде. На местах попытки цензуры есть, они заметнее. Власти действуют рьяно, предпочитая закрыть всю информацию о коронавирусе, вместо того чтобы честно рассказывать правду. Но это было предсказуемо.

Размеры штрафов, предусмотренных за фейки о коронавирусы, запредельны и призваны всех напугать, считает главный редактор «МБХ медиа»: «Но мы опять же исходим из того, что если публикуются реальные вещи, в достоверности которых у нас есть уверенность, то даже такие штрафы можно пока еще опротестовать».

Согласно утвержденному Госдумой законопроекту, максимальный штраф за фейки о коронавирусе составляет 700 тыс. рублей, а для юридических лиц, в том числе СМИ, он может достигнуть 10 млн рублей.

Власти пытаются закрутить гайки всегда и везде, заметила Вероника Куцылло. Но при этом, по ее мнению, они выглядят «немного растерянными».

«Я так понимаю, что в Кремле не рассчитывали этой весной столкнуться с такой проблемой, как коронавирус. Попытки усилить общую атмосферу страха есть. Но от нас зависит, насколько они со стороны власти будут успешны или не успешны. Главное этому не поддаваться, а спокойно делать свое дело», – резюмировала она.

«Понятно, что на самом деле инфицированных больше»

В Санкт-Петербурге ежедневная статистика о количестве зараженных, выздоровевших и скончавшихся от коронавируса появляется на сайтах небольшого числа интернет-изданий и на страницах нескольких местных журналистов. Среди тех чья информация вызывает наибольшее доверие – корреспондент портала МР-7 Галина Артеменко.

«Я подписана на огромное количество различных телеграм-каналов. Постоянно их просматриваю, чтобы выбрать, какая информация будет полезна чем читателям, которые есть у меня в паблике. У меня 5 тысяч друзей и более полутысячи подписчиков. Распространяемая мной информация не является скандальной, “желтой” или провокационной. Я ищу то, что может быть сейчас максимально полезно людям. Это официальная статистика, полезные телефоны и рекомендации, которые могут пригодиться людям», – рассказала Артеменко в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

«Я довольно давно работаю в журналистике, поэтому у меня нет сложностей с тем, чтобы собрать информацию, аккумулировать ее и выставить в моем паблике, – продолжает она. – Сложности в другом. Когда возникают слухи, которые нужно быстро проверить, или поступает сумбурная информация, например, из одной из городских больниц, закрытых на карантин в связи с коронавирусной инфекцией. Я звоню с комитет по здравоохранению, чтобы прояснить ситуацию, правда ли, что в одном отделении находятся люди с подозрением на коронавирус, с диагностированной пневмонией, и с ОРВИ. А в пресс-службе комитета работает одна журналистка, хотя в этой ситуации уже необходим call-center, конечно».

Для того, чтобы определить, соответствует ли официальная информация действительности, по мнению Галины Артеменко, необходимо обладать знаниями в области эпидемиологии. «Понятно, что на официальном сайте нам выдают цифры, где все уже подтверждено, а на самом деле инфицированных больше.

Но дело в том, что истинную картину любой пандемии могут оценить люди, которые знают, как считается общее количество зараженных и умерших. И которые знают, как это все будет развиваться. Мы, находясь внутри этой истории, можем опираться только на какие-то подтвержденные источники», – говорит корреспондент портала МР-7. И в конце беседы подчеркивает, что городские власти явно отдают предпочтение государственным средствам массовой информации перед независимыми: «Это чувствуется, что если ты – не государственное, не правительственное СМИ, то ты можешь какую-то информацию просто не узнать. То есть, если ты не внутри этой системы, если у тебя нет связей или чего-то подобного. Такая ситуация, действительно, существует».

«Российские власти умеют наказывать, но не умеют помогать людям»

Журналист и правозащитник Ирина Яценко (издание «Sota.vision») полагает, что в жизни журналистов наступили не лучшие времена. Но, на ее взгляд, этим они мало чем отличаются от остальных граждан.

«У всех сейчас карантин, – констатировала она в комментарии «Голосу Америки». – Стараемся поменьше выходить из дому. К тому же событий как таковых сейчас в столице попросту нет. Раньше мы освещали различные массовые мероприятия. Сейчас и освещать-то нечего. Тоскливо, в общем».

Указом мэра столицы Сергея Собянина в городе фактически запрещены все митинги и собрания.

Что касается штрафов за фейки, Ирина Яценко с сожалением сказала, что российские власти умеют наказывать, но не умеют помогать людям, попавшим в сложное положение: «Я писала в Фейсбуке про исторический факт. Правительство Великобритании в годы Второй мировой войны бесплатно выдало гражданскому населению 38 миллионов противогазов, опасаясь газовых атак. Таким образом, тогда обеспечили безопасность населения. В России не хватает даже медицинских масок. А штрафы для большинства не посильны». Сейчас людям свести бы концы с концами, переживая карантин, а такие штрафы их просто добьют, заключила она.

Журналист и правозащитник также рассказала про знакомых врачей-инфекционистов, которые напрямую лечат людей от заболевания коронавирусом и которые имеют альтернативную точку зрения на меры, предпринимаемые властями. «Я пытаюсь их сподвигнуть на то, чтобы они дали оценку происходящему, но вот здесь самоцензура начинает работать. Врачи всячески отнекиваются от комментариев, ссылаясь на то, что они неофициальные представители Минздрава. Опасаются, что на них тотчас посыплются все шишки, их обвинят во всех смертных грехах… Поэтому мы не можем донести их точку зрения».

Коронавирус вызвал социально-экономический кризис в стране, обострив до предела многие проблемы, включая домашнее насилие, заключила Ирина Яценко.

«Если предполагать, что часть заболевших пневмонией были больны коронавирусной инфекцией, то мы получим другую статистику»

Депутат Посковского областного Собрания депутатов, председатель Псковского регионального отделения и член федерального Политического комитета партии «Яблоко» Лев Шлосберг также известен, как журналист и издатель. В частности, более десяти лет он был издателем, директором и главным редактором региональной общественной газеты «Псковская губерния». Поэтому о работе журналистов в своем регионе он знает не понаслышке.

Согласно официальным данным на вечер 3 апреля, в Посковской области выявлено 9 случаев инфицирования Covid-19, двое зараженных скончались.

Лев Шлосберг в этой связи отмечает: «В ситуации эпидемии можно пользоваться только официальной информацией, основанной на данных медицинской статистики, потому что другие источники с доказанной достоверностью информации отсутствуют».

В комментарии для Русской службы «Голоса Америки» политик подчеркнул, что главной проблемой для всей страны в данной случае является крайне низкий уровень тестирования на коронавирус. «В Псковской области в марте могли делать до 180 тестов в день, сейчас поднялись до 280, но это не решает проблемы», - считает он. И поясняет на конкретном примере: только в Псковскую область из-за пределов России после 1 марта въехали более 7 тысяч человек, причем без учета въехавших через границу с Беларусью, которая по факту была открыта.

По словам Шлосберга, вся медицинская статистика основывается на числе обследованных людей. Так, до 2 апреля в Псковской области было проведено 1420 исследований, после которых 28 человек госпитализировано, в том числе с подозрением на коронавирус – 4 человека. Подтвержденным диагноз считается только после второй проверки, это занимает очень много времени, до 2 недель.

На вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки», можно ли верить официальной информации о числе зараженных и скончавшихся от короновируса, председатель Псковского отделения «Яблока» отвечает: «Я не вижу у властей причин для сокрытия статистики после завершения двух этапов исследований. Это просто не имеет смысла. Но при отсутствии тестов на коронавирус врачи повсеместно ставят диагнозы ОРВИ (очень близкие симптомы с коронавирусом), грипп и – самый тяжелый – пневмония. Двусторонняя пневмония – самое опасное последствие коронавируса. Именно она при прочих отягчающих обстоятельствах приводит к летальным исходам».

При этом Лев Шлосберг считает необходимым отметить: «Статистика летальных исходов от пневмонии в Псковской области и до коронавируса была чудовищная: более 500 смертей в год, практически 1 человек на 1000 жителей совершеннолетнего возраста. И среди причин – слабые пульмонологические отделения, отсутствие достаточного числа реанимационных палат с аппаратами искусственной вентиляции легких и очень небольшое число аппаратов экстракорпоральной мембранной оксигенации. Сейчас, в ситуации острейшего кризиса, это оборудование в Псковскую область начинает постепенно поступать, оно усилит инфекционную и пульмонологическую службу.

Если предполагать, что часть заболевших внебольничной пневмонией с конца 2019 года, в том числе погибшие, были на самом деле больны коронавирусной инфекцией, но не были протестированы, то мы получим, конечно, совершенно другую статистику».

Что же касается сигналов от местных журналистов о том, что власти тем или иным способом препятствуют им в получении информации или в публикации сведений о ситуации с пандемией коронавируса в регионе, то собеседник «Голоса Америки» заверяет, что о подобных случаях в Псковской области ему не известно.

«В части самоцензуры ответить не могу, конечно, потому что это личное решение человека. О давлении властей не заявлял ни один человек», –подытоживает Лев Шлосберг.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG