Линки доступности

Россия: почти 17 % бюджета на 2019 год засекречены


Куда и на что пойдут более 3 триллионов рублей, неизвестно

МОСКВА – В проект федерального бюджета РФ на 2019 год заложено более 3 триллионов рублей на секретные и совершенно секретные расходы.

Это составляет почти 17% всех расходов, предусмотренных на следующий год, и равно 2,9% ВВП.

К такому выводу пришли эксперты Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) и Института Гайдара, проанализировавшие утвержденный Госдумой проект.

По оценке исследователей, объем засекреченных государственных ассигнований «более чем на порядок» выше аналогичных показателей в развитых демократических странах. Кроме того, эксперты указывают, что подобная практика прямо противоречит даже российскому закону о государственной тайне, который допускает секретность лишь в разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной сферах, а также в области антитеррористической деятельности.

Расходы в закрытой части бюджета распределяются так: свыше 65% средств уходит на национальную оборону и связанные с нею прикладные научные исследования, а также на реализацию международных обязательств в отношении военно-технического сотрудничества. Полностью засекречены и расходы на мобилизационную подготовку экономики и ядерно-оружейный комплекс.

Авторы документа назвали незаконной столь высокую долю секретных расходов бюджета.

Старший научный сотрудник Института Гайдара Сергей Жаворонков считает, что такое положение дел «ни в какие ворота не лезет», особенно если сравнить российскую практику с опытом развитых стран. По его словам, секретная часть бюджета США составляет порядка 10 %.

«До начала войны с Украиной примерно такую же пропорцию соблюдала и Россия, – констатировал он в интервью «Голосу Америки». – Это некий предел секретных расходов, которые можно себе позволить».

По данным СМИ, доля засекреченных расходов постоянно росла с 2012 года и достигла своего потолка в 2016 году – 21,7%.

Сергей Жаворонков связывает резкий рост секретной части бюджета с двумя факторами. Один из них, по его мнению, подготовка и ведение необъявленных войн.

«Сирия, Донбасс, африканские страны, – перечисляет он. – Путин повторяет путь Советского Союза, который вел такие войны по всему миру, и во многом поэтому надорвался и рухнул».

Ко второй составляющей старший научный сотрудник Института Гайдара отнес потенциальную коррупцию.

«В условиях такой засекреченности можно запросто положить себе деньги в карман безо всяких последствий. Потому что, допустим, на строительстве, условно говоря, моста в Крым можно что-то украсть, но, тем не менее, вы его должны возвести и отчитаться. А при всякого рода секретных научно-исследовательских конструкторских работах по истребителям какого-нибудь сотого поколения последние проблемы не стоят. И этим хорошо пользуются», – резюмировал он.

На взгляд экс-министра экономики России, профессора Андрея Нечаева, сложившаяся при формировании бюджета картина означает, что власть старается все большую часть расходов, связанных с обороной и правоохранительной деятельностью, вывести из-под общественного контроля и даже частично – из-под думского контроля.

«Потому что эти статьи рассматриваются в Госдуме в сокращенном варианте, в особом порядке, – пояснил он в комментарии «Голосу Америки». – Там, кстати, есть забавные эпизоды. Например, частично под секретные статьи расходов попали дотации и субсидии госкорпорациям. Это, конечно, точно не является большим государственным секретом с точки зрения обороноспособности страны. Видимо, власти попросту не хотят раскрывать, во сколько госкорпорации обходятся бюджету, читай: налогоплательщикам».

Кроме того, экс-министр экономики подчеркнул, что в бюджете заложены некоторые расходы, которые проходят по так называемой легенде к оборонному заказу: «Это как раз наиболее закрытые бюджетные статьи. Гипотетически могу допустить, как человек, который когда-то этим занимался, что реальные оборонные расходы формально пропускают по другим статьям, камуфлируют. По старой испытанной практике».

Вместе с тем Андрей Нечаев заметил, что коррупционные проявления в большей степени заметны на стадии реализации бюджета – по мере того, как расходуются выделенные средства.

«Другое дело, что целесообразность секретных статей трудно проверить и на стадии принятия, и на стадии реализации. А в мутной воде, как известно, рыбу всегда легче ловить», – заключил он.

Эксперты РАНХиГС и Института Гайдара предполагают, что в ближайшие годы секретная часть бюджета продолжит расти: до 18,2% в 2020 году и 20,6% – в 2021-м. Соответственно, на что пойдут 3,4 и 4,1 трлн рублей, покрыто тайной.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG