Линки доступности

Партнерство Китая и России как повод для активизации США


Эксперты говорят, что Пекин и Москва сотрудничают лишь на уровне руководства, но и эти связи несут опасность для Запада

18 июня президент США Дональд Трамп написал в Твиттере, что у него состоялся «очень хороший телефонный разговор» с председателем КНР Си Цзиньпином, и на следующей неделе они проведут «продолжительную встречу» на саммите «Большой двадцатки» в Осаке. Трамп также сообщил, что команды переговорщиков двух стран начнут подготовку этой встречи.

Президент США также сообщил вечером 19 июня в своем интервью телеканалу Fox News, что намерен встретиться в Осаке с Владимиром Путиным, который тоже будет на G20. Однако никаких подробностей о формате его встречи с российским лидером Дональд Трамп не привел. Вполне возможно, что это будет короткая по времени «встреча на ногах», о возможности которой раньше говорил Кремль.

Оба лидера, с которыми Трамп намерен встретиться в Японии – Владимир Путин и Си Цзиньпин – виделись совсем недавно на экономическом форуме в Санкт-Петербурге, и тогда несколькими экспертами было подмечено, что китайский лидер не торопится критиковать США в тех же выражениях, в каких это делает президент России. Причину этого аналитики видят в разнице между цифрами товарооборота Китая с США и Россией – в 2018 году он был равен 633,5 млрд долларов и 108,2 млрд долларов соответственно. Очевидно, что для Пекина тон диалога с Вашингтоном примерно в шесть раз важнее, чем с Москвой.

Тем не менее, по вопросам мировой политики Путин и Си Цзиньпин зачастую имеют схожие позиции, и эксперты задаются вопросом, как долго это продлится.

Почетный профессор кафедры политологии Джорджтаунского Университета, специалист по России Харли Балзер (Harley Balzer) в интервью Русской службе «Голоса Америки» заявил, что альянс России и Китая в разных сферах поддерживается только личными отношениями лидеров: «Мы видим, что этот альянс проявляет себя в некоторых вопросах внешней политики и безопасности. Да, Путин и Си сейчас установили хорошие связи. Я не уверен, что они доверяют друг другу, но видно, что каждый из них находит такое состояние отношений очень полезным. Однако важно следующее: все, что движется в российско-китайских отношениях, идет сверху. Они встречаются чаще, чем все остальные главы государств, сотрудничество их военных также налажено, но есть ли хотя бы доля этой дружественности именно между народами этих стран – большой вопрос».

«Когда мы говорим о действиях страны во внешней политике и безопасности, мы обычно имеем в виду, что она действует как нечто внутренне единое, а мое ощущение от нынешних отношений между Пекином и Москвой – они сейчас базируются только на отношениях их лидеров, близости между народами этих стран нет» – констатирует ученый.

Разница в уровне товарооборотов Китая с Россией и США, продолжает Харли Бэлзер, легко объяснима: «Китайские компании не хотят инвестировать в Россию, если их к этому не вынуждает их правительство. Их инвестиции в Россию несравнимы с тем, сколько китайцы инвестируют в Африку или, скажем, в Пакистан. А когда им предоставляется возможность инвестиций в Россию, то это не происходит – за те три года, которые прошли с соглашения о взаимном поощрении инвестиций, ничего не изменилось. Китайский бизнес говорит: «Нет, мы не хотим идти туда, где уровень коррупции столь высок, а прибыли невелики».

«Кроме того, последние социологические исследования показывают, что для многих россиян поменялись ценности: они теперь гораздо больше сосредоточены на самореализации, и не Китай в этом для них не является моделью, а Запад, Европа. Если вы спросите россиян, то большинство из них, скорее, захочет улучшения отношений с Евросоюзом, а не с Китаем, и пропаганда, направленная на ухудшение отношений с США, работает, а на ухудшение мнения о Европе – нет» – считает эксперт.

«Китайские предприятия на Дальнем Востоке загрязняют окружающую среду, и они не дают значимое количество рабочих мест для местного населения. Социальные условия для работы на них тоже не слишком хороши. Так что на самом верху, как я уже сказал, отношения крепкие, но на человеческом уровне – вовсе нет, поэтому такое партнерство будет все тяжелее поддерживать с течением времени» – делает вывод профессор Джорджтаунского университета.

Сенатор-республиканец от Колорадо Кори Гарднер (Cory Gardner), председатель подкомитета Сената США по делам Восточной Азии и зоны Тихого океана, так ответил на вопрос «Голоса Америки» о серьезности партнерства России и Китая: «Будет интересно понаблюдать за тем, какую роль в этом партнерстве сыграют долговременные интересы каждой из стран, и как это союзничество будет соотноситься с их естественным положением. Сейчас мы видим две державы – одна в стадии подъема, а другая спада – которые установили взаимовыгодные отношения, и это вызывает беспокойство».

Сенатор в ответе «Голосу Америки», данном в ходе форума «Asia Policy Assembly 2019» в Вашингтоне, организованного Национальным бюро исследований Азии и состоявшегося 18-19 июня, высказал мнение, что сотрудничество России и Китая должно заботить США, «потому что его явная цель – выдавить США из Азиатско-Тихоокеанского региона, ограничить наше влияние на него, и тут «бумажная дипломатия» не работает».

«Мы не должны им этого позволить, и именно поэтому наше присутствие в АТР очень значимо» – добавил Кори Гарднер в интервью «Голосу Америки».

Президент Национального бюро исследований Азии Ричард Эллингс (Richard Ellings) разделяет точку зрения Кори Гарднера на потенциальную опасность для США укрепления партнерства Китая и России: «Мое ощущение – обе этих страны испытывают на прочность волю Запада к действию и его возможности, которые, по их мнению, снижаются. Они пытаются понять, в какой точке эта воля может быть сломлена, что даст им возможность достичь их целей. Для Китая это – отодвинуть силы США из западной части АТР и заставить их оставаться в районе Гавайев, а для России – распространить свою сферу влияния, возможно, на всю восточную Европу».

«Конечно, они постараются достичь этих целей настолько мирно, насколько это возможно, при условии, что мы в этих зонах сами отступим. Если такое произойдет, если мы капитулируем, то это уменьшит зону демократии и рыночной экономики очень существенно, да и на нашей безопасности тоже скажется. Могу ли я себе представить подобную холодную войну, которая для нас будет холодной войной на два фронта? Абсолютно, да» – уверен Ричард Эллингс.

Более того, эксперт считает, что такой прогноз является оптимистичным: «Это еще не самое худшее развитие событий, так как мы должны учитывать и возможность реальной войны, которую нужно предотвращать всеми средствами сдерживания. Но даже холодная война будет тяжелой, потому что мы сами будем в то же время преодолевать трудности в нашей экономике и экономиках наших партнеров, укреплять нашу общую безопасность».

«Мое ощущение, несмотря на все разговоры о «стране, идущей на спад» – Россия по-прежнему представляет собой очень значительную угрозу, и ее союз с Китаем – это угроза стабильности во всем мире. Это реальный путь к большой войне, и если мы хотим это предотвратить, то мы должны добиться разделения этого союза, воздействуя прежде всего на Россию – она в этом альянсе более уязвима, и у нас есть лучшее понимание, как действовать в ее отношении, нежели в отношении Китая. Поэтому я бы прежде всего занимался сдерживанием России и срывом любых ее агрессивных планов в восточной Европе» – говорит президент Национального бюро исследований Азии.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG