Линки доступности

Запрещали яблоки и груши, угрожали нефтяной трубой


В нынешнем фруктово-нефтяном конфликте России и Беларуси не видно просвета. Так считают опрошенные «Голосом Америки» белорусские эксперты

Отношения между двумя странами-участницами «Союзного государства России и Белоруссии» далеки от идиллии.

В обиход прочно вошли такие термины, как «молочные» и «мясные» войны, «российское эмбарго» и «белорусские креветки». Продуктовые войны, как правило, начинаются после того, как Минск позволяет себе, с точки зрения Москвы, слишком большие вольности. И тогда Москва вводит запрет на поставки в Россию белорусской продукции. Например, главный санитарный врач РФ заявляет, что сельскохозяйственные товары Беларуси не соответствуют высоким российским стандартам. Или выясняется, что среди экспорта Беларуси в Россию есть продуктовые товары, которые сама соседняя республика производить не в состоянии в силу географического положения.

В ответ президент Беларуси Александр Лукашенко угрожает вернуть таможню на границу участниц «Союзного государства», отказывается ехать на заседание ОДКБ или ЕАЭС, делает громкие заявления в сторону «старшего брата». А через какое-то время ситуация успокаивается и «войны» прекращаются сами собой. Но на сей раз, ситуация, пожалуй, более серьезная.

Все началось, как привычная продуктовая война, на сей раз – «фруктовая». Россельхознадзор объявил о введении эмбарго на поставки яблок и груш из Беларуси, а Лукашенко призвал правительство страны начать ремонт трубопровода «Дружба», по которому российская нефть поступает в Европу.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» поинтересовалась у белорусских экспертов, насколько далеко может зайти нынешнее противостояние Москвы и Минска.

«Каждый год поступления в бюджет Беларуси будут сокращаться»

Политический обозреватель портала TUT.BY Артем Шрайбман отмечает, что степень независимости белорусской внешней политики от партнера по «Союзному государству» с годами только возрастает. «Конечно, очевидно, что Беларусь действует с оглядкой на Россией, и есть “красные линии”, которые Беларусь не может переходить в своей внешней политике. К примеру, она не может выйти из своих интеграционных объединений с Россией, не получив за это жесткую реакцию Кремля, которая может быть несовместима со стабильностью сегодняшнего политического режима», - констатирует эксперт.

В то же время он напоминает, что с годами Минск все больше расширяет свое пространство для маневров, иногда прибегая к демонстративным поступкам. «Например – Беларусь не признала аннексию Крыма, точно так же, как до этого не признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Это были довольно вызывающие моменты. И все чаще Минск ведет себя на контрасте с поведением России, например, делает умиротворяющие заявления там, где Москва с Западом ругается, подчеркнуто прозрачно ведет себя на военных учениях, куда Россия не пускает западных наблюдателей и так далее», - замечает Артем Шрайбман. И подытоживает, что таким образом Беларусь посылает Западу сигналы о том, что она – на сателлит России, а отдельная страна, и ее суверенитет находится в Минске, а не за кремлевской стеной.

Коллега Шрайбмана – экономический обозреватель TUT.BY Александр Заяц заметил, что в настоящее время Беларусь покупает у восточного соседа нефть по цене на четверть ниже мировой. «Постепенно эта разница будет сокращаться, и, по мнению экспертов, к 2024 году она должна быть для Беларуси на мировом уровне. Пока же за счет существующей дельты у Беларуси есть некие преимущества», - отмечает он. Но уже в этом году из-за пресловутого «налогового маневра» Беларусь недополучит $380 млн при цене $70 за баррель. «И при сохранении этой цены каждый последующий год поступления в бюджет Беларуси будут сокращаться на триста-четыреста миллионов долларов. И белорусские эксперты подсчитали, что к 2024 году страна может суммарно недосчитаться десяти – одиннадцати миллиардов долларов.

Наконец, нельзя забывать, что в этом году для Беларуси заканчивается льготная цена на газ. То есть, на 2020 год и дальше она не согласована. В настоящее время эта цена для нас выше, чем внутри России, но ниже, чем мировая. А белорусы хотят еще ниже», - сказал в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Александр Заяц.

«Минск очень серьезно ищет партнеров помимо России»

Руководитель аналитического проекта “Belarus Security Blog” Андрей Поротников считает, что нынешний конфликт между Москвой и Минском «однозначно обменом колкостями не закончится». Эксперт также замечает, что острота торговых войн между участниками «Союзного государства» постоянно нарастает: «Если раньше, когда возникали пресловутые “войны” вокруг продуктов и других товаров, удавалось достигнуть соглашения, и в течение трех-четырех месяцев, максимум – полугода, проблем в двусторонних отношениях больше не было, то сейчас те договоренности, которые достигаются, не живут и месяца. То есть – только договорились по одному блоку вопросов, как вылезает проблема по другому блоку, и все начинается сначала».

По мнению Поротникова, это свидетельствует о том, что отношения официального Минска и Кремля находятся в так называемой «конфронтационной зоне», выхода из которой пока не видно.

В то же время собеседник «Голоса Америки» не склонен преувеличивать значение участившихся визитов в Беларусь европейских политиков и бизнесменов.

«Никакого разворота в сторону Запада со стороны нынешнего режима ожидать не следует – Александр Лукашенко по своим убеждениям абсолютно антизападный политик. И он не понимает и не разделяет базовые западные ценности. Но нельзя сказать, что участившиеся контакты – просто попытка вызвать ревность со стороны Москвы. На самом деле Минск очень серьезно ищет партнеров помимо России. Но проблема в том, что из-за специфики существующего в Беларуси режима, основными партнерами официального Минска являются страны, для которых ценностный фактор не является решающим. То есть, это – такие же автократии, но проблема в том, что они не являются экономически и технологически развитыми, и, соответственно, не могут служить источником для модернизации экономического развития Беларуси», - резюмирует Андрей Поротников.

«Кроме свободы перемещения граждан нельзя сказать, что интеграция действительно есть»

В пятницу, 19 апреля, президент Беларуси Александр Лукашенко обратился к народу и к Национальному собранию с очередным ежегодным посланием. И одной из главных тем здесь стали взаимоотношения Беларуси и России.

Руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук, анализируя обращение, считает, что Лукашенко готов похоронить проект под названием «Союзное государство», но делиться суверенитетом Беларуси с официальной Москвой и соглашаться с предложениями Кремля по переходу на некие совместные органы государственного управления он не намерен.

В разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Романчук отметил: «Это – ключевой вопрос 2019 года, потому что в последнее время вся внутренняя, внешняя и энергетическая политика вокруг этого и вращалась. А на днях появилось сообщение о том, что Дмитрий Медведев передал белорусской стороне предложения по “Союзному государству”, и следовало ожидать, что белорусский президент как-то отреагирует на это. Но судя по словам из послания о том, что мы не собираемся делиться суверенитетом, и в случае угрозы безопасности белорусы не отдадут ни пяди родной земли, все выглядит так, будто на нас действительно кто-то собирается нападать. И я это интерпретирую как своеобразный ответ на то, что было предложено российской стороной. Конечно, при этом не звучали такие слова, как “Кремль”, “Россия”, или “Путин”, но все это очень легко читается».

Руководитель центра Мизеса добавляет, что весь комплекс экономических отношений: будь то белорусский экспорт в Россию, поставки энергоресурсов в Беларусь или участие сторон в совместных промышленных проектах – тоже не добавляет оптимизма по поводу будущности «Союзного государства России и Белоруссии». «Я не знаю ни одной сферы, кроме свободы перемещения граждан двух стран, по поводу которой можно было бы сказать, что интеграция действительно есть. Все остальное находится в подвешенном состоянии, и белорусская сторона интерпретирует это как нарушения принципа равенства возможностей», - считает Ярослав Романчук.

«Данный конфликт станет эпохальной точкой»

Подытоживая тему, Артем Шрайбман заметил, что в любом случае эмоции со временем остынут. «Другое дело, что нынешний конфликт, как мне кажется, принципиально отличается от всего того, что происходило раньше в отношениях двух стран, потому что Россия впервые столь принципиально поставила вопрос сохранения той степени своей поддержки Беларуси, которая была раньше. Сегодня та нефтяная рента, которую Беларусь получала от отношений с Россией, уходит в прошлое. И окончательно уйдет в 2024 году, когда мы выйдем на мировые цены на нефть. И единственный для Беларуси способ ее вернуть, это в той или иной степени пожертвовать своим суверенитетом. Об этом было сказано прямо», - отмечает политический обозреватель.

Именно этот фактор, по мнению Артема Шрайбмана, делает невозможным сохранение прежних преференций, и значит и нынешней степени интеграции, потому что белорусское руководство не может пойти на уступки России. «Поэтому данный конфликт, как бы он ни закончился на эмоциональном уровне, на мой взгляд, станет эпохальной точкой, когда страны начали всерьез дистанцироваться друг от друга. Потому что нефть, и все, что с ней связано, это – один из ключевых каналов поддержки Россией Беларуси. И если он из отношений исчезает – а за ним вполне может исчезнуть и газовый канал поддержки – то мы увидим отказ от схемы, которая функционировала, как минимум, двадцать лет, если не двадцать пять.

Так что это – довольно значимое событие, по крайней мере, для Беларуси. Просто оно растянуто на несколько лет», - заключает Артем Шрайбман.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG