Линки доступности

Пресс антииранских санкций и надежды Тегерана


Госсекретарь Майк Помпео и министр торговли Стивен Мнучин на пресс-конференции о новых санкциях против Ирана. 5 ноября 2018 г.

Выручит ли Москва своего регионального партнера?

МОСКВА – Вслед за введением масштабных санкций против Тегерана Соединенные Штаты в понедельник объявили о временном исключении для восьми стран в отношении импорта иранской нефти: Китая, Индии, Греции, Италии, Тайваня, Японии, Турции и Южной Кореи. Компромисс позволит этим странам импортировать ограниченное количество «черного золота» в течение 180 дней.

До этого около 20 стран уже отказались от нефтяных поставок из Ирана, что лишило Тегеран более $2,5 млрд нефтяных доходов, указывает Financial Times.

По оценке Эллен Р. Уалд, старшего научного сотрудника Атлантического совета, ввод санкций сегодня имел небольшой эффект на рынок нефти, так как тот был готов к такому развитию ситуации. Эксперт отметила, что на рынок нефти поступает больше «черного золота» из Саудовской Аравии, а также из самих Соединенных Штатов (в августе этого года США достигли рекордное количества производства – 11,3 миллиона баррелей в день). В краткосрочной перспективе, по словам Уалд, влияние на рынок останется незначительным. Эксперт считает, что в администрации Белого дома надеются, что к середине 2019 года на рынке будет больше нефти.

По доказанным запасам нефти и газа Иран входит в тройку мировых лидеров и весьма зависит от экспорта энергоносителей. По оценкам американского Congressional Research Service, на энергетический сектор приходится 20% иранской экономики и примерно от одной трети до половины всех бюджетных доходов.

В тоже время в Тегеране уповают на то, что некоторые страны, включая Россию и Китай, несмотря ни на что продолжат покупать иранскую нефть в размерах хотя бы 1 миллиона баррелей в сутки, что даст возможность режиму устоять. Остается узнать, насколько оправданны эти надежды.

Руководитель научных исследований международного Института «Диалог цивилизаций», профессор Алексей Малашенко считает, что Россия в связи с возобновлением США антииранских санкций никаких практических шагов предпринимать не будет. По его мнению, кроме неких публичных заявлений Москве тут ничего не остается делать.

«К тому же восемь стран из-под санкций (временно) исключены, – добавил он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Среди них такие мощные державы, как Китай, Индия, Япония, Южная Корея… Поэтому нынешние санкции в каком-то плане пока носят компромиссный характер. Так и к ним и нужно относиться. А вся риторика Москвы – это пустое…»

По словам эксперта, роль России как актора в этой ситуации практически сводится к нулю: «Тем более, что американцев уже осудил Евросоюз. Но тележку толкнули под горку, вот она сама по себе и катится. Однако в том, что происходит, нет ничего нового и потрясающего. О чем говорят и цены на нефть. Несмотря на все прогнозы, они не взлетели до небес, а даже, наоборот, слегка упали. То есть, рынок не опрокинется точно. А чего тогда особенно волноваться (Москве)?»

Как представляется Алексею Малашенко, возобновление санкций – это тренд, который может продолжаться довольно долго, а финал здесь предугадать сложно.

Старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, профессор Владимир Сажин полагает, что объявленные Трампом пакеты санкций нанесут сильный удар по экономике Ирана, если будут введены полностью. Вместе с тем он отметил, что в отличие от прошлых лет сейчас даже близкие союзники США – Великобритания, Германия, Франция, которые участвовали в переговорах по достижению ядерной сделки, – выступают против столь жестких мер.

«В этом контексте Европа, а также Россия вместе с Китаем пытаются сегодня создать финансово-экономический механизм, который может быть использован в борьбе против американских санкций, – констатировал профессор в комментарии «Голосу Америки». – Удастся ли это или нет, покажет время».

Кроме того востоковед напомнил, что официальная позиция Москвы состоит в том, что она всегда выступает против любых санкций, которые не поддержаны Совбезом ООН. Однако он сомневается, что это приведет к каким-то практическим действиям со стороны России, поскольку у нее мало реальных рычагов воздействия на ситуацию.

«За исключением, пожалуй, единственного варианта, – уточнил он. – В 2014 году был подготовлен бизнес-проект, названный «Нефть в обмен на товары». Его идея в том, что Россия покупает в Иране нефть, которая затем под российским флагом продается в различных частях мира, а на вырученные деньги осуществляются закупки российских товаров промышленного производства. Реального воплощения в жизнь этот план тогда не получил. Но, возможно, он опять возродится и осуществится уже на практике».

На взгляд эксперта, такие шаги не в состоянии испортить российско-американские отношения, поскольку они и без того уже «хуже некуда». В то же время бизнес действует исходя из собственных прагматических соображений, подчеркнул он: «Те крупные российские компании, которые работали в Иране, начинают сворачивать свою деятельность. «Лукойл» сейчас явно не горит желанием осуществлять здесь проекты, «Зарубежнефть» передала все свои возможности и наработки другой компании».

При всем при этом, как видится профессору, больше из-за ухода с иранского рынка пострадают Германия и Франция.

«Посмотрим, как все пойдет. Мне кажется, что в Тегеране и Европе все с нетерпением ждут итогов выборов в Конгресс США, а самое главное – ноября 2020 года, когда в Америке пробьет час президентские выборов. Возможно, новая администрация изменит свою политику в отношении ядерной сделки с Ираном», – резюмировал он.

По оценке Алексей Малашенко, Россия хотела бы использовать противоречия между США и Евросоюзом, но вбить клин между Америкой и Европой не получится.

«Думаю, в итоге все начнут договариваться. Конечно, европейцам хотелось бы, чтобы ситуация была попроще. У меня ощущение, что Кремлю и Путину выгодно систематическое обострение отношений (на международной арене). Они на этом играют на разных направлениях, в том числе на американо-российском. В результате образуется политическое болото, созданное процентов на 70 усилиями Москвы, а на 30 – другой стороной», – заключил он.

По словам Дэвида Мортлока, старшего научного сотрудника американской исследовательской организации Атлантический совет, самой большой неожиданностью стала полная предсказуемость действий администрации Белого дома, которая поступила так, как было заявлено ранее. Вашингтон вновь ввел вторичные санкции, связанные с бизнес деятельностью в стратегических секторах экономики Ирана, включая энергетический. Введен также запрет на банковские операции с более чем 700 людьми и организациями, возвращенных в специальный санкционный список.

Самым большим вопросом, по мнению Дэвида Мортлока, является то, будет ли Белый дом вводить санкции на кампании, которые продолжат вести бизнес с Ираном.

Дэниел Фрид, бывший американский дипломат и координатор санкционной политики Госдепартамента США, поднял вопрос о том, стоит ли рассматривать наложение санкций против Ирана, как желание Соединенных Штатов увидеть «капитуляцию» Ирана и вынудить Тегеран провести новые переговоры или же неофициальной целью является смена режима в Иране.

Холли Дагрес, старший научный сотрудник Атлантического совета, отметила, что если администрация США неофициально стремится к смене режима в Иране, то этому не суждено сбыться. «У администрации есть чувство наивности, если они предполагают, что экономическая боль приведет к политической игре, которая, по сути, означает, смену режима», – сказала Дагрес, отметив, что люди, несомненно, будут разочарованы, но не до такой степени, чтобы они вышли на улицы и это привело бы к смене режима в Иране.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG