Линки доступности

Боаз Яков: «Нужно снимать фильмы, которые согревают сердца»


«Искупление». Кадр из фильма.

В Нью-Йорке открывается 7-й Фестиваль израильского кино

Вдовец средних лет, он же бывший рок-певец, работающий клерком в супермаркете, ищет деньги на лечение своей тяжелобольной дочери. Финансовые сложности накладываются на его глубокую депрессию и желание выйти из нее с помощью религии.

Такова сюжетная заявка фильма «Искупление» (Redemption), который 3 июня откроет 7-й ежегодный Фестиваль израильского кино в Нью-Йорке. Киносмотр продлится до 12 июня.

В его программе – фильмы, удостоенные наград на престижных фестивалях мира, а также малобюджетные артхаусные ленты и телесериалы. Для участия в фестивале, который будет проходить в Еврейском центре Marlene Meyerson JCC в Манхэттене на Амстердам-авеню, приезжает делегация израильских кинематографистов.

«Искупление» – совместная режиссерская работа Йосефа Мадмони (Joseph Madmony) и Боаза Йехонатана Якова (Boaz Yehonatan Yacov). Герой фильма Менахем, которого друзья зовут Менни, стоит перед нелегким выбором. Как совместить путь к истинной вере со светской суетой сует и погруженностью в быт? Как помочь страдающей от неизлечимой болезни дочери Геуле и не растерять последних друзей?

«Искупление». Кадр из фильма.
«Искупление». Кадр из фильма.

Моше Фолькенфлик, сыгравший Менни, получил за эту роль премию как лучший актер на прошлогоднем международном кинофестивале в Карловых Варах, а фильм получил там приз экуменического жюри. На кинофестивале в Иерусалиме фильм «Искупление» получил премию зрительских симпатий.

Боаз Йехонатан Яков родился в 1969 году в семье известного израильского кинопродюсера Рони Якова. Уже в школе он заинтересовался кинематографом. Молодым человеком переехал в Лос-Анджелес, где работал ассистентом оператора. По прошествии нескольких лет вернулся в Израиль, где успешно продолжил операторскую карьеру, снимая фильмы и телесериалы.

Идея «Искупления» возникла из творческого общения Боаза Якова с Йосефом Мадмони, когда в 2011 году он работал оператором на режиссерском проекте Мадмони «Реставрация».

«Искупление». Кадр из фильма.
«Искупление». Кадр из фильма.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» по телефону побеседовал с Боазом Яковом.

Олег Сулькин: Боаз, почему вы выбрали эту историю для своей первой режиссерской работы?

Боаз Яков: Этот фильм я посвятил своему близкому другу и духовному наставнику, который умер несколько лет назад. Я вспоминаю время, когда я приехал в Лос-Анджелес, где жили мои родители, чтобы попытаться стать своим в Голливуде, сделать успешную карьеру оператора. Мне было 24 года, я работал на своем втором проекте в Америке, когда у меня постепенно развеялись розовые мечты. Я стал понимать, какое это жестокое и неприспособленное для нормального человека место – Голливуд. Если у тебя нет денег, если у тебя нет красоты, то ты никто в том мире. Для меня осознание этой истины стало шоком. И я понял, что нельзя тратить свою жизнь на эти эфемерные ценности. Через два года растерянности и метаний я вернулся в Израиль.

О.С.: Можно ли сказать, что история Менни носит для вас автобиографический характер?

Б.Я.: Да, но не сюжетно. Общность между нами есть на уровне духовной энергетики. Когда я вернулся в Израиль, я продолжал пребывать какое-то время в темноте. Мой старший друг, о котором я уже упоминал, помог привнести в мою жизнь луч света, приблизиться к пониманию божественной сути нашей жизни. Для меня этот фильм – история дружбы людей, которая подвергается проверке на прочность, это история бескорыстной жертвенности. Мне как ортодоксальному еврею, близкому к Хабаду, идея искупления очень близка. Не случайно дочь Менни в фильме зовут Геуля (Geula означает на иврите «искупление»). Я не хотел бы, чтобы фильм воспринимался грустной историей про 6-летнюю девочку, больную раком. Ведь, по сути, Геуля – наиболее светлый и оптимистический персонаж в галерее наших героев.

О.С.: Может возникнуть ощущение, что Менни пытается одновременно жить в двух мирах: религиозном и секулярном. Он молится, соблюдает правила веры, и вместе с тем пытается возобновить свою карьеру рок-музыканта. Насколько такое совмещение возможно в реальной жизни?

Б.Я.: Когда мне было 17 лет, это было еще одно мутное время моей жизни. Мой отец где-то пропадал, будучи очень занят, и тогда я остро ощутил, что отца мне не хватает. В старших классах школы я начал изучать кино. И сразу же полюбил его. Это чувственное искусство. Когда ты нацеливаешь камеру на что-то, ты проявляешь свой интерес, свои чувства. Бывали моменты, когда я не мог справиться с наплывом чувств, и кино меня тогда спасало. Как спасло меня в 24 года осознание существования всевышнего, творца. Менни колеблется в своем выборе, потому что полагает, что могут быть разные источники истины и света.

О.С.: Говоря о Менни... Он рок-музыкант, вдохновляется творчеством Боба Дилана. Как это совмещается с образом жизни ортодоксального еврея?

Б.Я.: Менни колеблется, потому что не уверен в себе. Он мечется между двумя мирами, потому что ни тот, ни другой не дают ему ощущения защищенности. Его история не завершается обычным хэппи-эндом. Хэппи-энд в том, что Менни вглядывается в горизонт и видит свет надежды. И он улыбается. А вы помните, как в начале фильма его фотографируют на паспорт и он не может удержать улыбку на лице даже на несколько секунд.

О.С.: Кто писал музыку, которую исполняет Менни и его ансамбль? Кто поет эти зажигательные песни?

Б.Я.: За четыре месяца до съемок я «прогуглил» словосочетание «израильский рок-барабанщик». Так я нашел Дэнни, который собирал деньги на издание музыкального альбома. Он профессиональный музыкант уже последние двадцать пять лет. Бас-гитарист Гули играет в двух ведущих израильских рок-группах. Ави – кинорежиссер и музыкант. А Моше Фолькенфлик, сыгравший Менни, никогда раньше не пел, и мы организовали ему несколько уроков пения. И он стал очень хорошим певцом. Это его голос звучит. Замечательный голос! В каком-то смысле произошло чудо. Вообще-то, Моше как актер был лучшим в своем выпуске театральной школы, подавал большие надежды, и, казалось, покорит мир. Но этого не произошло, он получал маленькие роли, а потом и вовсе ушел из профессии, пробавлялся разными случайными заработками. Последнее время работал охранником в школе. Нашел путь к вере. В каком-то смысле его судьба схожа с судьбой его героя.

О.С.: Похоже, вы дали ему второй шанс.

Б.Я.: Наверное, так. Причем не только как актеру, но и как певцу. Он исполняет пять песен в фильме.

О.С.: Фильм «Искупление» получил награду публики на кинофестивале в Иерусалиме, что не удивительно: он очень сентиментален. Кто-то из критиков написал, что мелодраматизма могло бы быть и поменьше. Вы согласны?

Б.Я.: Мы писали сценарий вместе с Йосси (Йосеф Мадмони), причем он больше меня занимался диалогами. Мы предложили зрителям историю на многие вкусы, и ни в одном аспекте, по-моему, не переборщили. Мелодрама у нас очень деликатная, не агрессивная. Мы избегали ловушек, которые неизбежно возникают в истории отца-одиночки и его больного ребенка, а также в истории мужской дружбы, которая подвергается испытаниям. История получилась простая и искренняя, и эту искренность ощутила и оценила аудитория. Сейчас такое время, когда нужно снимать фильмы, которые согревают сердца.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG