Линки доступности

Рами Кац: «Спящих собак надо будить»


«Причина смерти». Кадр из фильма

«Другой израильский фестиваль» не боится острых тем

В четверг, 14 ноября в Нью-Йорке начинается 13-й «Другой фестиваль израильского кино» (Other Israel Film Festival). Его устроители делают упор на самые острые темы, в первую очередь, затрагивающие отношения между евреями и палестинцами. Фестиваль пройдет в Еврейском общинном центре в Верхнем Вест-Сайде (JCC Manhattan) и завершится 21 ноября. Показы пройдут также в кинозале Alamo Drafthouse (Бруклин), в JCC Harlem и в Нью-Йоркском университете (NYU).

Напомним, что в Нью-Йорке также вот уже почти тридцать лет в начале года проходит Еврейский кинофестиваль, (сокращенно NYJFF), организаторами которого выступают Еврейский музей и Линкольн-центр. В его программе преобладают ленты мейнстрима и фильмы на еврейскую темы из разных стран.

«Мы показываем фильмы, которые в Америке вряд ли можно увидеть где-либо еще, –сказал Русской службе «Голоса Америки» исполнительный директор «Другого израильского фестиваля» Айзек Заблоки (Isaac Zablocki). – Мы хотим, чтобы громче зазвучали голоса, которые обычно не слышны».

«Другой фестиваль» этого года откроется документальной лентой «Адвокат» (Advocate) о адвокате-правозащитнице Лии Цемель, которая защищает политических заключенных почти пятьдесят лет. А закроется фестиваль амбициозным игровым дебютом Бассама Джарбави «Отвертка» (Screwdriver) о палестинце, который возвращается домой, отбыв 15 лет в израильской тюрьме.

Документальная лента «Разломить хлеб» (Breaking Bread) предлагает экскурс в кулинарную тему, где арабы и евреи меряются секретами своей кухни и находят в этой сфере полное взаимопонимание.

В ленте «Граница боли» (Border of Pain) в стиле оперативного репортажа прослежена критическая ситуация с недостатком медицинской помощи жителям полосы Газы.

Картина «Самаритяне» (Samaritan) посвящена небольшой общине самаритян, живущей на Святой земле испокон века.

«Товарищ Дов» (Comrade Dov) представляет собой своего рода блиц-портрет политика левых взглядов, юриста и депутата Кнессета Дова Ханина.

Особый интерес вызывает документальная лента «Причина смерти» (Cause of Death). Это полнометражный дебют молодого израильского режиссера Рами Каца (Ramy A. Katz).

«Причина смерти». Кадр из фильма
«Причина смерти». Кадр из фильма

В 2002 году в ходе террористической атаки в Тель-Авиве был убит полицейский Салим Баракат, друз по национальности. Следствие установило, что он истек кровью, когда преступник нанес ему ножевое ранение. Однако десять лет спустя брат покойного Джамал Баракат проводит собственное расследование и приходит к заключению, что убил Салима совсем другой человек. Но ворошить прошлое и правоохранители, и ключевые участники трагедии явно не хотят...

«Причина смерти». Кадр из фильма
«Причина смерти». Кадр из фильма

С режиссером фильма «Причина смерти» Рами Кацем по Скайпу побеседовал корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Рами, как вы узнали про эту историю? По телевидению? Из газет?

Рами Кац: Я собирал материал для документального фильма о друге, который пережил террористическую атаку. Но спустя месяц-два он признался, что это расследование слишком тяжело для него, и вышел из проекта. Но мне уже было не остановиться, я продолжал свои поиски. И наткнулся на эту историю, где четыре версии причины смерти полицейского возникли уже в первые 12 часов после трагедии. Меня это очень заинтриговало.

О.С.: Вы, наверное, сразу вспомнили «Расемон» Куросавы?

Р.К.: Конечно. И эти четыре версии я рассматривал долгое время, намереваясь включить их в фильм. Но потом передумал.

О.С.: Почему?

Р.К.: Какие-то версии были сильнее других. Я почувствовал свою ответственность перед правдой, перед моим героем. Документалистика это не только кино, это и способ установить истину. Я отбросил амбиции стать новым Куросавой и решил следовать за Джамалом в его поиске того, что реально произошло с его братом.

О.С.: В какие-то моменты просмотра возникало ощущение, что это не реальные люди, а актеры, которые перед кинокамерой разыгрывают драму. Было трудно поверить, что вам так повезло и герои именно в тот конкретный момент узнали или поняли что-то очень важное для себя. Откройте секрет, как вы достигали этого эффекта?

Р.К.: Я фактически снимал фильм дважды. Вас не должно удивлять, что на этот проект ушло семь лет. Вначале я брал интервью у участников тех событий, снимал их на крупных планах. Потом вместе с Джамалом мы вновь искали истину, причем я следовал за ним, а не он за мной.

О.С.: Самая противоречивая фигура в фильме – Уилли. Его откровения вызывают сомнения, его аргументы разбиваются логикой Джамала. В своей противоречивости Уилли очень красноречив. У меня возникло предположение, что вы с ним репетировали его эпизоды.

Р.К.: Нет-нет, никаких репетиций. Все это разворачивалось перед камерой. Просто мы многое проговаривали перед съемкой. Я предлагал Джамалу вопросы, которые он должен был задать своим собеседникам. Он их мысленно проговаривал, и они становились его вопросами. Что касается Уилли... Вы знаете, если человек утаивает правду, это знание ложится на него тяжелым грузом. И ему в какой-то момент просто необходимо облегчить свою совесть, снять этот груз. Я его не осуждаю. Этот его травма. В разговоре начистоту между Джамалом и Уилли схлестнулись два подхода. И это наглядно проявляется на экране.

О.С.: Понятно, что порой происходят непредсказуемые вещи. Значит, вы по ходу дела меняли сценарий?

Р.К.: Для меня этот фильм – настоящее приключение, со взлетами и падениями. Я как слепец шел вперед, следуя интуиции. А сценарий я фактически писал в самом конце съемок.

О.С.: Были ли моменты, когда вы приходили в отчаяние?

Р.К.: Возникали сложные, критические моменты. Так, когда я вынужден был возражать на камеру высокопоставленному полицейскому и мою позицию подтверждали факты, я боялся, что видеозапись у меня просто конфискуют.

О.С.: Из истории Салима ясно, что к друзам в Израиле отношение неоднозначное. Как бы вы его охарактеризовали?

Р.К.: Друзы – национальное меньшинство в Израиле. Они живут также в Ливане, Сирии и Иордании. Друзы говорят на диалекте арабского языка и исповедуют одно из шиитских ответвлений ислама. Они традиционно лояльны Израилю. Много друзов служат в армии и службах безопасности. Но относятся к ним, увы, не как к равным. Это видно и по истории Салима. Будь он еврей, к расследованию обстоятельств его гибели власти отнеслись бы, уверен, по-другому.

О.С.: Как вашу картину приняли в Израиле?

Р.К.: Были большие заголовки в газетах, обсуждения по радио. Известные представители общины друзов написали письмо в Кнессет с требованием назначить новое расследование. События развиваются. Точку ставить рано. Я считаю, что спящих собак надо будить. Люди должны знать правду.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG